Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

от  19 января 2018 года

 

О Б З О Р

законодательства и судебной практики Ивановского областного суда

за четвертый квартал 2017 года

1.      Нормативные акты

Законы Ивановской области

О внесении изменения в статью 14.2 Закона Ивановской области «О государственной поддержке инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, на территории Ивановской области».

№ 66-ОЗ

от 02.10.2017 г.

О внесении изменения в статью 3 Закона Ивановской области «О гарантиях равенства политических партий, представленных в Ивановской областной Думе, при освещении их деятельности региональным телеканалом и региональным радиоканалом».

№ 73-ОЗ

от 05.10.2017 г.

О внесении изменения в статью 1 Закона Ивановской области «О некоторых вопросах формирования, организации и деятельности органов местного самоуправления муниципальных образований Ивановской области».

№ 83-ОЗ

от 09.11.2017 г.

О внесении изменений в Закон Ивановской области «О создании и упразднении судебных участков и должностей мировых судей в Ивановской области»

№ 87-03

от 10.11.2017 г.

О внесении изменений в статьи 2 и 5 Закона Ивановской области «О налоге на имущество организаций»

№ 94-03

от 11.12.2017 г.

О внесении изменения в статью 4 Закона Ивановской области «О мировых судьях»

№ 98-03

от 11.12.2017 г.

О внесении изменения в статью 7 Закона Ивановской области «Об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах в Ивановской области»

№ 100-03

от 11.12.2017 г.

О внесении изменений в Закон Ивановской области «О государственной гражданской службе Ивановской области» и статью 4 Закона Ивановской области «О гарантиях лиц, замещающих (замещавших) отдельные государственные должности Ивановской области»

№ 104-03

от 22.12.2017 г.

 

 

Указы Губернатора Ивановской области

 

Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ивановской области за Ш квартал 2017 года.

№ 191-уг

от 13.10.2017 г.

Постановления Правительства Ивановской области

 

Об отмене постановления Правительства Ивановской области от 31.10.2017 № 394-П «О внесении изменения в постановление Правительства Ивановской области от 31.12.2008 № 368-П «О системе оплаты труда работников органов государственной власти Ивановской области» и внесении изменения в постановление Правительства Ивановской области от 31.12.2008 № 368-П «О системе оплаты труда работников органов государственной власти Ивановской области».

№ 484-п

от 22.12.2017 г.

О внесении изменений в постановление Правительства Ивановской области от 25.12.2015 № 600-П «О максимальном размере родительской платы, взимаемой с родителей (законных представителей) за присмотр и уход за детьми в государственных (муниципальных) образовательных организациях, расположенных на территории Ивановской области, реализующих программы дошкольного образования, по муниципальным районам и городским округам Ивановской области»

№ 486-п

от 22.12.2017 г.

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

(апелляционная инстанция)

1. Назначение наказания

1.1. Приговор суда изменён в связи с неправильным применением уголовного закона: при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы судом не были учтены положения ч.6 ст.53 УК РФ о невозможности назначения лицу, не имеющему постоянного проживания на территории Российской Федерации, данного вида наказания.

 

Приговором Приволжского районного суда Ивановской области от 27 сентября 2017 года Т. осужден по ст.158 ч.2 п.«а» УК РФ к лишению свободы на срок 2 года с ограничением свободы на 6 месяцев с установлением соответствующих ограничений, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из материалов дела и приведенных судом сведений во вводной части приговора, у Т. отсутствует определенное место жительства на территории Российской Федерации.

Таким образом, Т., как не имеющему места постоянного проживания на территории Российской Федерации, ограничение свободы не может быть назначено. В связи с чем судом апелляционной инстанции из приговора суда исключено указание на назначение осужденному дополнительного наказания в виде ограничения свободы, приговор суда изменен в связи с неправильным применением уголовного закона.

Апелляционное постановление по делу № 22-2016/2017

1.2. Приговор суда изменён в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора: судом ошибочно установлен в действиях Ш. рецидив преступлений, снижен размер наказания.

 

Приговором Пестяковского районного суда Ивановской области от 28 августа 2017 года Ш., ранее судимый, осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к лишению свободы на срок 12 лет, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением соответствующих ограничений, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

При признании рецидива преступлений обстоятельством, отягчающим наказание Ш., суд не в полной мере учел положения уголовного закона, содержащиеся в ст.ст.10, 15, 18 и 63 ч.1 п.«а» УК РФ, что выразилось в следующем:

- Федеральным законом от 03 июля 2016 года № 323-ФЗ внесены изменения в УК РФ, в соответствии с которыми значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее пяти тысяч рублей;

- с учетом этого, а также положений ст.10 УК РФ об обратной силе закона, улучшающего положение лица, совершившего преступление, деяние, за которое Ш. осужден по приговору Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород от 24 сентября 2015 года (кража на сумму 4 020 рублей), подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст.158 ч.1 УК РФ, отнесенного в соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ к категории небольшой тяжести;

- согласно п.«а» ч.4 ст.18 УК РФ, при признании рецидива преступлений судимости за умышленные преступления небольшой тяжести не учитываются.

Таким образом, предусмотренное ст.63 ч.1 п.«а» УК РФ обстоятельство ошибочно признано отягчающим наказание Ш., в действиях которого рецидив преступлений отсутствует, что повлекло снижение назначенного наказания.

        Апелляционное определение по делу № 22-1897/2017

 

1.3. Приговор суда изменён в связи с неправильным применением уголовного закона (нарушение требований Общей части УК РФ), снижено наказание.

 

Приговором Советского районного суда города Иваново от 03 октября 2017 года Е., ранее судимый, и Г., ранее не судимый, каждый осужден по  п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 3 месяца; по  п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 3 месяца; по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев. На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Е. наказание в виде 3 лет лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное Е. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года, с возложением обязанностей согласно приговору.

Приговор в отношении Е. и Г. постановлен в особом порядке судебного разбирательства, что влечет за собой назначение наказания по правилам ч. 5 ст. 62 УК РФ. Обстоятельствами, смягчающими наказание,  в соответствии с п. «и»  ч. 1 ст. 61 УК РФ  суд  по каждому из преступлений признал  явку с повинной  и активное способствование  их  раскрытию и расследованию, что при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, является основанием для применения при назначении наказания правил ч. 1 ст. 62 УК РФ.

При этом при применении правил ч. 1 ст. 62 УК РФ по уголовному делу, рассматриваемому в порядке главы 40 УПК РФ, 2/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания исчисляются от 2/3 максимального срока, исчисляемого по правилам ч. 5 ст. 62 УК РФ.

Применительно к санкции части 2 статьи 158 УК РФ  срок наказания, который мог быть назначен осужденным, не должен превышать 2 лет 2 месяцев 20 дней.

Назначив за преступления,  предусмотренные п. «а»  ч. 2 ст. 158 УК РФ,  каждому  из осужденных наказание в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы, суд нарушил требования Общей части Уголовного Кодекса РФ и неправильно применил уголовный закон, что повлекло снижение назначенного наказания  за вышеуказанные преступления,  наказания, назначенного по совокупности преступлений.

        Апелляционное определение по делу № 22-2032/2017

2. Процессуальные вопросы

2.1. Постановление суда отменено в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона: предусмотренные ст. 46 УПК РФ условия для рассмотрения вопроса о помещении лица в психиатрический стационар отсутствовали, в удовлетворении ходатайства следователя отказано.

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Иваново от 12 октября 2017 года удовлетворено ходатайство следователя о помещении подозреваемого Л. в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства стационарной психиатрической судебной экспертизы.

В соответствии с ч.2 ст.203 УПК РФ судом разрешается вопрос о помещении в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы подозреваемого или обвиняемого, не содержащегося под стражей.

Законом указание на то, что лицо является подозреваемым, ограничено наличием условий, предусмотренных ст.46 УПК РФ.

Уголовное дело, в рамках которого принято постановление от 12 октября 2017 года, возбуждено по признакам преступления, предусмотренного п."в" ч.2 ст.158 УК РФ, по факту хищения неизвестным лицом денежных средств с банковской карты, с причинением потерпевшему значительного ущерба. 12 июля 2017 года Л. допрошен в качестве подозреваемого, и в этот же день ему избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Поскольку обвинение в течение 10 суток предъявлено не было, подписка о невыезде и надлежащем поведении, как мера пресечения, избранная в отношении  Л. в соответствии со ст.100 УПК РФ, отпала. В порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ Л. не задерживался. Более мера пресечения ему не избиралась, и обвинение не предъявлялось.

Таким образом, на момент рассмотрения судом ходатайства о помещении Л. в психиатрический стационар для производства экспертизы он утратил процессуальный статус подозреваемого, поскольку ни одного из указанных в ст.46 УПК РФ обстоятельств не имело места.

При указанных обстоятельствах судебное решение существенно ущемляет конституционное право Л. на свободу.

Судом апелляционной инстанции постановление отменено, в удовлетворении ходатайства следователя отказано.

                                                           Апелляционное постановление по делу № 22-2114/2017

 

2.2. Приговор суда отменён в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона: дело рассматривалось в особом порядке при отсутствии для этого предусмотренных законом оснований.

 

Приговором Пучежского  районного  суда Ивановской области  от 04 октября   2017 года Д. осуждён  по   ч. 1 ст. 161 УК РФ с назначением  наказания в виде лишения свободы на срок 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего  режима.

Основанием и обязательным условием постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке является согласие подсудимого с предъявленным обвинением в полном объеме.

По смыслу п. 22 ст. 5, п. 4, 5 ч. 2 ст. 171 и ч. 1 ст. 220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого.

Д.  в ходе дознания по данному эпизоду преступления своей виновности в совершении преступления не признал, указав, что имущество ему было передано  потерпевшим добровольно.  В ходе судебного заседания, после оглашения предъявленного обвинения  Д., формально указав на согласие с обвинением, отметил, что имущество  он забрал  не из кармана  потерпевшего, а последний отдал  его ему в руки. 

Формально заявленное ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке  судопроизводства, которое всё же  подтверждено после  консультации с защитником, не должно было расцениваться судом как достаточное  основание  для указанной судебной процедуры.

Суд  первой инстанции не учёл  полностью непризнательную позицию осужденного в ходе дознания относительно инкриминируемого преступления, а также  противоречивость позиции осужденного по данному вопросу  при  его рассмотрении в суде.

Таким образом, оснований  для рассмотрения уголовного дела в порядке особого судопроизводства, установленного Главой 40 УПК РФ,  не имелось.   Доказательства  по делу  подлежали исследованию.

Судебной коллегией приговор отменён с направлением дела на новое рассмотрение.

   Апелляционное постановление по делу № 22-2092/2017

 

2.3. Постановление о продлении срока содержания под стражей отменено в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей отказано, обвиняемый из-под стражи освобождён.

 

Постановлением Шуйского городского суда Ивановской области от 27 декабря 2017 года А., обвиняемому  в совершении преступления,  предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, продлён срок содержания под стражей на 2 месяца, а всего до 9 месяцев 27 суток, то есть до 12 февраля 2018 года.

По смыслу уголовно-процессуального закона, сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного  основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения.

Согласно положениям ч.2 ст.109 УПК РФ продление срока содержания под стражей на срок свыше 6 месяцев допускается в отношении обвиняемых в совершении тяжких преступлений только в случае особой сложности уголовного дела.

Принимая решение об удовлетворении ходатайства следователя, суд согласился с доводами следователя об особой сложности уголовного дела и необходимости дальнейшего продления срока содержания под стражей, обосновав особую сложность необходимостью проведения судебных экспертиз, объемом дела, которое составляет три тома, и расследуется по двум составам  преступлений, проживанием потерпевшего за пределами Ивановской области.

Суд апелляционной инстанции счёл, что указанные в постановлении обстоятельства, исходя из незначительного объема проведенных следственных и процессуальных действий по расследованию одномоментного хищения денег и документов, что обусловило квалификацию по двум статьям УК РФ, никоим образом об особой сложности дела не свидетельствуют.

Фактически срок содержания А. под стражей, приближающийся к предельному, был продлен для того, чтобы орган предварительного расследования мог выполнить указание прокурора о производстве дополнительного допроса потерпевшего, однако, согласно имеющимся в материалах дела сведениям, установить его место нахождения не представляется возможным.

Принимая во внимание вышеизложенное, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства следователя.

Апелляционное постановление по делу № 22-2338/2017

3. Рассмотрение и разрешение вопросов, связанных с исполнением приговора

3.1. Постановление суда о замене оставшейся не отбытой части наказания в виде лишения свободы наказанием в виде ограничения свободы отменено в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, в удовлетворении ходатайства осужденного и представлении администрации исправительного учреждения о замене оставшейся не отбытой части наказания более мягким видом наказания отказано.

 

Постановлением Кинешемского городского суда Ивановской области от 06 октября 2017 года осужденному Р. оставшаяся не отбытой часть наказания в виде лишения свободы заменена наказанием в виде ограничения свободы на срок 3 года 9 мес. 26 дней.

Принимая решение о замене оставшейся не отбытой части наказания в виде лишения свободы наказанием в виде ограничения свободы суд исходил из того, что Р. хорошим поведением и добросовестным отношением к труду доказал свое стремление к исправлению, нарушений установленного порядка отбывания наказания не допускал более 13 лет. 

Суд апелляционной инстанции счёл, что положительное поведение осужденного не свидетельствует о достижении Р. достаточной степени исправления, позволяющей заменить ему неотбытую часть наказания более мягким видом наказания.

Кроме поведения и отношения к труду, при вынесении решения необходимо учитывать отношение осужденного к совершенному деянию и, как следствие – к возмещению вреда, причиненного его преступными действиями. Указанные сведения являются важным критерием степени исправления осужденного и не могут быть оставлены без оценки.

Удовлетворяя ходатайство осужденного и представление администрации исправительного учреждения, суд первой инстанции принимал во внимание, среди прочего, что исков Р. не имеет. Однако, согласно приговору суда, с Р. постановлено взыскать, в том числе, в пользу Б. 854,90 руб. в счет возмещения имущественного вреда и 50000 руб. – в счет компенсации морального вреда.

Объективных причин, по которым осужденным не приняты меры к возмещению вреда потерпевшей, судом не установлено.

Непринятие на протяжении 16 лет действенных добровольных мер к возмещению причиненного его преступными действиями вреда при отсутствии объективных причин, этому препятствующих, свидетельствует об отсутствии оснований для замены Р. неотбытой части наказания более мягким видом наказания в виде ограничения свободы.

Апелляционное постановление по делу № 22-2052/2017

 

3.2. Постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении отменено в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, указанное ходатайство осужденного удовлетворено с возложением на О. соответствующих обязанностей.

 

Постановлением Ивановского районного суда Ивановской области от 9 октября 2017 года в удовлетворении ходатайства осужденного О. отказано.

Вывод суда о том, что О. нуждается в дальнейшем отбывании наказания, мотивирован пассивностью его поведения со ссылкой на то, что первое поощрение осужденным получено только в марте 2017 года.

Вместе с тем, в соответствии с требованиями закона вывод суда о возможности либо невозможности применения к осужденному условно-досрочного освобождения должен быть основан на всестороннем исследовании данных о его поведении за весь период отбывания наказания.

Указанные обстоятельства судом  оценены не в полной мере.

Судом установлено, что О. за весь период отбывания наказания нарушений установленного порядка отбывания наказания не допускал, напротив, за добросовестное отношение к учебе и к труду он был дважды поощрен администрацией исправительного учреждения, к работам без оплаты труда относится удовлетворительно. Каких-либо конкретных данных, отрицательно характеризующих осужденного и свидетельствующих о том, что он не встал на путь исправления, судом в обжалуемом постановлении не приведено. 

Таким образом, судебное решение постановлено без учета и надлежащей оценки всех обстоятельств, которые могли повлиять на выводы суда.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями ст.389.23 УПК РФ, вынес новое судебное решение, удовлетворив ходатайство осужденного.

   Апелляционное постановление по делу № 22-2117/2017

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

(кассационная инстанция)

 

1. В соответствии с п.«г» ч.1 ст.58 УК РФ осуждённым мужчинам при особо опасном рецидиве преступлений отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях особого режима.

                     

Приговором Октябрьского районного суда г.Иваново от 31.03.2017 года С. осужден за совершение грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении потерпевшего С., с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 4 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом 8000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ивановского областного суда от 13.04.2017 года приговор оставлен без изменения.

По кассационному представлению заместителя прокурора Ивановской области президиум Ивановского областного суда отменил вышеназванные состоявшиеся по уголовному делу судебные решения в части назначения вида исправительного учреждения по следующим основаниям.

  При назначении наказания суд в соответствии с п.«а» ч.3 ст.18 УК РФ обоснованно установил в действиях С. особо опасный рецидив преступлений, поскольку он ранее два раза был осуждён за тяжкое преступление к реальному лишению свободы и вновь совершил тяжкое преступление, за которое осуждён к реальному лишению свободы.

В соответствии с п.«г» ч.1 ст.58 УК РФ осуждённым мужчинам при особо опасном рецидиве преступлений отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях особого режима.

В нарушение указанного требования закона суд применил п.«в» ч.1 ст.58 УК РФ и назначил С. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима. 

В апелляционном порядке это нарушение не могло быть устранено, поскольку потерпевшим или государственным обвинителем приговор обжалован не был.

На момент рассмотрения дела судом кассационной инстанции установленный ст.401.6 УПК РФ срок, в течение которого возможен пересмотр судебных решений в кассационном порядке по основаниям, влекущим ухудшение положение осуждённого, не истёк.   

Приговор отменен в части назначения вида исправительного учреждения с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке ст.ст. 397, 399 УПК РФ.

Постановление по делу № 44у-34/17

2. По смыслу закона при назначении осужденному дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности в приговоре должна быть указана категория должностей, на которую распространяется запрет.

Приговором Фрунзенского районного суда г.Иваново от 09.06.2016 года Н. осужден по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе на срок 1 год. В соответствии со ст.48 УК РФ Н. лишён специального звания высшего начальствующего состава «…».

Апелляционным определением судебной  коллегии по уголовным делам Ивановского областного суда от 25.08.2016 года приговор оставлен без изменения.

Президиум Ивановского областного суда изменил состоявшиеся по уголовному делу судебные решения в части назначения Н. дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе, указав следующее.

По смыслу закона при назначении этого вида наказания суду необходимо указывать в приговоре категории должностей, на которые распространяется запрет.

Назначив Н. дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности на государственной службе на срок 1 год, суд не конкретизировал виды должностей, замещение которых запрещено виновному.

Учитывая, что Н. в период совершения преступления занимал руководящую должность в системе МВД России, связанную с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий, президиум счел необходимым внести в судебные решения соответствующее изменение, которое не ухудшает положение осуждённого, поскольку сужает круг должностей, на которые распространяется запрет: – уточнено, что Н. назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий, на срок 1 год.

Постановление по делу № 44у-27/17

 

 

3. В соответствии со ст.207 УПК РФ в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта по тем же вопросам судом может быть назначена повторная экспертиза.

 

Приговором мирового судьи судебного участка №2 Приволжского судебного района в Ивановской области от 21.07.2016 года З. признан виновным в умышленном причинении Ч. легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковремененное расстройство здоровья, с назначением наказания в виде штрафа  в размере 7000 рублей.

Апелляционным постановлением Приволжского районного суда Ивановской области от 24.08.2016 года приговор изменен: уточнена формулировка разрешения вопроса о процессуальных издержках, в остальной части приговор оставлен без изменения.

Президиум Ивановского областного суда состоявшиеся по уголовному делу судебные решения отменил с передачей уголовного дела на новое рассмотрение другому мировому судье по следующим основаниям.

В силу требований ч. 2 ст. 207 УПК РФ в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза.

Как следует из материалов дела, мировым судьёй рассматривалось уголовное дело по обвинению З. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. Частным обвинителем Ч. был представлен акт судебно-медицинского освидетельствования от 24.08.2015 года, согласно которому обнаруженная у него при осмотре врачом 6.05.2015 года припухлость в средней трети левого плеча не расценивается как вред здоровью.

По ходатайству стороны защиты постановлением мирового судьи от 15.03.2016 года назначена судебно-медицинская экспертиза.

По заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 1.04.2016 года, проведённой экспертами ОБУЗ «Бюро СМЭ Ивановской области», имевшееся у потерпевшего Ч. при осмотре 6.05.2015 года повреждение  (ушиб мягких тканей левого плеча) относится к категории повреждений, причиняющих лёгкий вред здоровью по признаку его расстройства сроком не более 21 дня.

Постановлением мирового судьи от 13.04.2016 года уголовное дело по обвинению З. по    ч. 1 ст. 116 УК РФ прекращено в связи с подачей потерпевшим Ч. заявления о привлечении З. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

В ходе рассмотрения уголовного дела по обвинению З. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, стороной защиты было заявлено ходатайство о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы. Постановлением мирового судьи от 27.05.2016 года в удовлетворении ходатайства отказано.

По ходатайству стороны защиты в судебном заседании исследовано и приобщено к материалам дела заключение комиссии специалистов от 8.06.2016 года, выполненное экспертами 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ, которое противоречит  указанному выше экспертному заключению:  специалисты пришли к выводу, что признаков каких-либо повреждений травматического характера, а также признаков вреда, причинённого здоровью, у гражданина Ч. не имеется.

Постановлением мирового судьи от 1.07.2016 года в удовлетворении ходатайства стороны защиты о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы вновь отказано.

Отвергая заключение специалистов, мировой судья указал на отсутствие сомнений в обоснованности экспертного заключения от 1.04.2016 года.

Ходатайство о назначении по делу повторной судебно-медицинской экспертизы заявлялось стороной защиты и в ходе апелляционного рассмотрения дела, однако в его удовлетворении судом апелляционной инстанции также было отказано.

Таким образом, мировым судьей и судом апелляционной инстанции не были устранены сомнения, возникшие относительно вопроса причинения вреда здоровью потерпевшего, что имело значение для квалификации действий подсудимого.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона признано существенным, повлиявшим на исход дела. При таких обстоятельствах состоявшиеся по уголовному делу судебные акты признаны не отвечающими требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ.

Постановление по делу № 44у-33/17

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

(кассационная инстанция)

 

1. Основанием для принятия мировым судьей возражений должника относительно исполнения судебного приказа, представленных с пропуском десятидневного срока, являются обстоятельства, препятствовавшие их своевременному представлению, существовавшие в период срока, установленного для представления возражений, при условии направления возражений в суд не позднее десяти дней с момента прекращения данных обстоятельств.

 

Мировым судьей судебного участка № 4 Фрунзенского судебного района г.Иваново 15.05.2017 года вынесен судебный приказ, которым с Д.Т.Г. в пользу ООО МФО «…» взыскана задолженность по договору займа.

   Судебный приказ отменен в кассационном порядке в связи с существенными нарушениями норм процессуального права, выразившимися в следующем.

Из материалов дела установлено, что копия судебного приказа направлена должнику мировым судьей по адресу «…», однако указанная корреспонденция возвращена на судебный участок за истечением срока хранения.

09.08.2017 года Д.Т.Г. обратилась к мировому судье с заявлением об отмене судебного приказа, ссылаясь на неверное указание в судебном приказе адреса ее места жительства. Определением мирового судьи от 09.08.2017 года в удовлетворении указанного заявления было отказано в связи с пропуском срока подачи возражений относительно исполнения судебного приказа и отсутствием доказательств уважительности причин пропуска данного срока.

16.08.2017 года Д.Т.Г. подала мировому судье заявление о восстановлении срока на подачу возражений относительно исполнения судебного приказа и его отмене, к которому приложила документы, подтверждающие невозможность представления возражений относительно исполнения судебного приказа в установленный срок по причинам, не зависящим от должника. Письмом мирового судьи от 16.08.2017 года вышеуказанное заявление возвращено.

Таким образом, заявление Д.Т.Г. об отмене судебного приказа, содержащее просьбу о восстановлении пропущенного срока на подачу возражений относительно исполнения судебного приказа, мировым судьей в нарушение ст.ст. 128, 129 ГПК РФ, разъяснений, содержащихся в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 №62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве», не рассмотрено, причины, препятствовавшие своевременному представлению возражений относительно исполнения судебного приказа, указанные заявителем, не проверены, вопрос о наличии оснований для отмены судебного приказа мировым судьей не разрешен.

Кроме того, в возражениях относительно исполнения судебного приказа и в кассационной жалобе Д.Т.Г. оспаривался размер взысканной по договору потребительского займа задолженности в части размера процентов за пользование займом, что свидетельствовало о наличии между сторонами спора о праве, подлежащего разрешению в порядке искового производства.

При таких обстоятельствах президиум пришел к выводу, что у мирового судьи имелись основания для принятия возражений Д.Т.Г. относительно исполнения судебного приказа и его отмены.

            Постановление по делу 44г-16/17

 

2. Стороны договора страхования вправе по своему усмотрению определить отличный от правил страхования перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми.

 

Л. обратилась в суд с иском к ООО  о взыскании  страхового возмещения.

В обоснование заявленных требований указывала, что между Л. и ООО заключен договор добровольного страхования принадлежащего ей транспортного средства, согласно условий которого возмещению подлежит ущерб, причиненный в результате повреждения или полной гибели транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия с участием двух и более транспортных средств.  В период действия договора страхования произошло ДТП с участием одного транспортного средства – автомобиля Л., управляя которым истец совершила наезд на два препятствия (деревья). В результате данного ДТП автомобилю Л. причинены механические повреждения.

Решением Фрунзенского районного суда г.Иваново от 20.03.2016 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 31.05.2017 года, исковые требования Л. удовлетворены частично.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что наезд на препятствие является страховым случаем, поскольку положениями Комбинированных правил страхования транспортных средств, утвержденных приказом Генерального директора ООО, на который имеется ссылка в страховом полисе в разделах «Название условий страхования» и «Страховые риски», предусмотрена возможность причинения механических повреждений транспортному средству вследствие столкновения, наезда на неподвижные или движущиеся предметы. По мнению суда, в данном случае все сомнения и неясности в условиях договора страхования следует толковать в пользу страхователя, страховщик, перечисляя в одной графе полиса конкретные страховые случаи, а в другой указывая не относящиеся к страховым случаям события, произошедшие в связи с какими-либо действиями страхователя, фактически расширил перечень законных оснований освобождения от выплаты страхового возмещения.

Не согласившись с принятым по делу судебным решением, ООО  обратилось в президиум Ивановского областного суда с кассационной жалобой с просьбой об отмене указанных выше судебных постановлений.

Отменяя апелляционное определение от 31.05.2017 года с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, президиум Ивановского областного суда указал следующее.

В соответствии с п. 4 ст.421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Согласно подп.2 п.1 ст.942 ГК РФ при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страховой случай).

Из положений ст.943 ГК РФ следует, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правил страхования). Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

В Комбинированных правилах страхования транспортных средств, утвержденных Генеральным директором ООО, содержится понятие ДТП, которое включает в себя столкновение с неподвижными или движущимися предметами (сооружения, препятствия, животные и пр.), наезд…

Вместе с тем в соответствии с п.3 ст.943 ГК РФ при заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил.

В силу указанных выше норм стороны договора страхования вправе по своему усмотрению определить отличный от правил страхования перечень случаев, признаваемых страховыми, а также случаев, которые не могут быть признаны страховыми.

Л. заключила договор добровольного комплексного страхования транспортного средства, при подписании которого была ознакомлена и согласна с Правилами страхования, условиями договора, что подтверждалось её подписью на полисе. Данные обстоятельства подтверждены и представителем истца в суде первой инстанции.

Выданным при заключении договора страхования Л. полисом предусмотрены особые условия страхования, согласно которым возмещению подлежит  ущерб, причиненный повреждением или полной гибелью транспортного средства в результате ДТП с участием двух и более транспортных средств.

Вывод суда о наступлении страхового случая в результате наезда истца на деревья обоснован условиями Правил без учета изложенных выше юридически значимых для дела обстоятельств и  положений указанных норм действующего законодательства.

Постановление по делу 44г-15/17

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

(апелляционная инстанция)

 

1. Уведомление истца о направлении автомобиля на ремонт СТОА посредством направления последнему СМС-сообщения на абонентский номер, указанным им в качестве контактного, расценивается как надлежащее исполнение обязательства со стороны страховщика.

 

К. обратилась в суд с иском к ПАО СК о взыскании страхового возмещения.

Решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 15.02.2017 года исковые требования К. удовлетворены частично. С ПАО СК в пользу К. взысканы страховое возмещение, расходы на оплату оценки ущерба, расходы на оплату услуг представителя. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Разрешая исковые требования К. о взыскании страхового возмещения, суд пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований истца о взыскании страхового возмещения и величины утраты товарной стоимости в размере, определенном с учетом заключения судебной экспертизы, обосновав принятое решение тем, что страховой случай наступил в период действия договора страхования, ответчик не оспаривал факт повреждений  транспортного средства, оснований для отказа в страховой выплате, предусмотренных положениями закона, не установлено.

ПАО СК не согласилось с принятым по делу судебным решением, обратилось с апелляционной жалобой, в которой поставлен вопрос об его отмене и вынесении по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований К.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 16.10.2017 года обжалуемое решение изменено по следующим основаниям.

В соответствии с п.1 ст.421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов (ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Соглашением сторон договора – К. и ПАО СК - в полисе страхования выплата  страхового возмещения предусмотрена в виде ремонта на СТОА по направлению страховщика.

Как установлено из материалов дела, 4.08.2016 года в адрес абонента +7*** было отправлено сообщение с текстом: «Направление на ремонт автомобиля по делу № готово и отправлено на СТОА. Тел. СТОА (493) ***. Ваш ПАО СК», статус сообщения – «доставлено». Адрес абонента совпадает с номером телефона, указанным в страховом полисе К. в качестве контактного телефона.

Истец отрицала получение указанного смс-сообщения, кроме того, в ходе судебного разбирательства указала, что согласия на смс-уведомление не давала, иным образом страховщик о принятом по ее заявлению решении ей в установленные договором сроки не сообщил.

При разрешении исковых требований суд первой инстанции пришел к выводу о том, что условие извещения истца об урегулировании страхового события посредством смс-уведомления сторонами договора страхования было достигнуто, о чем свидетельствует наличие подписи истца в соответствующем разделе полиса. Данный вывод судебная коллегия считает обоснованным, он подтверждается полисом страхования, из которого следует, что страхователь подтверждает согласие на обработку персональных данных страховщиком, в том числе, для урегулирования убытков по договору. Согласно условиям договора, изложенным в полисе страхования и Правилах страхования, стороны не указали какой-либо определенный вариант сообщения страховщиком о результатах принятого по заявлению о выплате страхового возмещения решения, в связи с чем направление смс-сообщения по абонентскому номеру, указанному истцом в качестве контактного, свидетельствует о надлежащем исполнении со стороны страховщика.

Исходя из представленных по делу доказательств, смс-сообщение доставлено истцу, о чем свидетельствует представленная в материалы дела выписка оператора связи, на которую имеется ссылка в решении суда. 

С учетом вышеизложенного судебная коллегия пришла к выводу о том, что страховщик выполнил надлежащим образом обязанности по урегулированию страхового случая, выдал истцу направление на СТОА в установленные сроки в соответствии с условиями договора страхования. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения требований истца о взыскании страхового возмещения на основании отчета об оценке не имеется, доводы апелляционной жалобы в этой части являются обоснованными, решение о взыскании с ответчика в пользу К. страхового возмещения в размере … признано незаконным.

Определение по делу 33-2167/17

 

2. Право определения начальной продажной цены движимого имущества, являющегося предметом залога, принадлежит суду.

 

ООО обратилось в суд с иском к С. о взыскании задолженности по договору потребительского кредита, а также обращении взыскания на заложенное имущество – автомобиль, принадлежащий ответчику, путем продажи с публичных торгов с установлением начальной продажной стоимости.

Решением Ленинского районного суда г.Иваново от 14.06.2017 года исковые требования ООО удовлетворены частично. Суд решил взыскать с С. в пользу ООО задолженность по кредитному договору, расходы по уплате госпошлины; обратить взыскание на принадлежащее С. транспортное средство. В удовлетворении требования банка об определении начальной продажной цены заложенного имущества отказано.

Вывод об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требования об определении начальной продажной цены заложенного имущества суд мотивировал внесением изменений в законодательство, а именно: утратой законной силы Закона Российской Федерации от 29 мая 1992 года «О залоге», в котором прямо была предусмотрена обязанность суда по определению начальной продажной цены движимого имущества, являющегося предметом залога.

ООО и С. на решение суда принесены апелляционные жалобы.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 09.10.2017 года обжалуемое решение в части отказа в определении начальной продажной цены заложенного имущества отменено с принятием в этой части нового решения, которым начальная продажная цена заложенного имущества на публичных торгах определена в размере (**). При этом судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с положениями ст.340 ГК РФ стоимость предмета залога определяется по соглашению сторон, если иное не предусмотрено законом.

Если иное не предусмотрено законом, соглашением сторон или решением суда об обращении взыскания на заложенное имущество согласованная сторонами стоимость предмета залога признается ценой реализации (начальной продажной ценой) предмета залога при обращении на него взыскания.

В силу п.1 ст.350 ГК РФ реализация заложенного имущества, на которое взыскание обращено на основании решения суда, осуществляется путем продажи с публичных торгов в порядке, установленном ГК  РФ и процессуальным законодательством, если законом или соглашением между залогодержателем и залогодателем не установлено иное.

Таким образом,  с утратой законной силы Закона Российской Федерации «О залоге» от 29 мая 1992 года, в котором прямо была предусмотрена обязанность суда по определению начальной продажной цены заложенного имущества, судом не утрачено право по определению начальной продажной цены заложенного имущества, о чем ошибочно указал суд первой инстанции.

На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для удовлетворения требования банка об определении начальной продажной цены заложенного имущества.

Определение по делу 33-2210/17

 

3. В силу положений действующего законодательства супруги (бывшие супруги) вправе по своему усмотрению изменить режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке (или его части), как на основании брачного договора, так и на основании любого иного соглашения (договора), не противоречащего нормам действующего законодательства.

 

Ш.А.Е. обратился в суд с иском к Ш.Т.С. о разделе совместно нажитого в браке имущества. Просил суд увеличить его долю в совместно нажитом имуществе – квартире, мотивируя свои требования тем, что большая часть денежных средств на покупку квартиры была вложена непосредственно им, в связи с чем его доля в общем имуществе должна быть увеличена, а доли супруги и ребенка уменьшены.

Решением Шуйского городского суда Ивановской области от 20.09.2017 года исковые требования Ш.А.Е. к Ш.Т.С. удовлетворены.

Разрешая исковые требования Ш.А.Е. об увеличении принадлежащей ему доли в спорной квартире и уменьшении долей Ш.Т.С. и Ш.К.А., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что на покупку квартиры истцом были затрачены личные подаренные средства в сумме 350 000 рублей, в связи с чем его доля в приобретенном имуществе супругов подлежит увеличению на указанную сумму.

С решением суда не согласилась Ш.Т.С., обратилась в суд с апелляционной жалобой.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 18.12.2017 года обжалуемое решение отменено с принятием по делу нового решения, которым в удовлетворении исковых требований Ш.А.Е. к Ш.Т.С. о разделе совместно нажитого имущества отказано по следующим основаниям.

В силу положений действующего законодательства супруги (бывшие супруги) вправе по своему усмотрению изменить режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке (или его части), как на основании брачного договора, так и на основании любого иного договора (соглашения), не противоречащего нормам действующего законодательства.

Оценив имеющиеся по гражданскому делу доказательства в их совокупности, с учетом установленных по делу обстоятельств судебная коллегия пришла к выводу, что заключая договор купли – продажи квартиры с оформлением права собственности в долях (который не оспорен и недействительным в установленном законом порядке не признан), стороны фактически заключили соглашение о разделе данного имущества, определив размер долей. Таким образом, стороны определили правовой режим спорного имущества как общую долевую собственность, оснований для изменения которого не имеется, как и изменения размера долей правообладателей в праве общей долевой собственности на спорную квартиру в рамках заявленных исковых требований.

На момент рассмотрения спора в суде, квартира на праве общей совместной собственности сторонам не принадлежала, в связи с чем не могла быть включена в состав общего имущества нажитого в браке и подлежащего разделу между супругами. Судом первой инстанции при рассмотрении дела данное юридически значимое обстоятельство не учтено.

Определение по делу 33-2681/17

4. Вывод суда первой инстанции об отсутствии добросовестности владения истцом спорной долей жилого дома признан судебной коллегией ошибочным, что повлекло отмену состоявшегося по делу судебного решения и удовлетворение требований истца о признании права собственности на доли в праве общей собственности на жилой дом в силу приобретательной давности.

К.Н.Я. обратилась в суд с иском к С.О.И. и Б.А.Д. о признании права собственности на доли в праве общей собственности на жилой дом в силу приобретательной давности.

В ходе рассмотрения дела в качестве соответчиков привлечены Д.Н.И. и Щ.Т.И.

Решением Ивановского районного суда Ивановской области от 04.09.2017 года в удовлетворении исковых требований отказано. При этом суд первой инстанции исходил из того, что владение К.Н.Я. 4/9 долями дома нельзя признать добросовестным, поскольку с момента вступления в права наследства истице было  известно о принятии наследства ее сестрами Н.А.Я. и С.В.Я., а после их смерти истица также знала об отсутствии правовых оснований для возникновения у нее права собственности на эту долю, т.к. у сестер имелись наследники первой очереди.

Не согласившись с принятым судебным решением, К. обратилась с апелляционной жалобой с просьбой об его отмене.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда  от 29.11.2017 года решение суда отменено с принятием по делу нового решении, которым исковые требования К. о признании права собственности на  доли в праве общей собственности на жилой дом в силу приобретательной давности удовлетворены. В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

Согласно п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности.

Из содержания указанных норм следует, что действующее законодательство, предусматривая возможность прекращения права собственности на то или иное имущество путем совершения собственником действий, свидетельствующих о его отказе от принадлежащего ему права собственности, допускает возможность приобретения права собственности на это же имущество иным лицом в силу приобретательной давности.

При этом к действиям, свидетельствующим об отказе собственника от права собственности, может быть отнесено в том числе устранение собственника от владения и пользования принадлежащим ему имуществом, непринятие мер по содержанию данного имущества.

Судом установлено, что К.Н.Я. со дня смерти своей матери С.Е.Т., умершей 22.01.1987 года, более 30 лет открыто владеет и пользуется указанным жилым домом в целом как своим собственным, несет бремя его содержания. Ее сестры Н.А.Я. и С.В.Я., а после их смерти их наследники первой очереди (ответчики по настоящему делу) не совершали каких-либо действий по владению, пользованию данным имуществом, по его содержанию, которые свидетельствовали бы о том, что они реализуют свои права и обязанности, как  собственники жилого дома.

То обстоятельство, что истице было известно о вступлении ее сестер в права наследства в 1987 году, не свидетельствует о ее недобросовестности  владения спорным домом, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, что ее сестры, а впоследствии и их наследники проявляли интерес к данному дому и намеревались им пользоваться.

Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности истицы, как при вступлении во владение спорным недвижимым имуществом, так и в последующем, судом не установлено.

При таких обстоятельствах вывод суда об отсутствии добросовестности владения истицей спорной долей дома признан судебной коллегией ошибочным.

Определение по делу 33-2736/17

 

5. Иск о признании зарегистрированного права отсутствующим является исключительным способом защиты и не может заменить собой виндикационный, негаторный или иные иски, поскольку допустим только при невозможности защиты нарушенного права иными средствами.

 

Прокурор Гаврилово-Посадского района в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к Г. о признании отсутствующим права собственности на земельный участок с кадастровым номером 37:03:010909:259 в части его наложения на земельный участок лесного фонда с кадастровым номером 37:03:000000:167 в границах квартала 8, выделов 21, 22.

Исковые требования мотивированы тем, что земельный участок Г. налагается на земельный участок из категории земель лесного фонда ОГКУ «Тейковское лесничество», Гаврилово-Посадское сельское участковое лесничество, СПК «Мир», квартал 8, выделы 21 и 22, в результате чего нарушается право собственности Российской Федерации в отношении земельного участка из состава земель лесного фонда.

Решением Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 06.07.2017 года  исковые требования прокурора удовлетворены в полном объеме.

Суд первой инстанции  исходил из того, что факт наложения земельного участка Г. на земли лесного фонда является основанием для признания отсутствующим права собственности Г. на земельный участок с кадастровым номером 37:03:010909:259 в части его наложения на земельный участок с кадастровым номером 37:03:000000167 и возложения на ответчика обязанности по представлению в  УФСГРКиК по Ивановской области документов, необходимых для устранения реестровой ошибки.

С решением суда не согласился Г., его представитель Т. в апелляционной жалобе указывал на неправильное применение судом норм материального права, на ненадлежащий способ защиты права, избранный истцом, ссылался на недоказанность изложенных в решении суда обстоятельств фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем просил решение отменить.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 19.12.2017 года обжалуемое решение отменено с принятием по делу нового решения, которым в удовлетворении исковых требований прокурора к Г. о признании отсутствующим права собственности на земельный участок отказано.

Судебная коллегия сочла выводы суда первой инстанции основанными на неправильном применении норм материального права, что повлекло принятие незаконного и необоснованного решения.

Согласно статье 301 ГПК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии со статьей 304 ГПК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 г. №10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Поскольку при таком оспаривании суд разрешает спор о гражданских правах на недвижимое имущество, соответствующие требования рассматриваются в порядке искового производства.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.

Таким образом, возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена только лицу, которое в соответствии с данными ЕГРП является собственником этого имущества и одновременно им владеет, в том случае, если по каким-либо причинам на данное имущество одновременно зарегистрировано право собственности за другим лицом.

Исходя из этого исковые требования прокурора о признании отсутствующим права собственности Г. на спорный земельный участок могли быть удовлетворены только в случае установления того, что Российская Федерация в соответствии с данными ЕГРП является собственником спорной части земельного участка и эта часть участка до настоящего времени находится в её владении.

Из выписки из государственного лесного реестра и заключения судебной землеустроительной экспертизы следовало, что выделы 21 и 22 квартала 8 территориально расположены внутри земельного участка с кадастровым номером 37:03:010909:259, принадлежащего Г.

При проведении судебной землеустроительной экспертизы эксперты ООО «…» не смогли определить площадь наложения границ земельного участка с кадастровым номером 37:03:000000167  на земельный участок с кадастровым номером  37:03:010909:259, а также определить координатные точки границ такого наложения в связи с погрешностью картографического материала масштаба 1:10000 и невозможностью представителей комитета Ивановской области по лесному хозяйству показать границы выделов 21,22 квартала 8 на местности.

Исходя из указанных обстоятельств судебная коллегия пришла к выводу о недоказанности факта владения Российской Федерацией спорным участком. Поэтому требование прокурора о признании права Г. на часть земельного участка  отсутствующим не могло быть удовлетворено.

Судебной коллегией было отмечено, что иск об отсутствии права имеет узкую сферу применения и не может заменять собой виндикацонный, негаторный или иные иски, поскольку допустим только при невозможности защиты нарушенного права иными средствами.

Статьей 12 ГК РФ предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав. Иные способы защиты гражданских прав могут быть установлены законом.

Способ защиты права, избранный истцом, должен в результате применения восстанавливать это нарушенное право.

Кроме того, суд в решении указал о том, что при постановке на кадастровый учет земельного участка с кадастровым номером 37:03:010909:259  допущена реестровая (ранее – кадастровая) ошибка, поскольку в состав этого земельного участка была включена часть земель лесного фонда. Обязанность по предоставлению в УФСГРКиК по Ивановской области документов, необходимых для устранения реестровой ошибки, возложена судом на Г.

В силу ч.3 ст.61 Федерального закона от 13.07.2015 года № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» воспроизведенная в Едином государственном реестре недвижимости ошибка, содержащаяся в межевом плане, техническом плане, карте-плане территории или акте обследования, возникшая вследствие ошибки, допущенной лицом, выполнившим кадастровые работы, или ошибка, содержащаяся в документах, направленных или представленных в орган регистрации прав иными лицами и (или) органами в порядке информационного взаимодействия, а также в ином порядке, установленном настоящим Федеральным законом (далее - реестровая ошибка), подлежит исправлению по решению государственного регистратора прав в течение пяти рабочих дней со дня получения документов, в том числе в порядке информационного взаимодействия, свидетельствующих о наличии реестровых ошибок и содержащих необходимые для их исправления сведения, либо на основании вступившего в законную силу решения суда об исправлении реестровой ошибки. Исправление реестровой ошибки осуществляется в случае, если такое исправление не влечет за собой прекращение, возникновение, переход зарегистрированного права на объект недвижимости.

Из изложенного следует, что наличие реестровой ошибки в сведениях о границах земельного участка является основанием для исправления такой ошибки, но не основанием для прекращения права собственности на земельный участок либо признания такого права отсутствующим.

Доказательства того, что реестровая ошибка произошла в результате виновных действий Г., в деле отсутствуют. В этой связи возложение указанной обязанности именно на Г. не отвечает требования закона.

Определение по делу 33-2705/17

 

6. Действующим законодательством возможность возмещения физическим лицом ущерба в виде всей неуплаченной организацией суммы налога по правилам статей 15, 1064 ГК РФ поставлена в зависимость от наличия либо отсутствия состава налогового преступления в деянии физического лица.

 

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы по Ивановской области обратилась в суд с иском к М. о возмещении ущерба, причинённого государству.

Исковые требования мотивированы тем, что М., являясь единственным учредителем, выполняя обязанности директора и главного бухгалтера ООО, совершила действия, направленные на уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость данной организацией за третий и четвёртый кварталы 2015 года, выражающиеся во внесении заведомо ложных сведений в представленные в Инспекцию в электронном виде декларации по налогу на добавленную стоимость за третий и четвёртый кварталы 2015 года.

Решением Тейковского районного суда Ивановской области от 9.08.2017 года исковые требования Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы удовлетворены.

С данным решением не согласилась М., в апелляционной жалобе просила состоявшееся судебное решение отменить и прекратить производство по делу, поскольку судом нарушены нормы материального и процессуального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 23.10.2017 года обжалуемое судебное решение отменено с принятием по делу нового решения, которым в удовлетворении исковых требований Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы к М. отказано.

Разрешая исковые требования Инспекции, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что М., в спорный период являясь единственным учредителем и директором ООО, распорядителем денежных средств юридического лица и обладая правом первой подписи финансовых и хозяйственных документов, совершила действия, направленные на уклонение возглавляемым ею юридическим лицом налогов, подлежащих уплате в бюджет, обусловленные исключительно преступным умыслом ответчика, в связи с чем причинила государству ущерб в виде недоплаченных налоговых платежей по налогу на добавленную стоимость за третий и четвёртый кварталы 2015 года, подлежащий взысканию с ответчика в доход федерального бюджета. При этом суд исходил из того, что в действиях М. на момент их совершения имел место состав уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного частью 1 статьи 199 УК РФ, по факту совершения которого было возбуждено уголовное дело и впоследствии прекращено по нереабилитирующему основанию, предусмотренному частью 2 статьи 24, пунктом 2 части 1 статьи 24 УПК РФ, частью 1 статьи 10 УК РФ, - в связи с устранением новым уголовным законом преступности деяния, и М. правом на реабилитацию не обладает.

Судебная коллегия с выводами суда о возмещении ущерба не согласилась, указав следующее.

Как следует из материалов дела, постановлением о прекращении уголовного дела от 1.01.2017 года уголовное дело в отношении подозреваемой М. прекращено по основанию, предусмотренному частью 2 статьи 24, пунктом 2 части 1 статьи 24 УПК РФ, частью 1 статьи 10 УК РФ, - в связи с устранением новым уголовным законом преступности деяния.

По общему правилу, закреплённому в статье 1064 ГК РФ, вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, его причинившим. Основанием гражданско-правовой ответственности, установленной  статьёй 1064 ГК РФ, является гражданское правонарушение - противоправное, виновное действие (бездействие), нарушающее субъективные права других участников гражданских правоотношений. Для привлечения к такой ответственности необходима совокупность следующих условий: наличие ущерба, виновное и противоправное поведение причинителя вреда и причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и ущербом.

Законодателем возможность возмещения физическим лицом ущерба в виде всей неуплаченной организацией суммы налога по правилам статей 15, 1064 ГК РФ поставлена в зависимость от наличия либо отсутствия состава налогового преступления в деянии физического лица, и такое возмещение направлено, прежде всего, на компенсирование бюджетной системе убытков в объёме суммы неуплаченного налога. При отсутствии в действиях физического лица состава налогового преступления законодателем предусмотрены иные механизмы, направленные на восполнение бюджетной системы, в том числе путём взыскания недоимок в порядке, установленном налоговым законодательством (глава 8 НК РФ), зачёта суммы излишне уплаченных налогов (статья 78 НК РФ), возложения на контролирующее организацию лицо субсидиарной ответственности по обязательствам должника  по делу о банкротстве (глава III.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ).

Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 3 июля 2016 года № 325-ФЗ, согласно пункту 21 статьи 1 которого внесены изменения в примечание  к статье 199 УК РФ, устранил общественную опасность деяния по уклонению от уплаты налога на указанные выше - заявленную истцом и усматриваемую по материалам дела - суммы. Установление вины М. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 199 УК РФ, и возложение на неё бремени несения последствий, связанных с уголовным преследованием по части 1 статьи 199 УК РФ, после того недопустимо.

Согласно части 1 статьи 10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Прекращение уголовного преследования со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления) при декриминализации деяния, действительно, не порождает у подозреваемого или обвиняемого права на реабилитацию, как то закреплено пунктом 3 части 2 статьи 133 УПК РФ. Вместе с тем из взаимосвязанных положений части 1 статьи 49 и части 2 статьи 54 Конституции Российской Федерации следует, что устранение новым уголовным законом преступности и наказуемости деяния означает недопустимость постановления обвинительного приговора суда, устанавливающего вину лица, которому оно инкриминировалось, отсутствие необходимости подтверждения его невиновности в совершении деяния, недопустимость дальнейшего уголовного преследования такого лица, доказывания в предусмотренном федеральным законом порядке его вины и подтверждения судом его виновности в совершении деяния, утратившего преступность и наказуемость. Равным образом невозможно в таком случае продолжение досудебного производства по уголовному делу, направление его в суд в обычном порядке, предназначенном для решения вопроса об уголовной ответственности обвиняемого. Уголовное дело не может быть возбуждено ввиду отсутствия законных оснований (статья 148 УК РФ). Применение нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, не предопределяет правомерность или неправомерность имевшего место уголовного преследования как процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (пункт 55 статьи 5 УПК РФ).

С учётом изложенного, принимая во внимание принцип действия уголовного и гражданского закона во времени, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии совокупности условий привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьёй 1064 ГК РФ, в виде возмещения ущерба в размере суммы неуплаченного ООО налога на добавленную стоимость за третий и четвёртый квартал 2015 года.

При таких обстоятельствах, правовых оснований для удовлетворения исковых требований Инспекции о взыскании ущерба не имелось.

Определение по делу 33-2474/17

 

7. Удостоверение копии доверенности его подлиннику представителем юридического лица, подписавшим и предъявившим исковое заявление в суд, при наличии полномочий на заверение копий документов, основанием для возвращения искового заявления не является.

 

Акционерное общество обратилось в суд с иском к Н. о возмещении ущерба в порядке регресса.

Определением судьи Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 9.08.2017 года исковое заявление возвращено истцу по причине отсутствия у подписавшего его представителя полномочий на подписание и предъявление в суд. Судья исходил из того, что полномочия надлежащим образом не подтверждены, поскольку копия доверенности должна быть заверена нотариально либо руководителем юридического лица, а также печатью юридического лица.

Не согласившись с указанным определением, Акционерное общество обратилось с апелляционной жалобой с просьбой об его отмене.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 4.10.2017 года определение судьи отменено с направлением материала в суд первой инстанции со стадии разрешения вопроса о принятии заявления к производству по следующим основаниям.

В соответствии с ч.4 ст.131 ГПК РФ исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд.

Статьей 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрен перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению, к числу которых относится доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия представителя истца.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

К исковому заявлению при его подаче в суд представителем была приложена копия доверенности, верность копии подлиннику доверенности удостоверена самим представителем, копия доверенности заверена печатью организации. Доверенность предоставляет представителю, подавшему исковое заявление, право на подписание искового заявления и предъявление его в суд, кроме того, доверенностью предусмотрено право заверять копии документов, необходимых для исполнения предоставленных полномочий. Данные обстоятельства не были приняты во внимание судьей при разрешении вопроса о возвращении искового заявления.

            Определение по делу 33-2303/17

 

8. В силу положений действующего законодательства предоставление рассрочки либо отсрочки является исключительной мерой, применяемой лишь при наличии объективно непредотвратимых и непредвиденных обстоятельств, затрудняющих исполнение решения суда.

 

О.М. обратилась в суд с заявлением о предоставлении рассрочки и отсрочки исполнения решения Родниковского районного суда Ивановской области от 24.05.2017 года о взыскании с О.М. в пользу ООО задолженности по кредитному договору, судебных расходов и обращении взыскания на залоговое имущество – автомобиль. Заявитель просил предоставить отсрочку обращения взыскания на заложенное  имущество до 30 июня 2018 года и рассрочку исполнения решения суда в части взыскания денежных средств сроком на двенадцать месяцев начиная с 30 июля 2017 года по 30 июля 2018 года.

Определением Родниковского районного суда Ивановской области от 20.07.2017 года заявление О.М. удовлетворено. Суд предоставил заявителю рассрочку исполнения решения суда в части взыскания задолженности по кредитному договору на условиях ежемесячных выплат в определенном размере с установлением периода выплаты, сроком на двенадцать месяцев, до 30-го числа каждого месяца, до полного погашения сумм задолженности, взысканных решением суда, а также отсрочку исполнения решения суда в части обращения взыскания на залоговое имущество сроком на один год – до 30.07.2018 года.

С указанным определением суда первой инстанции ООО не согласилось, подав апелляционную жалобу, в которой просило его отменить и вынести новое определение об отказе в удовлетворении заявления О.М.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 08.11.2017 года указанное выше определение отменено с принятием по делу нового решения по следующим основаниям.

Учитывая положения ст. ст. 203, 434 ГПК РФ, предоставление рассрочки либо отсрочки является исключительной мерой, применяемой лишь при наличии объективно непредотвратимых и непредвиденных обстоятельств, затрудняющих исполнение решения суда. Бремя доказывания исключительности обстоятельств, являющихся основанием для их предоставления, лежит на заявителе.

Между тем, О.М. доказательств, подтверждающих наличие исключительных обстоятельств, свидетельствующих о необходимости предоставления отсрочки и рассрочки исполнения решения, суду первой инстанции представлено не было, как и не было представлено доказательств невозможности исполнения решения за счет заложенного имущества. Ссылки заявителя на проживание в частном доме без удобств, необходимость оплаты коммунальных услуг, а также на то, что заложенное имущество – автомобиль - является единственным источником дохода сына О.М., не носят исключительный характер и не служат препятствием к совершению исполнительных действий. При этом сын заемщика не является участником гражданско-правового обязательства.

При таких обстоятельствах, учитывая то, что обращение взыскания на заложенное имущество является одним из основных способов исполнения решения суда, судебная коллегия пришла к выводу, что предоставление отсрочки исполнения решения суда в части обращения взыскания на заложенное имущество, при наличии договора залога между банком и заемщиком, нарушит баланс прав и законных интересов взыскателя на получение присужденной на основании решения суда денежной суммы, которые ООО разумно ожидает получить.

Судебная коллегия также согласилась с доводами подателя жалобы о том, что залоговое имущество – автомобиль, принадлежащий О.М. на праве собственности, обладает особым статусом, при котором кредитор (залогодержатель) вправе обратить взыскание на заложенное имущество в целях погашения задолженности по кредитному договору, выдача которого была обеспечена залогом. Доказательств невозможности исполнения решения за счет заложенного имущества заявителем не представлено.

Определение по делу 33-2479/17

 

9. Территориальная подсудность дела, за исключением установленной ст.ст. 26,27,30 ГПК РФ, может быть изменена по соглашению сторон. Обращение кредитора в суд с иском к заемщику с соблюдением определенной сторонами договорной подсудности не является основанием для возвращения иска.            

 

Банк обратился в суд с иском к Ч.А. о взыскании задолженности по банковской карте.

            Определением судьи Ленинского районного суда г. Иваново от 11.07.2017 года исковое заявление возвращено в связи с неподсудностью данному суду. При этом судья сделал вывод о несогласованности сторонами условия о договорной подсудности.

            Банком подана частная жалоба, в которой поставлен вопрос об отмене вынесенного определения по мотиву неправильного применения норм материального и процессуального права.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 02.10.2017 года обжалуемое определение отменено, исковое заявление Банка возвращено в суд первой инстанции для рассмотрения со стадии принятия в связи со следующим.

            По общему правилу ст.28 Гражданского ГПК РФ иск предъявляется по месту жительства ответчика.

Право сторон на изменение территориальной подсудности дела предусмотрено ст.32 ГПК РФ, с учетом требований ст.ст.26, 27, 30 ГПК РФ.

Исковые требования Банка вытекали из нарушения ответчиком условий договора на предоставление возобновляемой кредитной линии. Условия заключенного сторонами договора определены, в том числе, в Индивидуальных условиях выпуска и обслуживания кредитной карты истца, в соответствии с которым споры по искам Банка к Клиенту рассматриваются в суде/мировым судьей по месту нахождения филиала, осуществившего выдачу карты Клиенту.

Таким образом, стороны до обращения в суд для разрешения спора, реализовав свое право, предусмотренное ст.32 ГПК РФ, изменили территориальную  подсудность разрешения споров.

Кредитный договор в установленном законом порядке не оспорен, сведения о признании его незаключенным в связи с несогласованностью каких-либо условий, содержащихся в нем, в материалах дела отсутствуют.

Установив, что заявление на выдачу банковской карты подано ответчиком в дополнительный офис Банка, банковская карта получена ответчиком также в дополнительном офисе Банка, исходя из того, что адрес места нахождения истца относится к подсудности Ленинского районного суда г. Иваново, принимая во внимание соответствие условий заключенного между сторонами договора в части определения подсудности требованиям ФЗ от 21 декабря 2013 года «О потребительском кредите (займе)», Судебная коллегия пришла к выводу о соблюдении Банком условий о договорной подсудности при обращении в Ленинский районный суд г. Иваново, в связи с чем у судьи отсутствовали правовые основания для возвращения иска по мотиву неподсудности дела данному суду.

Определение по делу № 33-2138/17

 

10. В силу положений ст. 39 ГПК РФ суд не вправе утверждать мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

 

В ходе рассмотрения гражданского дела по иску М.В. к А.А. о разделе совместно нажитого имущества и встречному исковому заявлению А.А. к М.В. о разделе совместно нажитого имущества определением Тейковского районного суда Ивановской области от 21.06.2017 года утверждено мировое соглашение, по условиям которого автомобиль и гараж признаны совместно нажитым имуществом супругов, определена их стоимость, автомобиль передан в собственность истца, гараж передан в собственность ответчика.

Утверждая представленное сторонами мировое соглашение, суд первой инстанции исходил из того, что мировое соглашение, заключенное сторонами, совершено в интересах обеих сторон, заключением мирового соглашения не нарушаются чьи-либо права и охраняемые законом интересы, его условия не противоречат закону, а исполнение его условий исключает спор, явившийся причиной предъявления первоначального и встречного исков.

И.о. заместителя Тейковского межрайонного прокурора Ивановской области подано апелляционное представление, в котором указывалось, что утвержденное Тейковским районным судом Ивановской области мировое соглашение о разделе имущества супругов нарушает интересы Российской Федерации и создает условия для невозможности взыскания назначенного А.А. штрафа в случае его неуплаты. Просил определение Тейковского районного суда Ивановской области от 21.06.2017 года отменить и отправить дело на новое рассмотрение.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 1.11.2017 года обжалуемое определение отменено с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Как следует из материалов дела, постановлениями Октябрьского районного суда г. Иваново от 12.02.2016 года и от 29.02.2016 года разрешены производства следственных действий -  наложения ареста на имущество – автомобиль, а также гараж, принадлежащие А.А., установлено ограничение в виде распоряжения указанным выше имуществом.

Приговором Ленинского районного суда г. Иваново от 28.09.2016 года А.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, с наказанием в виде штрафа в размере 2 500 000 рублей и лишением права занимать должности государственной и муниципальной службы, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административных функций, на 3 года.

Согласно приговору, в случае отсутствия иных источников для оплаты штрафа взыскание должно быть обращено на арестованное имущество А.А. - автомобиль и гараж.

Из справки Межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств УФССП России по Ивановской области на 29.08.2017 года штраф осужденного А.А. не погашен, остаток задолженности составляет 2 495 000 рублей.

Принимая во внимание представленные доказательства, судебная коллегия согласилась с доводами апелляционного представления, что утвержденное мировое соглашение о разделе имущества между супругами нарушает и законные интересы Российской Федерации и создает условия для невозможности взыскания назначенного А.А. штрафа за совершенное коррупционное преступление в случае его неуплаты.

Определение по делу № 33-2452/17

 

11. Отсутствие необходимых  доказательств не может служить основанием для оставления искового заявления без движения, поскольку в силу положений процессуального закона их предоставление производится на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

 

К.И. обратилась в суд с иском к К.А. об определении места жительства ребенка – К.С.

Определением судьи Родниковского районного суда Ивановской области от 20.10.2017 года исковое заявление оставлено без движения, истцу предложено устранить указанные в определении недостатки.

  К.И. подана частная жалоба, в которой заявитель, ссылаясь на нарушения норм процессуального права, просила определение судьи суда первой инстанции отменить.

            Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 18.12.2017 года обжалуемое определение отменено, материалы дела направлены в районный суд для решения вопроса о принятии искового заявления К.И. к производству суда.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с ч.3 ст.136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в ст.ст. 131, 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

По мотиву несоблюдения требований ст.ст.131, 132 ГПК РФ исковое заявление К.И. было оставлено без движения для представления дополнительных документов, в том числе, документов о размере дохода истца, характеристики с места жительства, из медицинского учреждения, в котором наблюдается несовершеннолетний ребенок, из воспитательного учреждения, где находится несовершеннолетний, сведения о привлечении к административной ответственности, сведения о наличии (отсутствии) судимости, справки из ОБУЗ «Ивановский наркологический диспансер», ОБУЗ «Областная клиническая психиатрическая больница Богородское», ОБУЗ «Областной противотуберкулезный диспансер им. М.Б. Стоюнина», документы о наличии на праве собственности у истца недвижимого имущества.

В силу положений процессуального закона проверка наличия всех доказательств, в том числе, документальных, на которых основаны требования истца, не свойственна стадии возбуждения дела.

Действующее гражданское процессуальное законодательство закрепляет такую самостоятельную стадию гражданского процесса, как подготовка дела к судебному разбирательству, которая является обязательной для каждого гражданского дела.

В силу ст. 148 ГПК РФ задачами стадии подготовки являются, в том числе, уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, а также  представление необходимых доказательств сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

То обстоятельство, что истец не приложил к исковому заявлению перечисленные в определении документы, не является основанием для оставления искового заявления без движения, поскольку представление необходимых доказательств, согласно вышеуказанным нормам процессуального права, производится на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

При таких обстоятельствах у судьи не имелось достаточных оснований для оставления искового заявления без движения.

Определение по делу № 33-2903/17

 

12. Суд, вынося частное определение по конкретному делу, должен указать в нем закон или иной нормативный акт, нарушение которого было допущено и выявлено при рассмотрении дела, а также лицо, его допустившее, в адрес которого выносится частное определение, а также оценить в совокупности все обстоятельства дела.

 

Шуйским городским судом Ивановской области 23.08.2017 года по делу по иску Шуйского межрайонного прокурора в интересах неопределённого круга лиц к Администрации городского округа Шуя о признании бездействия незаконным и возложении обязанности по устройству тротуаров на Северном тракте города Шуи вынесено частное определение, которым постановлено:

- обратить внимание Главы Администрации городского округа Шуя Ивановской области на необходимость соблюдения требований законодательств об обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и их неукоснительном исполнении на всей территории Российской Федерации;

- предложить Главе Администрации городского округа Шуя организовать работу по скорейшему исполнению решения Шуйского городского суда от 6 июня 2012 года по заявлению Шуйского межрайонного прокурора в интересах неопределённого круга лиц к Администрации городского округа Шуя об обязании устроить тротуары на улице 1-я Фрунзе города Шуи согласно требованиям государственного стандарта в полном объёме;

- Главе Администрации городского округа Шуя о принятых мерах в течение месяца со дня получения настоящего определения сообщить в Шуйский городской суд.

Не согласившись с частным определением, Администрация городского округа Шуя обратилась в Ивановский областной суд с частной жалобой, указывая на его необоснованность.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 11.10.2017 года обжалуемое частное определение отменено в связи со следующим.

Согласно части 1 статьи 226 ГПК РФ при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах.

Вместе с тем, по мнению Судебной коллегии, оснований, предусмотренных частью 1 статьи 226 ГПК РФ, для вынесения частного определения как особой формы процессуального реагирования на нарушения закона в рассматриваемом случае не имелось, поскольку материалы дела не содержат достаточных сведений, подтверждающих, что недостатки, ошибки, упущения в деятельности исполнительно-распорядительного органа местного самоуправления или должностных лиц способствовали нарушению законности, закреплённого в статье 13 ГПК РФ Российской Федерации принципа обязательности судебных постановлений, были направлены на затягивание либо уклонение от исполнения решения суда, вступившего в законную силу. Из материалов дела следует, что Администрация городского округа Шуя приступила к исполнению решения суда в период предоставленной отсрочки исполнения решения суда,  осуществила подготовку сметной документации, необходимой для заключения контракта на выполнение работ по устройству тротуаров, организовала проведение электронного аукциона на право заключения контракта на выполнение работ по ремонту тротуаров согласно требованиям Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 5.04.2013 года № 44-ФЗ.

Частное определение вынесено в адрес Главы Администрации городского округа Шуя Ивановской области, должность которого Уставом городского округа Шуя, принятым решением городской Думы городского округа Шуя от 24.08.2005 года № 72, в структуре органов местного самоуправления муниципального образования не предусмотрена. В соответствии с частью 7 статьи 29, части 1 статьи 1, части 2 статьи 30  названного Устава городского округа Шуя, Администрацию городского округа Шуя возглавляет Глава городского округа Шуя.

Кроме того, из протокола судебного заседания от 23.08.2017 года, который в соответствии со статьёй 220 ГПК РФ должен отражать все существенные сведения о разбирательстве дела или совершении отдельного процессуального действия, следовало, что частное определение в ходе рассмотрения дела не оглашалось, о его принятии не разъяснялось при том, что вводная часть частного определения суда содержит указание на его принятие в открытом судебном заседании, в составе председательствующего судьи, при секретаре, с участием  лиц, участвующих в деле. О том, что в ходе судебного заседания по делу было вынесено, оглашено частное определение, согласно требованиям статьи 224 ГПК РФ, из протокола судебного заседания не усматривается.

При таких обстоятельствах частное определение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Определение по делу № 33-2367/17

 

13. Суды общей юрисдикции рассматривают споры по искам о защите прав потребителя из договора долевого участия в строительстве в том случае, если исковое заявление принято до вынесения арбитражным судом определения о введении процедуры наблюдения в отношении застройщика, являющегося ответчиком по делу.

 

Б. обратился в суд с иском к ООО о защите прав потребителя из договора долевого участия в строительстве многоквартирного дома путем взыскания убытков, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Определением Кинешемского городского суда Ивановской области от 17.10.2017 года производство по данному делу прекращено в связи с подведомственностью спора арбитражному суду.

Б. с указанным определением суда не согласился, обратился с частной жалобой с просьбой об его отмене.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 25.12.2017 года обжалуемое определение отменено в связи с нарушением судом первой инстанции норм процессуального права, гражданское дело направлено в суд первой инстанции для рассмотрения по существу. 

Прекращая производство по делу, суд первой инстанции пришел к выводу, что рассмотрение требований Б. к ООО, признанному банкротом определением Арбитражного суда Московской области от 25.09.2017 года, возможно только в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) этого застройщика.

Вместе с тем при рассмотрении апелляционной жалобы Судебной коллегией проведен анализ положений п. 1 ст. 201.4, подп. 1 п. 1 ст. 201.8 Федерального закона от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», приняты во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», а также правовые позиции, приведенные в пункте 1 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 4.12.2013 года в его действующей редакции, из которых следует, что в случае, если исковые требования о признании права собственности на объект долевого строительства или на долю в праве собственности на объект незавершенного строительства в силу Закона о защите прав потребителей предъявлены до вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения в отношении застройщика, основания для отказа в принятии искового заявления или прекращения производства по делу отсутствуют, спор должен быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства судом общей юрисдикции.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что данные подходы относительно влияния времени обращения гражданина в суд (до или после признания застройщика банкротом) на подведомственность дела применимы и в указанном споре о защите прав потребителя, несмотря на то, что предмет иска Б. к ООО включал только денежные требования к застройщику о взыскании убытков и неустойки, штрафа и требования неимущественного характера о взыскании компенсации морального вреда при отсутствии требований о признании права собственности на объект долевого строительства, уже переданный истцу ответчиком.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Б. обратился в суд с иском к ООО о защите прав потребителя из договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома задолго до введения в отношении застройщика, являющегося ответчиком по делу, процедуры наблюдения определением Арбитражного суда Московской области от 25.09.2017 года.

Таким образом, исходя из даты обращения истца в суд, его требования в силу положений пункта 1 статьи 201.4 Закона о  банкротстве подлежали разрешению по существу в суде общей юрисдикции.

                                                                                         Определение по делу 33-2958/17

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

1. Несоответствие выводов, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела явилось основанием для отмены решения, вынесенного по административному иску о признании незаконным решения об аннулировании вида на жительство в Российской Федерации.

 

Иностранный гражданин Т. обратился в суд с административным иском, в котором просил признать незаконным и отменить решение УМВД России по Ивановской области об аннулировании ему вида на жительство в Российской Федерации, обязать административного ответчика документировать его видом на жительство в Российской Федерации.

Основанием для вынесения административным ответчиком оспариваемого решения в отношении Т. послужило представление иностранным гражданином поддельного документа (справки ООО «А» о доходах Т. по форме 2-НДФЛ) и сообщение о себе заведомо ложных сведений при обращении за получением вида на жительство в Российской Федерации (п.п.4 п.1 ст.9 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»), с чем административный истец был не согласен, ссылаясь на отсутствие у него намерений сообщить о себе заведомо ложные сведения или предоставить подложные документы при обращении в миграционный орган.

Решением Октябрьского районного суда г.Иваново от 20 сентября 2017 года заявленные Т. требования удовлетворены в полном объеме.

Разрешая административный спор, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств, свидетельствующих о наличии у административного истца при обращении за выдачей вида на жительство намерений представить заведомо подложный документ и недостоверные сведения о себе, при этом суд исходил из того, что в отношении Т. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.327 УК РФ; Т. недостаточно владеет русским языком, в связи с чем не принял во внимание его объяснения о приобретении справки 2-НДФЛ у незнакомых лиц за плату, данные в ходе проводимой органами полиции процессуальной проверки.

Судебная коллегия по административным делам Ивановского областного суда с указанными выводами не согласилась, указав, что у административного ответчика имелись правовые основания для вынесения оспариваемого решения, поскольку закон связывает вышеуказанное основание для аннулирования вида на жительство не с формой вины, а с самим фактом предоставления иностранным гражданином поддельных или подложных документов и недостоверных сведений о себе, что, бесспорно, подтверждалось представленными доказательствами.

Так, ни в суде первой  инстанции, ни в суде апелляционной инстанции Т. не представил доказательств факта осуществления им трудовой деятельности в ООО «А», сведения о котором он сообщил административному ответчику при обращении за получением вида на жительство в Российской Федерации: не было представлено соответствующего трудового договора с ООО «А», трудовой книжки административного истца, либо иных доказательств, подтверждающих наличие с указанной организацией трудовых правоотношений и получение дохода в заявленном размере. При рассмотрении административного спора Т. не мог однозначно ответить на вопросы о своей должности в ООО «А», периоде работы, руководителе и адресе нахождения организации.

В ходе судебного разбирательства обстоятельства осуществления Т. трудовой деятельности в ООО «А» не были подтверждены административным истцом, что само по себе  свидетельствует о недостоверности представленного Т. документа и сообщенных о себе сведений.

Кроме того, Т. обладает знаниями русского языка в объеме, позволяющим получить высшее образование в России, поскольку он согласно материалам дела в 2015 году закончил высшее учебное заведение в Российской Федерации. Каких-либо доказательств, свидетельствующих о недостаточном знании Т. русского языка, не позволяющим Т. понять свои письменные объяснения, данные в ходе проверки,  не представлено. Соответственно, у суда отсутствовали основания не принимать во внимание указанные объяснения.

При таких обстоятельствах определением судебной коллегии от 7 декабря 2017 года решение Октябрьского районного суда г.Иваново от 20 сентября 2017 года  было отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Дело № 33а-2923/2017

2. Заявления лиц, содержащие данные, указывающие на наличие признаков административного правонарушения, подлежат рассмотрению уполномоченными должностными лицами с вынесением соответствующих процессуальных решений, предусмотренных КоАП РФ, а не в рамках Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации».

К. обратился в суд с административным иском к Прокуратуре Ивановской области, в котором просил признать незаконным бездействие административного ответчика, выраженное в непринятии предусмотренных КоАП РФ решений по его обращению и обязать устранить допущенные нарушения.

Решением Октябрьского районного суда г.Иваново от 30 августа 2017 года в удовлетворении требований К. отказано.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что обращение К. о возбуждении дел об административных правонарушениях было рассмотрено в соответствии с положениями Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации», Федерального закона от 17 января 1992 года № 2202-1 «О прокуратуре», Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30 января .2013 года, К. дан мотивированный ответ, что свидетельствует об отсутствии бездействия со стороны административного ответчика.

Судебная коллегия по административным делам Ивановского областного суда признала вышеуказанный вывод суда ошибочным, исходя из того, что заявление К. о возбуждении дел об административных правонарушениях и привлечении к административной ответственности по ст.5.59 КоАП РФ в отношении указанных в нем лиц подлежало рассмотрению административным ответчиком в порядке, установленном ст.28.1 КоАП РФ, однако никаких процессуальных решений, предусмотренных нормами КоАП РФ, Прокуратурой Ивановской области по обращению административного истца вынесено не было. Данные факты подтверждают наличие бездействия со стороны административного ответчика в связи с непринятием предусмотренных КоАП РФ процессуальных решений, что нарушает права и законные интересы К., который из-за такого бездействия лишился возможности реализовать свое право на обжалование указанных процессуальных решений в соответствии с требованиями главы 30 КоАП РФ.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, судебная коллегия своим определением от 2 ноября 2017 года отменила обжалуемое решение с вынесением по делу нового решения об удовлетворении требований административного истца.

           Дело № 33а-2614/2017

 

3.  Принятие судом решения о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в административном деле, влечет безусловную отмену состоявшегося по делу судебного решения.

 

Е. обратился в суд с административным исковым заявлением к Администрации г.Иваново, руководителю аппарата Администрации г.Иваново М., Главе г.Иваново Ш., в котором просил признать незаконным отказ Администрации г.Иваново в согласовании проведения публичного мероприятия.

Решением Ленинского районного суда г.Иваново от 18 октября 2017 года  административное исковое заявление Е. оставлено без удовлетворения.

При проверке в апелляционном порядке указанного судебного решения судебной коллегией по административным делам Ивановского областного суда установлено, что оспариваемое решение Администрации г.Иваново вынесено в адрес Регионального отделения политической партии С. как организатора публичного мероприятия. Соответственно, Региональное отделение политической партии С. необходимо было привлечь к участию в административном деле.

Вместе с тем указанное лицо к участию в административном деле привлечено не было. 

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд первой инстанции пришел к выводу о законности оспариваемого решения, тем самым разрешив вопрос о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле - Регионального отделения политической партии С.

Указанное существенное нарушение норм процессуального законодательства повлекло безусловную отмену обжалуемого решения Ленинского районного суда г.Иваново от 18 октября 2017 года с направлением административного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

           Дело № 33а-3024/2017

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

1. Допуск работника к выполнению им трудовых обязанностей без прохождения обязательного медицинского осмотра относится к числу длящихся правонарушений, следовательно, сроки давности за данное правонарушение в силу ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

 

Постановлением врио заместителя начальника отдела государственного надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде Государственной инспекции труда в Ивановской области от 24 июля 2017 года ОАО «…» подвергнуто административному наказанию в виде штрафа в размере 55 000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.3 ст.5.27.1 КоАП РФ, которое выразилось в допуске работника к выполнению им трудовых обязанностей без прохождения обязательного медицинского осмотра.

Решением судьи Ивановского районного суда Ивановской области от 19 октября 2017 года постановление от 24 июля 2017 г. отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности. В решении судьей указано на  истечение годичного срока давности привлечения к административной ответственности на момент вынесения постановления должностным лицом в связи с тем, что временем совершения вменяемого административного правонарушения, выразившегося в допуске работника к выполнению им трудовых обязанностей без прохождения обязательного медицинского осмотра, является дата допуска работника к исполнению им своих трудовых обязанностей – 02 ноября 2015 г.

Решением судьи Ивановского областного суда от 30 ноября 2017 года решение судьи Ивановского районного Ивановской области от 19 октября 2017 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд другому судье.

Принимая решение, судья областного суда пришел к выводу, что правонарушение заключается в длительном, систематическом допуске работника к исполнению им трудовых обязанностей без прохождения в установленном порядке обязательного предварительного медицинского осмотра в нарушение требований трудового законодательства и не является разовым действием. Данное административное правонарушение является длящимся, срок давности привлечения общества к административной ответственности исчисляется со дня обнаружения административного правонарушения в ходе проверки, то есть с 15 июня 2017 г. и на момент вынесения постановления по делу он не истек.

 Решение по делу № 21-329/2017

 

2. В частях 1 и 1.1 ст. 30.1 КоАП РФ предусмотрен исчерпывающий перечень лиц, которым предоставлено право обжалования постановлений и решений, вынесенных по делам об административном правонарушении.

 

Определением заместителя прокурора Октябрьского района г.Иваново от 30 июня 2017 года по результатам рассмотрения заявления Л., обратившегося в прокуратуру с заявлением о привлечении к административной ответственности сотрудника ГИБДД, допустившего остановку и стоянку служебного транспортного средства с нарушением п. 12.4, 12.6 Правил дорожного движения, было отказано в возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.19  КоАП, в отношении сотрудника ГИБДД В. 

Решением судьи Фрунзенского районного суда г. Иваново от 04 сентября 2017 года данное определение оставлено без изменения, жалоба Л. без удовлетворения.

Ивановский областной суд, рассмотрев жалобу Л., решение  судьи Фрунзенского районного суда г. Иваново от 04 сентября 2017 года отменил, производство по жалобе прекратил по следующему основанию. Несмотря на то, что в силу п. 3 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ заявление Л. послужило поводом к проведению проверки, на основании которой вынесено определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, Л. не относится к лицам, наделенным правом обжалования в рамках ст.30.1 КоАП РФ, поскольку определением  заместителя прокурора Октябрьского района г. Иваново от 30 июня 2017 года не затрагиваются и не нарушаются права Л., он не является стороной по делу об административном правонарушении. В жалобе, поданной Л. в суд от своего имени, оспаривается определение прокуратуры, которое не затрагивает права, свободы или законные интересы заявителя, поскольку в данном определении дана оценка действиям сотрудника ГИБДД В. по соблюдению им Правил дорожного движения.

Таким образом, Л. не относится к лицам, наделенным правом обжалования в рамках ст. 30.1 КоАП РФ.

Судьей районного суда необоснованно рассмотрена жалоба Л. по существу, так как она была подана лицом, не обладающим правом обжалования.

Решение по делу № 21-269/2017

 

3. Статус должностного лица, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях, должен подтверждаться соответствующим ведомственным правовым актом, действующим на момент рассмотрения им дела об административном правонарушении.

 

Постановлением врио начальника ОГИБДД МО МВД РФ «Кинешемский» А. от 10 августа 2017 года С. был подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 5000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст.12.7 КоАП РФ.

Решением судьи Кинешемского городского суда Ивановской области от 19 сентября 2017 года вышеназванное постановление оставлено без изменения, а жалоба С., – без удовлетворения.

По итогам рассмотрения жалобы С., судья Ивановского областного суда решение судьи Кинешемского городского суда Ивановской области от 19 сентября 2017 года отменил, производство по делу на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ прекратил за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Согласно представленным доказательствам, постановление по делу об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ в отношении С. было вынесено 10 августа 2017 г. врио начальника ОГИБДД МО МВД России «Кинешемский» А.

Из материалов дела следует, что А. был назначен врио начальника ОГИБДД МО МВД России «Кинешемский» на период с 01 по 13 августа 2017 года приказом  начальника УМВД России по Ивановской области № 1527 от 15 августа 2017 г.

Таким образом, на момент вынесения в отношении С. постановления по делу об административном правонарушении от 10 августа 2017 г. ведомственный правовой акт о наделении А. соответствующими полномочиями не был издан, приказ № 1527 о возложении на А. полномочий врио начальника ОГИБДД МО МВД России «Кинешемский» был издан лишь 15 августа 2017 года, то есть после фактического рассмотрения дела, поэтому А. не являлся должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ. 

Указанное обстоятельство судьей районного суда учтено не было.

Рассмотрение дела об административном правонарушении неуполномоченным должностным лицом относится к существенным процессуальным нарушениям, влекущим отмену вынесенного решения.

Решение по делу № 21-274/2017

 

 

 

Отдел систематизации законодательства и аналитических обобщений