Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

от  14 июля 2017 года

О Б З О Р

законодательства и судебной практики Ивановского областного суда

за второй квартал 2017 года

 

1.      Нормативные акты

 

Законы Ивановской области

 

О внесении изменений в некоторые законодательные акты Ивановской области о мерах социальной поддержки в связи с изменением структуры платы за жилое помещение

№ 20-ОЗ

От 05.04.2017 г.

О внесении изменения в статью 3.2 Закона Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 22-ОЗ

От 05.04.2017 г.

О внесении изменений в приложение к Закону Ивановской области «О создании и упразднении судебных участков и должностей мировых судей в Ивановской области»

№ 30-ОЗ

От 05.05.2017 г.

О дополнительных мерах государственной поддержки семей с детьми на территории Ивановской области

№ 40-ОЗ

От 30.05.2017 г.

О внесении изменения в статью 5 Закона Ивановской области «О транспортном налоге»

№ 42-ОЗ

От 31.05.2017 г.

Указы Губернатора Ивановской области

 

Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ивановской области за 1 квартал 2017 года

№ 80-уг

От 17.04.2017 г.

Постановления Правительства Ивановской области

 

О внесении изменения в Постановление Правительства Ивановской области от 17.06.2015 № 277-П «Об утверждении порядка и условий размещения объектов на землях или земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, на территории Ивановской области без предоставления земельных участков и установления сервитутов»

№ 231-п

От 08.06.2017 г.

 

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

  1. Назначение наказания

1.1. Согласно ч.1 ст.6 УК РФ наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Приговором Южского районного суда Ивановской области от 07 февраля 2017 года М. осуждён по п."з" ч.2 ст.112 УК РФ к лишению свободы на 2 года, по п.п."д,з" ч.2 ст.111 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет,  на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений - к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев доводы, приведенные прокурором в апелляционном представлении, пришёл к выводу о том, что судом первой инстанции не в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений и данные о личности осуждённого, что привело к назначению М. необоснованно мягкого наказания.

В соответствии с ч.2 ст.389.18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления и личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

            Судом не в полной мере учтено, что в день освобождения из мест лишения свободы, где отбывал наказание за совершение умышленного тяжкого преступления, М. совершил два умышленных преступления - тяжкое и средней тяжести - против личности.  Кроме того, М. имеет не погашенную и не снятую в установленном законом порядке судимость за совершение умышленного особо тяжкого преступления против личности.

 Данные обстоятельства не позволяют признать назначенное М. наказание - как за каждое из совершённых преступлений, так и по их совокупности,- справедливым и соответствующим целям его назначения - восстановлению социальной справедливости, исправлению осуждённого и предупреждению совершения им новых преступлений, по причине его чрезмерной мягкости.       

Судебной коллегией приговор изменён: назначенное М. наказание усилено в соответствии с п.2 ч.1 ст.389.29 УПК РФ.

Апелляционное определение по делу № 22-0605/2017

 

1.2. Приговор суда изменен в связи с нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона: в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным; погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, что не позволяет учитывать их при назначении наказания; вопрос о виде исправительного учреждения при осуждении за совершение умышленного преступления небольшой тяжести, подлежит разрешению в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 2 Ленинского судебного района города Иваново от 04 августа 2016 года С., ранее судимая,  осуждена за совершение семи преступлений, предусмотренных ч.1 ст.158 УК РФ, на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений к 1 году 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Из материалов дела следует, что С. обвинялась в совершении девяти краж, предусмотренных ч.1 ст.158 УК РФ.

Постановлением мирового судьи от 04 августа 2016 года уголовное дело по обвинению С. в совершении двух краж прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Однако в нарушение п.4 ч.1 ст.27, п.1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора содержит выводы о виновности С. в совершении указанных краж: при описании преступлений приведены обстоятельства их совершения, при назначении наказания указано на совершение девяти преступлений против собственности, что противоречит резолютивной части приговора, согласно которой С. признана виновной в совершении семи преступлений, предусмотренных ч.1 ст.158 УК РФ.

В нарушение требований закона вводная часть обжалуемого приговора содержит указание на предыдущие судимости в отношении С., которые на момент совершения преступлений в соответствии с п. «в», «б» ч.3 ст.86 УК РФ были погашены, и как следствие, в силу ч.6 ст.86 УК РФ не могли учитываться при вынесении приговора.

При назначении наказания мировым судьёй в действиях С. необоснованно в качестве отягчающего обстоятельства признан рецидив преступлений. Приговором от 27 мая 2014 года С. была осуждена за совершение преступлений небольшой тяжести, которые в соответствии с п. «а» ч.4 ст.18 УК РФ не учитываются при признании рецидива преступлений.

Кроме того, является неправомерным назначение вида исправительного учреждения на основании п. «б» ч.1 ст.58 УК РФ, который предусматривает решение вопроса о виде исправительного учреждения в отношении женщин, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Вместе с тем С. осуждена мировым судьёй за преступления небольшой тяжести, следовательно, данный вопрос подлежал разрешению на основании п. «а» ч.1 ст.58 УК РФ.

По указанным основаниям приговор суда изменен со смягчением назначенного С. наказания. Вид режима исправительного учреждения определен  в  соответствии  с  положениями п. «а» ч.1 ст.58 УК РФ.

Постановление по делу  № 44у--07/17

 

2. Вопросы квалификации

 

2.1. Закон не ставит в зависимость признание выдачи оружия добровольной с мотивом поведения лица и обстоятельствами, предшествовавшими ей или повлиявшими на принятое решение, а равно не предусматривает стадию уголовного судопроизводства, на которой добровольная выдача оружия является основанием для освобождения от уголовной ответственности.

                      

Приговором Кинешемского городского суда Ивановской области от 15 августа 2016 года Х. осужден по ч.1 ст.114 УК РФ к 6 месяцам ограничения свободы с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 6 месяцам ограничения свободы с установлением ограничений, перечисленных в приговоре, с освобождением от наказания и снятием судимости на основании п. 9, 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», а также по ч.1 ст.222 УК РФ к 2 годам 6 месяцам  лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

По кассационной жалобе защитника осужденного – адвоката Л., переданной в президиум Ивановского областного суда постановлением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, приговор в части осуждения Х. по ч.1 ст.222 УК РФ отменен с прекращением производства по делу в соответствии с примечанием к ст.222 УК РФ по следующим основаниям.

Из материалов уголовного дела установлено, что в ходе судебного заседания Х. сообщил о намерении добровольно выдать пистолет и указал место, где он его спрятал. До указанного момента органам следствия местонахождение оружия, являвшегося орудием преступления, не было известно. После получения соответствующей информации оружие было обнаружено и изъято.

Таким образом, Х. добровольно сообщил сведения о местонахождении оружия и патронов правоохранительным органам при реальной возможности его дальнейшего хранения.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для освобождения Х. от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч.1 ст.222 УК РФ, обусловленные тем, что статьей 254 УПК РФ не предусмотрено прекращение уголовного дела при добровольной выдаче оружия на стадии судебного следствия, а также, что указанная выдача оружия осуществлена подсудимым с целью избежать наказания за совершенное преступление, не основаны на законе.

Закон не ставит в зависимость признание выдачи оружия добровольной с мотивом поведения лица, а также с обстоятельствами, предшествовавшими ей или повлиявшими на принятое решение.

Кроме того, в примечании к ст. 222 УК РФ не предусмотрена стадия уголовного судопроизводства, на которой добровольная выдача оружия является основанием для освобождения от уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали причины для непризнания действий Х., добровольно выдавшего оружие в судебном заседании, основанием для освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ.

Постановление по делу  № 44у-9/17

 

3. Процессуальные вопросы

 

3.1. Состоявшиеся по уголовному делу судебные акты отменены в связи с неправильным применением уголовного закона: при разъяснении сомнений и неясностей, возникших при исполнении приговора в порядке п.15 ст.397 УПК РФ суд не вправе разрешать вопросы, затрагивающие существо приговора.

 

Приговором Пучежского районного суда Ивановской области от 22 декабря 2016 года Г., ранее судимый, осуждён по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч.4 ст.74, ст.70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Постановленим Пучежского районного суда Ивановской области от 30 марта 2017 года разъяснены сомнения и неясности, возникающие при исполнении приговора от 22 декабря 2016 года, путём указания в резолютивной части приговора текста следующего содержания: «В соответствии с ч.2 ст.22, п. «в» ч.1 ст.97 и ч.2 ст.99 УК РФ назначить Г. принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра по месту отбывания наказания».

В апелляционном порядке вышеназванные судебные акты не обжаловались.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные решения с направлением уголовного дела на новое рассмотрение, президиум, указал следующее.

Из материалов уголовного дела установлено, что в отношении Г. была проведена судебно-психиатрическая экспертиза. Согласно заключению экспертов выявленное у Г. психическое расстройство не лишало его во время совершения деяний и в настоящее время способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; однако лишало Г. способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период совершения деяний; в связи с тем, что психическое расстройство у Г. связано с возможностью причинения им иного существенного вреда окружающим, в случае осуждения в соответствии с п. «в» ч.1 ст.97, ч.2 ст.99, 100 УК РФ ему может быть назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

Согласно ч.2 ст.22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания.

В соответствии с ч.2 ст.22, п. «в» ч.1, ч.2 ст.97, ч.2 ст.99 УК РФ совершившим преступление лицам, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости, когда расстройство связано с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда, могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

Вместе с тем  психическое состояние Г. при назначении наказания не учтено,  вопрос о назначении принудительной меры медицинского характера не решён.

Вынесенное судом постановление от 30 марта 2017 года, которым  назначена принудительная мера медицинского характера, не может быть признано законным и обоснованным. П.15 ст.397 УПК РФ, которым руководствовался суд, предусматривает разъяснение сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора. Постановлением же по существу принято решение об изменении приговора, что не входит в компетенцию суда, постановившего приговор.

Кроме того, признав смягчающим наказание обстоятельством предусмотренное п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ активное способствование раскрытию и расследованию преступления и установив отсутствие отягчающих обстоятельств, суд не указал в приговоре на применение правил ч.1 ст.62 УК РФ, снижающей верхний предел максимального срока наказания.

По смыслу закона, назначая лицу наказание в виде лишения свободы по совокупности приговоров, суд должен назначить ему вид исправительного учреждения в соответствии с требованиями ст.58 УК РФ после определения окончательной меры наказания. Таким образом, при определении вида исправительного учреждения суд должен учитывать категории всех совершённых лицом преступлений.

Указанные требования закона в отношении Г. не соблюдены. Судом не учтено, что приговором от 29 июля 2015 года Г. осуждён, в том числе,  за тяжкое преступление, предусмотренное п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, что влечёт решение вопроса о назначении вида исправительного учреждения в соответствии с п. «б» ч.1 ст.58 УК РФ, согласно которому мужчинам, осуждённым к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима. Суд, руководствуясь п. «а» ч.1 ст.58 УК РФ, неверно определил вид исправительного учреждения, в котором Г. надлежит отбывать наказание.

Постановление по делу № 44у-08/2017

 

3.2. В соответствии с ч. 4 ст. 231 УПК РФ при назначении судебного заседания стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

 

Приговором Вичугского городского суда Ивановской области от 8 июля 2016 года Г. осужден по ст.199.2 УК РФ к штрафу в размере 350000 рублей. На основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» Г. освобождён от назначенного наказания со снятием судимости.

Дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Установив, что судебная повестка и копия постановления суда о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания фактически вручены адресату после вынесения обжалуемого приговора, а также ввиду отсутствия в протоколе судебного заседания сведений о выяснении судом вопроса соблюдения установленного законом срока при извещении Г. о месте, дате и времени судебного заседания, и достаточности последнему времени для подготовки к защите, президиум областного суда пришел к выводу о том, что по уголовному делу допущено существенное нарушение требований уголовно-процессуального закона, повлиявшее на исход дела. Вместе с тем утверждение в кассационной жалобе о том, что о дате судебного заседания Г. узнал от защитника накануне судебного заседания и достаточного времени для подготовки к защите не имел, материалами дела не опровергнуто.

Приговор суда отменен, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Постановление по делу  № 44у--11/17

 

3.3. Постановив обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства, суд не выполнил требования ч.1 ст.314, ч.ч.4 и 7 ст.316 УПК РФ.

 

Приговором Советского районного суда г.Иваново от 26 апреля 2017 года Г. осужден по ст.228 ч.2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Как следует из приговора, постановленного в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, Г. признан судом виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, имевшем место 23 января 2017 года.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев доводы, приведенные в апелляционной жалобе осужденного, пришел к выводу, что, постановив приговор без проведения судебного разбирательства, суд не выполнил требования уголовно-процессуального закона, по смыслу которого:

- при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке судам надлежит устанавливать, имеются ли необходимые для этого условия;

- такими условиями следует считать, кроме прочего, понимание обвиняемым существа предъявленного обвинения и согласие с ним в полном объёме, обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по уголовному делу доказательствами.

Тем самым, в случае заявления обвиняемым ходатайства об особом порядке судебного разбирательства, суд не освобождается от обязанности убедиться в обоснованности предъявленного данному лицу обвинения.

Из материалов дела видно, что при проведении очной ставки со свидетелем А., а также в ходе допроса в качестве обвиняемого от 24 марта 2017 года Г. вину в совершении инкриминированного преступления фактически не признал, согласившись лишь с фактом нахождения у него пакета черного цвета, который он положил в карман, чтобы потом посмотреть, что в нем находилось. О нахождении в пакете именно наркотического вещества узнал только впоследствии.

Таким образом, Г. лишь формально согласился с предъявленным обвинением, что  не было принято во внимание судьей при назначении уголовного дела к рассмотрению и при его рассмотрении в особом порядке судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами, бесспорным не является. Для разрешения вопроса о доказанности виновности Г. в предъявленном обвинении необходимо непосредственное исследование доказательств по делу и их оценка в соответствии с положениями ст.ст.87 и 88 УПК РФ.

Учитывая имевшиеся препятствия к постановлению приговора в порядке главы 40 УПК РФ, судебная коллегия приговор отменила в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые путём несоблюдения процедуры судопроизводства повлияли на вынесение законного и обоснованного судебного решения, и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе со стадии подготовки к судебному заседанию.  

Апелляционное определение по делу № 22-1027/2017

 

4. Пересмотр приговоров

 

4.1. При пересмотре приговора нарушены требования ст.70 УК РФ.

 

С., осужденный приговором Вичугского городского суда Ивановской области от 23 декабря 2016 года по п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения, обратился  с ходатайством о пересмотре в порядке ст.10 УК РФ ранее постановленных в отношении него приговоров.

Октябрьским районным судом г.Иваново ходатайство осужденного удовлетворено:

- по приговору от 20 сентября 2011 года С. освобожден от наказания, назначенного по ч.1 ст.158 УК РФ, в связи с декриминализацией деяния;

- по преступлению, квалифицированному по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, исключен квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину», и наказание снижено до 1 года 10 месяцев лишения свободы;

- из резолютивной части того же приговора исключено указание на назначение наказания в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ;

- постановлено считать С. осужденным по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы;

- наказание, назначенное в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности с приговором от 24 ноября 2009 года, снижено до 2 лет 5 месяцев лишения свободы.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев доводы, приведенные осужденным в апелляционных жалобах, пришел к выводу, что судом первой инстанции допущено нарушение требований Общей части Уголовного кодекса РФ.

Приговором от 20 сентября 2011 года С. Осуждался:

- по ч.1 ст.158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы;

- по п."а" ч.3 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

- в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ - к 2 годам 3 месяцам лишения свободы;

- на основании ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично - в виде 6 месяцев лишения свободы - присоединялась не отбытая часть наказания по приговору от 24 ноября 2009 года.

При пересмотре приговоров в порядке ст.10 УК РФ, 21 февраля 2012 года суд, снизив наказание по приговору от 24 ноября 2009 года на 2 месяца лишения свободы, снизил на тот же срок окончательное наказание, назначенное по приговору от 20 сентября 2011 года в соответствии со ст.70 УК РФ, определив его в виде 2 лет 7 месяцев лишения свободы. То есть, не отбытая часть наказания по приговору от 24 ноября 2009 года, присоединенная к наказанию, назначенному по приговору от 20 сентября 2011 года (2 года 3 месяца лишения свободы), на основании ст.70 УК РФ, составила 4 месяца лишения свободы.

Следовательно, при приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством, суд, установив, что деяние, за совершение которого С. осужден 20 сентября 2011 года по ч.1 ст.158 УК РФ, декриминализировано и из приговора подлежит исключению указание на его осуждение за данное деяние и назначение ему наказания за это деяние, а также снизив наказание, назначенное этим же приговором по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ до 1 года 10 месяцев, на основании ст.70 УК РФ не мог присоединить к этому наказанию более 4 месяцев лишения свободы, являющихся не отбытой частью наказания по приговору от 24 ноября 2009 года.

В нарушение указанных требований Общей части УК РФ, суд, назначив наказание в соответствии со ст.70 УК РФ в виде 2 лет 5 месяцев лишения свободы, фактически присоединил не отбытую часть наказания, равную 7 месяцам лишения свободы.

Суд апелляционной инстанции изменил обжалованное С. постановление, снизив наказание, назначенное осужденному по совокупности приговоров от 20 сентября 2011 года и 24 ноября 2009 года, на основании ст.70 УК РФ, с 2 лет 5 месяцев лишения свободы до 2 лет 2 месяцев лишения свободы.

Апелляционное постановление по делу № 22-0892/2017

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1. В силу положений ч.3 ст.349.3 Трудового кодекса Российской Федерации соглашения о расторжении трудовых договоров в соответствии со ст.78 Трудового кодекса Российской Федерации  с работниками, категории которых указаны в части первой указанной статьи (руководители, их заместители, главные бухгалтеры и заключившие трудовые договоры члены коллегиальных исполнительных органов государственных корпораций, государственных компаний, а также хозяйственных обществ, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной или муниципальной собственности) не могут содержать условия о выплате работнику выходного пособия, компенсации и (или) о назначении работнику каких-либо иных выплат в любой форме.

 

Б. обратился в суд с иском к ОАО «…» о взыскании выходного пособия при увольнении. В обоснование заявленных требований указал, что работал «в должности». Трудовой договор расторгнут по соглашению сторон. Трудовым договором была предусмотрена выплата компенсации при увольнении в размере трехкратной среднемесячной заработной платы и материальной помощи к отпуску в размере двух должностных окладов. При осуществлении расчета при увольнении ответчик данную выплату компенсации не произвел, поэтому истец с учетом уточненных исковых требований просил взыскать с ответчика выходное пособие и материальную помощь «в сумме».

Решением Ленинского районного суда г. Иваново от 13.03.2017 исковые требования Б. удовлетворены частично, с ответчика в пользу истца взыскано выходное пособие «в размере», с ответчика взыскана государственная пошлина.

Разрешая заявленные требования и удовлетворяя их, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст.178, ч.4 ст.349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, а также положениями трудового договора, которым предусмотрено условие о выплате выходного пособия при увольнении по соглашению сторон.

С решением не согласился ответчик, обратился в областной суд с апелляционной жалобой.

Отменяя принятое по делу судебное решение с вынесением нового решения, которым в удовлетворении заявленных исковых требований отказано в полном объеме, судебная коллегия указала следующие.

Прекращение трудового договора по соглашению сторон является одним из общих оснований прекращения трудового договора согласно п.1 ч.1 ст.77 Трудового кодекса Российской Федерации.

При прекращении трудового договора по соглашению сторон выплата работнику выходного пособия законом не предусмотрена. В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации выплата выходного пособия работнику полагается не при любом увольнении, а только при увольнении по указанным в законе основаниям.

Вместе с тем в ч.4 ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации содержится положение о том, что трудовым договором или коллективным договором могут предусматриваться другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом.

Такое исключение предусмотрено ч.3 ст.349.3 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой соглашения о расторжении трудовых договоров в соответствии со ст.78 Трудового кодекса Российской Федерации с работниками, категории которых указаны в ч.1 настоящей статьи (руководители, их заместители, главные бухгалтеры и заключившие трудовые договоры члены коллегиальных исполнительных органов государственных корпораций, государственных компаний, а также хозяйственных обществ, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной или муниципальной собственности), не могут содержать условия о выплате работнику выходного пособия, компенсации и (или) о назначении работнику каких-либо иных выплат в любой форме.

Истец на момент увольнения занимал должность директора по экономике и финансам акционерного общества, 100 процентов акций которых принадлежит мэрии города …

Положения трудового договора о выплате истцу при расторжении трудового договора по соглашению сторон по пункту 1 части первой статьи 77 ТК РФ (ст.78 ТК РФ) выходного пособия в размере трехкратной среднемесячной заработной платы противоречит ч.3 ст.349.3 Трудового кодекса Российской Федерации.

Статья 349.3 введена в Трудовой кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 02.04.2014 №56-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части введения ограничения размеров выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров для отдельных категорий работников», вступившим в силу 13 апреля 2014 года. Соответственно, условие заключенного сторонами трудового договора от «дата» о выплате ответчику компенсации в случае прекращения трудового договора по соглашению сторон противоречит ч.3 ст.349.3 Трудового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в силу прямого указания в законе, в отношении истца в части выплаты ему выходного пособия при увольнении не могли применяться условия заключенного с ним трудового договора.

Определение по делу 33-1244/17

 

2. Установленный статьями 215, 216 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации перечень оснований для приостановления производства по гражданскому делу является исчерпывающим и не подлежит расширенному толкованию.

 

Л. обратилась в Гаврилово-Посадский районный суд Ивановской области с заявлением о взыскании с СПК «…» в ее пользу судебных расходов на оплату услуг представителя, понесенных ею при рассмотрении дела в Гаврилово-Посадском районном суде Ивановской области, а также судебных расходов на оплату услуг представителя, понесенных ею при рассмотрении апелляционной жалобы в Ивановском областном суде.

Определением Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 23.03.2017 года производство  по рассмотрению заявления Л. о возмещении судебных расходов приостановлено до рассмотрения кассационной жалобы СПК «…» на определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда.

На определение от 23.03.2017 года Л. подала частную жалобу, в которой просила его отменить, полагая, что законных оснований для приостановления производства по ее заявлению у суда не имелось.

Отменяя вынесенное судом определение с направлением дела на новое рассмотрение, судебная коллегия указала следующее.

В качестве основания для приостановления производства по заявлению Л. о возмещении судебных расходов по настоящему гражданскому делу суд первой инстанции сослался на невозможность рассмотрения заявления до рассмотрения кассационной жалобы СПК «…», поскольку в случае удовлетворения кассационной жалобы возможно изменение распределения понесенных сторонами судебных расходов.

Вместе с тем, как отмечено судом апелляционной инстанции, статьи 215, 216 Гражданского процессуального кодекса РФ содержат исчерпывающий перечень оснований, по которым суд обязан или вправе приостановить производство по гражданскому делу. Основание, названное судом при приостановлении производства по заявлению Л. о взыскании судебных расходов, к числу оснований, указанных в названных нормах закона, не относится.

Ссылка суда на то, что принятое судом кассационной инстанции решение может повлиять на  распределение понесенных сторонами судебных расходов по делу, не имеет правового значения при рассмотрении заявления Л. о взыскании судебных расходов.

Определение по делу 33-1256/17

 

3. При разрешении вопроса о разграничении подведомственности дел с участием граждан между судами общей юрисдикции и арбитражными судами следует исходить из субъектного состава участников спора, а также характера сложившихся между ними правоотношений.

 

К. обратился в суд с иском к И. о взыскании долга по договору займа.

Определением Ленинского районного суда г.Иваново от 02.03.2017 года производство по гражданскому делу по иску К. к И. прекращено на основании п.1 ч.1 ст.134 Гражданского процессуального кодекса РФ ввиду подведомственности спора Арбитражному суду.

Истец К. подал частную жалобу, в которой просил об отмене вынесенного судом определения, полагая, что возникший спор о взыскании денежных средств по договору займа, заключенный между физическими лицами, не носит экономических характер и подведомственен суду общей юрисдикции.

Определением судебной коллегии по гражданским делам оспариваемое определение отменено, дело направлено в суд первой инстанции для рассмотрения по существу. При этом судебная коллегия пришла к следующим выводам.

При определении подведомственности гражданских дел должны учитываться в совокупности два основных критерия разграничения компетенции между арбитражными судами и судами общей юрисдикции: характер спорных правоотношений и их субъектный состав. 

По смыслу норм процессуального законодательства гражданин может участвовать в арбитражном процессе в качестве стороны исключительно в случаях, если на момент обращения в арбитражный суд он имеет государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, либо, если участие гражданина без статуса индивидуального предпринимателя в арбитражном процессе предусмотрено федеральным законом.

Из представленной истцом К. расписки усматривается, что между истцом и ответчиком возникли правоотношения, вытекающие из договора займа, заключенного между физическими лицами; письменных доказательств в подтверждении иного  материалы  гражданского дела не содержат, а свидетельские показания, в силу ч 1 ст. 161,  ч. 1 ст.162 Гражданского кодекса РФ, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса РФ, в данном случае не являются  допустимыми доказательствами.

 Тот факт, что ответчик И. является  директором  и учредителем  ООО «…», а истец К. является учредителем  ООО «…» не имеет правового значения для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, так как ни к одной из категорий споров, перечисленных в ч.1 ст. 33 и ст. 225.1  Арбитражного процессуального кодекса РФ,  настоящий спор не отнесен.

Дальнейшее использование денежных средств, полученных по договору займа, в предпринимательских целях само по себе не может влиять на подведомственность спора, вытекающего из договорных отношений двух физических лиц.

Таким образом, между физическими лицами К. и И. возник спор о взыскании денежных средств по договору займа, который в силу положений ст. 22 ГПК РФ подведомственен суду общей юрисдикции.

Определение по делу 33-1025/17

 

4. Бремя доказывания факта причинения физических или нравственных страданий и наличия оснований для взыскания компенсации морального вреда с работодателя возлагается на работника.

 

Г. обратилась в суд с исковым заявлением к ООО «…» о признании действий незаконными и взыскании компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, что уволена ответчиком по собственному желанию, при ознакомлении с приказом об увольнении истец написала заявление о выдаче ей копии приказа об увольнении и копии трудового договора. При рассмотрении дела истец просила признать непредставление ответчиком копии приказа об увольнении и копии трудового договора, справки о заработной плате в установленный законом срок незаконным, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда и расходы по оплате услуг представителя.

Решением Фрунзенского районного суда г.Иваново от 20.02.2017 года исковые требования Г. удовлетворены частично.

Не согласившись с принятым суде6ным решением ООО «…» обратилось с апелляционной жалобой, в которой просило об отмене принятого судебного решения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда решение суда первой инстанции отменено с вынесением по делу нового решения, которым в удовлетворении исковых требований Г. отказано в полном объеме. При этом судебная коллегия указала следующее.

Разрешая спор, удовлетворяя исковые требования истца, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик нарушил сроки выдачи вышеперечисленных документов, чем причинил последней моральный вред.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что в последний день работы, являющийся днем прекращения трудового договора, истец была временно нетрудоспособна, на работу не выходила, следовательно, у работодателя отсутствовала возможность ознакомить истца с приказом об увольнении и выдать ей справку о сумме заработной платы, иных выплат и вознаграждений за два календарных года.

С заявлением о выдаче копии приказа об увольнении  и трудового договора Г. обратилась после прекращения трудового договора. В заявлении о выдаче копий указанных документов не просила направить требуемые ею копии документов по почте, адрес проживания не указала.

После подачи заявления Г. к работодателю за копиями требуемых документов не приходила, в связи с чем работодатель копии приказа об увольнении и трудового договора, а также справку о заработной плате направил ценным письмом по почте с описью вложения по адресу регистрации Г., указанному в трудовом договоре. Данное письмо было возвращено по истечении срока хранения.

Таким образом, работодатель свою обязанность по выдаче документов истцу выполнил в полном объеме. Вина ответчика в том, что истец не получила требуемые документы, отсутствует.

Сам по себе факт, что ответчик не направил истцу уведомление о необходимости явиться за справкой либо о даче согласия на отправление ее по почте при том, что ответчик направил справку истцу по почте, нарушением прав работника, влекущим взыскание компенсации морального вреда в силу ст. 237 ТК РФ не является.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Бремя доказывания наличия морального вреда возлагается на истца.

Истец доказательств причинения морального вреда в суд не представил.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что нарушение трудовых прав истца ответчиком не допущено, факт причинения истцу действиями ответчика физических или нравственных страданий не доказан, оснований для удовлетворения требований о признании действий ответчика незаконными и взыскании компенсации морального вреда не имеется.

Определение по делу 33-1268/17

 

5. Необоснованное взыскание страхового возмещения в денежном выражении повлекло отмену судебного решения в указанной части.

 

О. обратился в суд с иском к СПАО «…» о взыскании суммы страхового возмещения. В обоснование исковых требований указал, что заключил с ответчиком договор страхования принадлежащего ему на праве собственности автомобиля. В период действия договора страхования произошло дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП) с участием автомобиля истца и автомобиля под управлением К. Истец обратился в СПАО «…» с заявлением о наступившем страховом случае. В связи с тем, что согласно условиям страхового полиса форма страховой выплаты определена на основании счетов за фактический ремонт на СТОА, на которую истец будет направлен страховщиком, истец досудебной претензией просил изменить форму получения страхового возмещения на выплату денежными средствами по калькуляции независимого эксперта, поскольку в Правилах страхования не определен срок выполнения ремонта, что является существенным  условием договора подряда и может повлечь нарушение прав истца как потребителя, а также отсутствует трехстороннее соглашение (между истцом, СТОА и СПАО) о сроке ремонта, гарантии на поставленные запасные части и выполненные работы.

Поскольку страховое возмещение выплачено не было, истец обратился за защитой своих интересов в суд.

Решением Фрунзенского районного суда г.Иваново от 20 февраля 2017 года исковые требования удовлетворены частично.

Не согласившись с принятым судебным решением, СПАО «…» обратилось с апелляционной жалобой на решение суда, в которой просило его отменить.

Определением судебной коллегии принятое судебное решение в части взыскания со СПАО в пользу О. страхового возмещения «в размере» отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что страховая компания сроки выдачи направления на ремонт не нарушала и была готова исполнить обязательства перед истцом, выдав соответствующее направление на ремонт в ООО «…», о чем уведомила истца, суд также указал на отсутствие доказательств нарушения прав истца на выполнение качественного ремонта, в разумный срок, доказательств возможного снятия автомобиля с гарантийного обслуживания, пришел к выводу о том, что истец от исполнения своих обязательств по получению направления отказался. Вместе с тем, суд принял решение о взыскании страхового возмещения в денежном выражении, при этом не указал мотивы принятого по делу решения.

Однако данные выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права и признаны не соответствующими установленным по делу обстоятельствам.

В соответствии с п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов (ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что размер ущерба по договору добровольного страхования между О. и СПАО определяется на основании счетов за фактически выполненный ремонт на СТОА по направлению страховщика.

В рассматриваемом случае страховщиком были  своевременно выполнены обязательства по договору в части выдачи направления на ремонт автомобиля, которое было получено истцом. Вместе с тем, истец автомобиль на СТОА не направил, отремонтировал его самостоятельно и представил на осмотр страховщику. При таких обстоятельствах основания для взыскания страхового возмещения в денежном выражении отсутствовали.

Судебная коллегия пришла к выводу, что заключенным договором страхования была предусмотрена единственная форма страхового возмещения – в виде оплаты счетов по ремонту на СТОА по направлению страховщика.

Требования истца о замене выплаты страхового возмещения денежными средствами были обусловлены отсутствием указания в Правилах страхования срока выполнения ремонта, а также отсутствием трехстороннего соглашения о сроке ремонта со СТОА и страховщиком, гарантии на поставленные запасные части. Между тем отсутствие в Правилах страхования таких положений само по себе не является основанием для удовлетворения настоящих исковых требований.

Истец, будучи осведомлен о форме выплаты страхового возмещения, просил выплатить возмещение в денежном выражении. Получив направление на ремонт, транспортное средство на СТОА не представил, на момент обращения к страховщику с претензией по вопросу определения срока проведения ремонтных работ истец транспортное средство уже восстановил. При таких обстоятельствах оснований утверждать о нарушении страховщиком прав истца как потребителя на качественный и своевременный ремонт, о котором истец указывал в претензии, не имеется.

Определение по делу 33-1155/17

 

6. Производство по делу прекращено по основаниям абз. 3 ст. 220 ГПК РФ ввиду тождественности спора в части лиц, участвующих в деле.

 

У. обратился в суд с иском к АО СГ «…» о взыскании страхового возмещения. В ходе рассмотрения дела судом произведена замена ответчика на ООО СК «…».

Заочным решением Ленинского районного суда г. Иваново от 9 марта 2017 года исковые требования У. удовлетворены частично.

ООО СК «…» обратилось с апелляционной жалобой на решение суда, в которой просило его отменить.

Отменяя принятое судебное решение с прекращением производства по делу, судебная коллегия пришла к следующему.

Из материалов дела следует и судом установлено, что «в дату» «на автодороге» произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля истца. Виновным в ДТП признан другой участник дорожного движения – М.А., чья гражданская ответственность на момент ДТП была застрахована по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств ООО «…», по договору добровольного страхования гражданской ответственности в АО СГ «…».

На основании договора цессии У. (цедент) уступил право требования исполнения обязательств, связанных с возмещением убытков (неустойки, штрафа), которые были причинены цеденту в результате страхового случая (ДТП) - М.В.

На основании акта о страховом случае ООО «…» выплатило М.В. страховое возмещение «в размере».

М.В., действуя через представителя, обратился в АО СГ «…» с заявлением, в котором просил урегулировать убыток по приложенным им банковским реквизитам. Претензия М.В., была оставлена страховщиком без удовлетворения, после чего последний обратился за защитой своих интересов в суд.

В ходе рассмотрения дела судом истец отказался от иска, вступившим в законную силу определением суда производство по делу по иску М.В. прекращено.

Впоследствии между М.В. и У. заключен договор, по условиям которого стороны договорились считать договор цессии расторгнутым.

У., действуя через своего представителя, обратился в АО СГ «…» с заявлением о выплате страхового возмещения, в котором уведомил страховщика о том, что договор уступки права требования, заключенный между ним и М.В., в соответствии с которым последний обращался в АО СГ «…» с заявлением о выплате страхового возмещения по ДТП, расторгнут, просил выплатить страховое возмещение, после чего обратился за защитой своих интересов в суд.

Удовлетворяя исковые требования, суд признал за У. право по иску, при этом указал, что ранее М.В., являясь новым кредитором на основании договора цессии, заключенного с У., обращался в суд, однако от иска отказался. В связи с расторжением цессии, а также неполучением цессионарием страхового возмещения по договору, у истца имеется право на получение страховой выплаты по договору.

С данными выводами судебная коллегия не согласилась и указала, что в силу положений ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон.

Предусмотренное основание для прекращения производства по делу связано с установлением тождественности вновь заявленных требований и тех, по которым вынесено и вступило в законную силу судебное постановление.

При разрешении иска Родниковским районным судом Ивановской области лицом, обладающим правом требования выплаты страхового возмещения по страховому случаю, являлся М.В. на основании представленного им договора цессии, по которому он приобрел право требования от ответчика выплаты страхового возмещения. У., как следует из материалов дела и пояснений его представителя, таким правом на тот момент не обладал.

Отказываясь от иска, М.В. тем самым отказался от защиты права в судебном порядке. У., будучи привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, возражений по заявлению истца не высказывал, определение суда о прекращении производства по делу не обжаловал.

Договор цессии был расторгнут сторонами после вступления в законную силу определения Родниковского районного суда Ивановской области, таким образом, стороны фактически совершили обратную уступку прав (требования), из соглашения о расторжении договора  следует, что стороны по договору претензий друг к другу не имеют.

Вышеизложенное свидетельствует о перемене лиц в страховом правоотношении на стороне страхователя (выгодоприобретателя) и тождественности спора в части лиц, участвующих в настоящем деле, и ранее рассмотренном Родниковским районным судом Ивановской области. При обращении с настоящим иском У. ссылался на те же обстоятельства, что и М.В., указывал тот же предмет иска. При таких обстоятельствах иск У. является тождественным, в связи с чем производство по делу подлежит прекращению в соответствии с абз.3 ст.220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.  

Определение по делу 33-1239/17

 

7. Неправильное применение судом норм материального права и несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела повлекли отмену судебного решения по делу о защите прав потребителя.

 

Б. обратился в суд с иском к ПАО «Сбербанк России» о защите прав потребителя, просил взыскать с ответчика неправомерно списанные денежные средства с его дебетовой, а также кредитной карты на общую сумму… Считает, что действиями ответчика нарушены его права потребителя на получение услуги надлежащего качества.

Решением Кинешемского городского суда Ивановской области от 30 января 2017 года  исковые требования Б. удовлетворены частично. При этом суд пришел к выводу о том, что ответчик оказал услугу ненадлежащего качества, повлекшую причинение истцу имущественного вреда в виде списания денежных сумм со счетов последнего, и подлежащих возмещению.

Ответчик ПАО «Сбербанк России» обратилось с апелляционной жалобой, в которой просило решение суда отменить.

Определением судебной коллегии оспариваемое решение отменено, в удовлетворении исковых требований Б. отказано по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 848 Гражданского кодекса РФ банк обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним, банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, если договором банковского счета не предусмотрено иное.

Банк проверяет полномочия лиц, которым предоставлено право распоряжаться счетом, в порядке, определенном банковскими правилами и договором с клиентом.

При получении вышеуказанных карт, Б. был ознакомлен с Условиями  выпуска, обслуживания и использования карт, Памяткой держателя, Общими условиями выпуска и обслуживания кредитной карты, Памяткой по безопасности, Руководством по использованию услуг «Мобильного банка» и Сбербанка Онлайн, согласился с ними и обязался их выполнять.

Получив международную расчетную и кредитные карты, истец был вправе самостоятельно совершать операции по своим счетам, в том числе, производить безналичную оплату за товары и услуги, а также давать распоряжение банку о перечислении денежных средств со своего счета на другие счета, о списании денежных средств, эквивалентных суммам операций, совершенным им по картам, и выставленным к оплате через международные платежные системы. Условиями заключенного сторонами договора, была предусмотрена возможность использования клиентом технологий дистанционного банковского обслуживания, включая интернет-банкинг - способ дистанционного банковского обслуживания клиентов, осуществляемого кредитными организациями в сети Интернет (в том числе через WEB-сайты в сети Интернет).

Судом установлено, что денежные средства были сняты со счетов истца посредством проведения нескольких платежных операций через сеть Интернет  с торговой площадки сервиса  RAPIDA – ONLINE, с использованием услуги «Мобильный банк», подключенной к номеру телефона истца, указанного им в качестве контактного, а также  с вводом  известных только клиенту идентификационных сведений банковских карт (полного номера банковских карт, дат их действия, CVC-кодов, указанных на обороте карт) и одноразовых паролей, направленных банком и поступивших на  мобильный телефон истца.

Согласно сообщению ООО НКО «Рапида»  пользователем была зарегистрирована учетная запись на имя Е. При этом логином учетной записи, выступал абонентский номер …. 20 марта 2015 года пользователем была пройдена идентификация на имя Е. Поступившие платежи в счет пополнения баланса учетной записи не имеют каких-либо комментариев и цель пополнения определить не возможно. Все вышепоименованные платежи являются входящими (пополнение баланса учетной записи).

В ходе судебного разбирательства ответчик ссылался на то, что списание денежных средств на основании поступившего авторизационного запроса предусматривает особый порядок идентификации личности физического лица, который не предусматривает введение ПИН-кода, в этом случае используются лишь реквизиты банковской карты, известные только ее держателю. Верность ввода реквизитов карты подтверждается выпиской по счету и информацией из платежной системы в отношении оспариваемых истцом операций, в связи с чем  банк был обязан исполнить распоряжения клиента, поскольку реквизиты карты, CVC-код, коды 3-D Secure (одноразовые пароли) известны только клиенту, за их сохранность и недоступность третьим лицам ответственность несет сам клиент.

ПАО «Сбербанк России» представлены доказательства о принятии надлежащих мер, обеспечивающих безопасность используемых им программно аппаратных средств, в том числе исключающих возможность получения средств идентификации и аутентификации клиента посторонними лицами. 

Согласно представленным в материалы дела биллингам, абонентский номер истца после получения от банка одноразовых паролей для подтверждений операций неоднократно соединялся со сторонним телефонным номером, что в совокупности иными с имеющимися в деле доказательствами является свидетельством того, что истец сообщил персональные данные платежных банковских карт и пароли третьим лицам,  тем самым предоставив возможность списывать с его счета денежные средства без его дополнительного распоряжения на это.

При таких обстоятельствах, у банка имелись все  основания полагать, что распоряжение на снятие денежных средств дано уполномоченным лицом, установленные банковскими правилами и договором процедуры позволяли банку идентифицировать выдачу распоряжения клиентом.

С учетом этого, судебная коллегия пришла к выводу, что ПАО «Сбербанк России» надлежащим образом исполнил свои обязательства по договорам банковских счетов истца, обеспечив при оказании услуги безопасность имущества потребителя, во избежание причинения ему вреда.

Поскольку установлены обстоятельства отсутствия вины ПАО «Сбербанк России», требования истца о взыскании с ответчика морального вреда в порядке ст. 15 Закона «О защите прав потребителей», процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке ст.395 Гражданского кодекса РФ, и убытков  удовлетворению не подлежат. Оснований для взыскания с ответчика штрафа, предусмотренного п.6 ст.13 Закона «О защите прав потребителей», не имеется.

Определение по делу № 33-929/17

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

1. Датой подачи жалобы следует считать день сдачи почтового отправления оператору почтовой связи.

 

Определением  Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 18 апреля 2017 года частная жалоба ИФНС России по г.Иваново на определение того же суда от 24 марта 2017 года возвращена заявителю с приложенными к ней документами в связи с пропуском срока на ее подачу и отсутствием ходатайства на восстановление  срока.

На определение Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 18 апреля 2017 года  ИФНС России по г.Иваново подана частная жалоба, в  которой содержится просьба об отмене данного определения.

Определением судебной коллегии оспариваемое определение отменено по следующим основаниям.

По общему правилу, установленному ч. 1 ст. 314 КАС РФ, частная жалоба, представление прокурора могут быть поданы в течение пятнадцати дней со дня вынесения определения судом первой инстанции, если иные сроки не установлены настоящей статьей.

Согласно ч. 4 ст. 93 КАС РФ процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок (за исключением процессуального срока, исчисляемого часами), может быть совершено до двадцати четырех часов последнего дня процессуального срока. В случае если жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня установленного процессуального срока, срок не считается пропущенным.

Срок для обжалования определения, вынесенного 24 марта 2017 года, истекал, как на это правильно указано в определении суда, 10 апреля 2017 года.

На конверте, в котором в суд поступила частная жалоба, имеется штемпель «Почты России» об отправке 12 апреля 2017 года.

Вместе с тем в качестве отправителя на указанном конверте значится не ИФНС России по г.Иваново, а ООО «Городская курьерская служба». Этот же отправитель указан и в распечатке с сайта «Почты России» об отслеживании почтовой корреспонденции.

Как следует из содержания  жалобы, частная жалоба на определение от 24 марта  2017 года была сдана ИФНС России по г.Иваново в организацию почтовой связи - ООО «Городская курьерская служба» 7 апреля 2017 года, а не 12 апреля 2017 года.

Данное обстоятельство подтверждается списком отправки ООО «Городская курьерская служба», а также Справкой об отправке/доставке почтового отправления из информационного ресурса «Городская курьерская служба».

ООО «Городская курьерская служба», как это следует из представленных документов, лишь перенаправила почтовую корреспонденцию посредством «Почты России», в связи с чем в качестве отправителя и была указана ООО «Городская курьерская служба». При этом документы, названные выше (конверт, распечатка с сайта «Почты России»), с указанием информации об отправителе были в распоряжении суда, однако при разрешении вопроса о соблюдении ИФНС России г.Иваново сроков обжалования судебного акта  не были приняты во внимание.

С учетом изложенного, датой подачи ИФНС России по г. Иваново частной жалобы на определение от 24 марта 2017 года следует считать день, когда налоговый орган сдал документы оператору связи ООО «Городская курьерская служба», т.е. 07 апреля 2017 года. Следовательно, срок на обжалование судебного акта ИФНС России по г.Иваново пропущен не был.

Определение по делу 33а-1283/17

 

2. Действия должностных лиц, непосредственно не связанные с производством по делу об административном правонарушении, подлежат обжалованию в порядке административного судопроизводства по нормам КАС РФ.

 

Д. обратился в суд с административным исковым заявлением к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ивановской области об оспаривании действий по рассмотрению обращения о совершении юридическим лицом административного правонарушения, а также решения об отказе в удовлетворении жалобы.

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 19 апреля 2017 года в принятии административного искового заявления Д. отказано со ссылкой на п.1 ч.1 ст.128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ). При этом суд исходил из того, что административным истцом фактически оспариваются действия и решения должностных лиц административного ответчика, связанные с незаконным отказом административному истцу в возбуждении дела об административном правонарушении, что подпадает под регулирование норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), в связи с чем, заявление не может быть рассмотрено по нормам КАС РФ и подлежит разрешению в ином судебном порядке.

Не согласившись с указанным определением, Д. подал частную жалобу, в которой просит его отменить.

Судом Апелляционной инстанции определение от 19 апреля 2017 года отменено по следующим основаниям.

Из правового смысла положений ч. 1, ч. 6 ст. 218 КАС РФ следует, что в порядке гл. 22 КАС РФ суды не вправе рассматривать дела об оспаривании решений, действий (бездействия), связанных с применением норм, в том числе решений, для которых гл.30 КоАП РФ установлен порядок их обжалования, в частности, постановлений по делам об административных правонарушениях, определений об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, а также решений, действий (бездействия), в отношении которых КоАП РФ не предусматривает порядка обжалования и которые, являясь неразрывно связанными с конкретным делом об административном правонарушении, не могут быть предметом самостоятельного обжалования.

Из содержания административного искового заявления следует, что Д. оспаривает действия должностного лица С. по неуведомлению уполномоченного органа о событии административного правонарушения, допущенного юридическим лицом, и решение заместителя начальника УМВД России по Ивановской области К., вынесенное по результатам рассмотрения его жалобы на действия должностных лиц миграционного органа.

Указанные в административном исковом заявлении обстоятельства свидетельствуют о том, что оспариваемые Д. действия данных должностных лиц непосредственно не связаны с каким-либо производством по делу об административном правонарушении, в связи с чем подлежат рассмотрению в порядке административного судопроизводства по нормам КАС РФ.

Оспариваемые действия должностного лица Ш. мотивированы в административном исковом заявлении отказом в возбуждении производства по делу об административном правонарушении. Вместе с тем, из содержания административного искового заявления и приложенного к нему документа не следует, что должностным лицом было вынесено определение об отказе Д. в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении юридического лица, в связи с чем вывод судьи о невозможности рассмотрения искового заявления в порядке КАС РФ является преждевременным.

Определение по делу 33а-1147/17

 

3. Решение суда по административному исковому заявлению к Управлению министерства внутренних дел России о признании незаконным решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию отменено ввиду несоответствия выводов, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела.

 

Б. обратился в суд с административным исковым заявлением к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ивановской области (далее – УМВД России по Ивановской области), в котором просил признать незаконным решение о неразрешении ему въезда в Российскую Федерацию и закрытии въезда в Российскую Федерацию на 3 года.

Решением Октябрьского районного суда г.Иваново от 10 марта 2017 года административный иск Б. удовлетворен.  При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что вынесенное административным ответчиком в пределах его полномочий решение в отношении административного истца является незаконным, поскольку не соответствует степени общественной опасности совершенных административным истцом правонарушений, принято формально и не обусловлено крайней социальной необходимостью.

Не согласившись с указанным решением суда, УМВД РФ по Ивановской области обратилось с апелляционной жалобой, в которой просило решение отменить.

Отменяя состоявшееся по делу судебное решение с принятием по делу нового решения, которым в удовлетворении административного искового заявления было отказано, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Установлено, что Б. является гражданином Республики Узбекистан, неоднократно посещал Российскую Федерацию с целью трудовой деятельности, в последний раз въехал на её территорию с той же целью и начал процедуру оформления патента на работу.

УВМ УМВД России по Ивановской области в отношении Б. в соответствии с пунктом 4 статьи 26 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» вынесено решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, согласно которому ему закрыт въезд на территорию Российской Федерации сроком на три года.

Основанием для принятия такого решения явилось привлечение административного истца дважды в течение трех лет к административной ответственности за нарушение режима пребывания (проживания) иностранных граждан в Российской Федерации.

Судебной коллегией отмечено, что основанием для признания незаконным принятого миграционным органом решения о неразрешении въезда в Российскую Федерацию может быть наличие у иностранного гражданина каких-либо исключительных, объективных причин личного характера, которые бы подтверждали чрезмерное и неоправданное вмешательство Российской Федерации в его личную жизнь. При этом несоразмерность этого вмешательства должна быть очевидна, несмотря на сознательное совершение заявителем нарушений действующего законодательства в период своего пребывания в Российской Федерации.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что Б. в течение трех лет, предшествовавших принятию оспариваемого решения о неразрешении ему въезда в Российскую Федерацию, два раза привлекался к административной ответственности за совершение на территории Российской Федерации административных правонарушений в сфере миграции.

Указанные обстоятельства свидетельствуют, что решение о неразрешении въезда административному истцу в Российскую Федерацию принято административным ответчиком в пределах предоставленных полномочий и при наличии для этого оснований, предусмотренных подпунктом 4 статьи 26 Федерального закона от 15 августа 1996 года №114-ФЗ.

Учитывая характер правонарушений, совершенных в области законодательства, определяющего режим пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации и осуществления ими трудовой деятельности, Судебная коллегия пришла к выводу, что решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию Б. является в данном случае соразмерной мерой ответственности за пренебрежительное с его стороны отношение к соблюдению законодательства Российской Федерации и преследует цель защиты интересов общества и государства от его противоправного поведения.

  При этом вопреки выводам суда первой инстанции Судебная коллегия сочла, что в рассматриваемом споре отсутствуют какие-либо исключительные, объективные обстоятельства личного характера, которые бы подтверждали чрезмерное и неоправданное вмешательство Российской Федерации в личную и семейную жизнь административного истца.

Из пояснений административного истца, данных им в суде апелляционной инстанции, установлено, что его семья, в том числе его родители, супруга и двое несовершеннолетних детей, проживает в стране его гражданской принадлежности, там у него имеется постоянное место жительство, в России он пребывает исключительно с целью трудоустройства для получения дохода, в настоящее время живет на территории России за счет материальной поддержки друзей.

Доказательств наличия у Б. постоянного места жительства в Российской Федерации материалы дела не содержат, в периоды своего пребывания он проживал по различным адресам. При таких обстоятельствах нельзя говорить о наличии у административного истца устойчивых и постоянных социальных связей с Российской Федерацией.

С учетом вышеприведенных фактов, решение о неразрешении въезда Б. в Российскую Федерацию является законным и обоснованным.

Определение по делу 33а-1146/17

 

4. Положения Федерального закона от 06.04.2011 года №64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» не препятствуют неоднократному продлению административного надзора на срок до шести месяцев в пределах срока погашения судимости при наличии соответствующих обстоятельств.

 

Начальник ОМВД России по Октябрьскому району г.Иваново обратился в суд с заявлением о продлении срока административного надзора в отношении Г. на 6 месяцев.

Решением Октябрьского районного суда г.Иваново от 26 апреля 2017 года в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Не согласившись с принятым решением, старший помощник прокурора Октябрьского района г.Иваново обратился в областной суд с апелляционным представлением, в котором просил решение суда отменить. 

Отменяя решение суда с принятием по делу нового решения, которым административное исковое заявление ОМВД России по Октябрьскому району г.Иваново удовлетворено, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Решением Ивановского районного суда Ивановской области от 2 марта 2015 года в отношении Г. установлен административный надзор сроком на 3 года с административными ограничениями в виде: обязательной явки 4 раза в месяц в ОВД по месту жительства или пребывания для регистрации в дни, установленные данным органом; запрещения пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства или пребывания поднадзорного лица с 22 часов до 6 часов следующих суток; запрещения пребывания в местах общественного питания, где осуществляется продажа спиртных напитков; запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в них.

Решением Октябрьского районного суда г. Иваново от 21 октября 2015 года Г. административный надзор продлен на 6 месяцев, ранее установленные ограничения дополнены запрещением выезда за пределы г. Иваново.

После вступления в законную силу решения суда Г. дважды в течение года совершил административные правонарушения, посягающие на общественный порядок.

В соответствии со ст.7 Закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» (в редакции от 28.12.2013 года) административный надзор может быть продлен судом в связи с совершением поднадзорным лицом в течение одного года двух и более административных правонарушений против порядка управления и (или) административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность и (или) на здоровье населения и общественную нравственность.

В силу ч.2 ст.5 Закона в случаях, предусмотренных статьей 7 настоящего Федерального закона, административный надзор может быть продлен на срок до шести месяцев, но не свыше срока, установленного законодательством Российской Федерации для погашения судимости.

Делая вывод о невозможности повторного продления срока административного надзора, суд неверно истолковал нормы материального права, которые не запрещают продлевать указанный срок несколько раз в пределах срока погашения судимости.

Кроме того, по обоим вышеуказанным фактам привлечения к административной ответственности не истек срок, предусмотренный ст.4.6 КоАП РФ.

Определение по делу 33а-1411/17

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

1. Наличие исключительной ситуации в регионе, где, по всеобщему признанию, имеются чрезвычайные обстоятельства, сопровождающиеся гибелью людей, не допускает возможность применения в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности, дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации.

 

Постановлением судьи Вичугского городского суда Ивановской области от 08 июня 2017 года В. привлечен к административной ответственности за совершение административного  правонарушения, предусмотренного ч.1.1 ст.18.8 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 3000 рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации в принудительной форме.

Доводы жалобы В. сводятся к тому, что на территорию Российской Федерации он прибыл в поисках убежища из-за сложившейся ситуации на Украине. Зарегистрирован в г. Червонопартизанске Луганской области, где в настоящее время идут боевые действия.

Ивановский областной суд, рассмотрев жалобу В., изменил постановление судьи Вичугского городского суда Ивановской области в части исключения из постановления указания на назначение наказания в виде административного выдворения.

При назначении дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации судьей районного суда в нарушение требований ст. 24.1 и ст. 26.1 КоАП РФ положения ч. 2 ст. 1.1 и ч. 2 ст. 3.1 данного Кодекса не были учтены.

Судом установлено, что В. является гражданином Украины, зарегистрирован в г. Красный Партизан, ул. «…», д. «…», Луганской области. В настоящее время в данном регионе сложилась исключительная ситуация, которая характеризуется наличием чрезвычайных обстоятельств, сопровождающихся гибелью людей, в связи с чем применение в отношении В. дополнительного наказания в виде выдворения за пределы Российской Федерации может повлечь опасность для его жизни и здоровья.

Вопреки выводом судьи городского суда, данное обстоятельство является общеизвестными, не требующими какого-либо подтверждения.

Принимая во внимание вышесказанное, назначение В. дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации нельзя признать необходимым для достижения баланса публичных и частных интересов в производстве по делу об административном правонарушении, так как в сложившейся ситуации оно не будет соответствовать целям административного наказания, а так же общепризнанным принципам и нормам международного права.

Решением Ивановского областного суда от 21 февраля 2016 года постановление суда изменено в части исключения дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации. Жалоба В. удовлетворена.

Решение № 12-69/2017

 

2. При назначении административного наказания по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.24 КоАП РФ, необходимо учитывать не только сам характер административного правонарушения, но и раскрыть его содержание.

 

Постановлением судьи Родниковского районного суда Ивановской области от 04 мая 2017 года Х. назначено административное наказание в виде штрафа  в размере 4 000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.24 КоАП РФ.

Х. был признан виновным в том, что он, управляя автомобилем марки «Киа Спортейдж», у. д. «…» по ул. «…» г. Родники, в нарушение п. 14.1 Правил дорожного движения не уступил дорогу проходящему по регулируемому пешеходному переходу несовершеннолетнему О., в связи с чем О. были причинены телесные повреждения, причинившие легкий вред здоровью.

При обжаловании решения в Ивановский областной суд, законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего О. указала, что судом при назначении административного наказания не учтен факт совершения ранее Х. административных правонарушений, связанных с нарушением ПДД РФ. Утверждала, что Х. действий по заглаживанию вреда не предпринимал.

Ивановский областной суд жалобу законного представителя несовершеннолетнего О. удовлетворил, постановление суда отменил. Дело направлено в тот же суд другому судье на новое рассмотрение.

Принимая решение, Ивановский областной суд исходил из того, что согласно ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ при назначении административного наказания физическом лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, отягчающие и смягчающие административную ответственность обстоятельства, принятие мер к оказанию медицинской помощи потерпевшему.

Назначая Х. наказание в виде штрафа, судья учитывал характер совершенного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, отягчающие и смягчающие административную ответственность обстоятельства, принятие мер к оказанию медицинской помощи потерпевшему, однако сославшись только на характер совершенного административного правонарушения, судья не раскрыла его содержание.

В частности, при назначении административного наказания суд не принял во внимание то обстоятельство, что дорожно-транспортное происшествие произошло на пешеходном переходе, который  оснащен светофором, где водитель должен проявлять особую внимательность, что, в свою очередь, свидетельствует о грубом характере нарушений.

Из материалов дела следовало, что Х. до совершения данного административного правонарушения в течение года 4 раза привлекался к административной ответственности за нарушения, предусмотренные главой 12 КоАП РФ.

Каких-либо мер к заглаживанию причиненного потерпевшему вреда Х. не предпринимал.

Выводы судьи районного суда о возможности назначения меры наказания в виде административного штрафа, как с наибольшим эффектом достигающего целей восстановления социальной справедливости, исправлению правонарушителя и предупреждения совершения новых противоправных деяний, необоснованны.

В связи с этим, решением Ивановского областного суда от 23 мая 2017 г. постановление судьи Родниковского районного суда от 04 мая 2017 года отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд другому судье на новое рассмотрение. Жалоба законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего О. удовлетворена.

                                                                                                            Решение № 12-60/2017

 

3. Нарушение порядка привлечения к административной ответственности, выразившееся в несвоевременном разъяснении лицу, привлекаемому к административной ответственности, положений ст. 51 Конституции РФ и ст. 25.1 КоАП РФ влечет нарушение права на защиту и безусловную отмену вынесенного постановления.

 

Постановлением инспектора ДПС ОБ ГИБДД УМВД России по Ивановской области от 04 марта 2017 года Г. подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.29 КоАП РФ.

Г. был признан виновным в том, что 04 марта 2017 года в 09 час. 25 мин. у д. «…» по ул. «…» г. Иваново переходил проезжую часть дороги по регулируемому пешеходному переходу на запрещающий (красный) сигнал светофора, чем нарушил п. 4.4 ПДД РФ.

Решением судьи Октябрьского районного суда г. Иваново постановление оставлено без изменения.

Ивановский областной суд, рассмотрев жалобу Г., решение судьи и постановление ИДПС ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по Ивановской области отменил.

Исходя из содержания ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ следует, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать пояснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судом установлено, что из представленной в материалах дела видеозаписи, произведенной Г. с помощью мобильного телефона, следует, что при вынесении постановления инспектор ГИБДД сначала полностью заполнил бланк постановления, в том числе принял решение о назначении административного наказания, передал его для ознакомления Г., и только после этого разъяснил ему содержание ст. 51 Конституции РФ и положений ст. 25.1 КоАП РФ. На это обстоятельство Г. указал в протоколе об административном правонарушении от 04 марта 2017 года.

Выводы судьи о своевременном разъяснении Г. его процессуальных прав до вынесения постановления не основаны на имеющихся материалах дела.

Допущенное должностным лицом процессуальное нарушение является существенным, поскольку оно нарушило право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту и не позволило полно, всесторонне и объективно рассмотреть дело.

С учетом изложенного, решением Ивановского областного суда от 18 апреля 2017 года решение судьи и постановление ИДПС ГИБДД УМВД России по Ивановской области отменены, дело возвращено на новое рассмотрение в Управление ГИБДД УМВД России по Ивановской области.

                                                                                                                   Решение № 21-109/2017

 

4. Несвоевременное представление декларации об объемах производства, оборота и использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, об использовании производственных мощностей не исключает возможность замены лицу, привлекаемому к административной ответственности, административного штрафа на предупреждение.

 

Постановлением первого заместителя начальника Административного Департамента Ивановской области от 30 марта 2017 года руководитель ООО «…» М., ранее не привлекавшаяся к административной ответственности, была подвергнута административному наказанию в виде штрафа в размере 5 000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.13 КоАП РФ.

Решением судьи Октябрьского районного суда г. Иваново постановление оставлено без изменения, жалоба М. – без удовлетворения.

Не согласившись с решением судьи в части назначения административного наказания, М. обжаловала его в Ивановский областной суд, ссылаясь на то, что правонарушение выявлено в ходе государственного контроля (надзора), в связи с чем суд пришел к неверному выводу о невозможности применения ст. 4.1.1 КоАП РФ.

Ивановский областной суд жалобу М. удовлетворил, постановление первого заместителя начальника Административного Департамента Ивановской области и решение суда изменил в части назначения наказания, исключив наказание М. в виде административного штраф на предупреждение.

Как следует из материалов, основанием для привлечения М. к административной ответственности по ст. 15.13 КоАП РФ послужила информация, поступившая в Административный Департамент Ивановской области 21 ноября 2016 года из Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка.

Согласно п. 1 Положения о Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка, утв. Постановлением Правительства РФ от 24 февраля 2009 года № 154 Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, по надзору и оказанию услуг в этой сфере.

В связи с этим вывод судьи и должностного лица о том, что данное правонарушение выявлено не в ходе государственного контроля (надзора), являются ошибочными.

Декларирование оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции направлено на обеспечение постоянного государственного контроля за находящимся на территории России объемом алкогольной продукции.

Само по себе несвоевременное представление декларации вреда или возникновению угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера или причинению имущественного ущерба не влечет.

Таким образом, Ивановским областным судом выявлены основания для применения ст. 4.1.1 КоАП РФ, для замены административного штрафа на предупреждение.

Решением Ивановского областного суда от 30 мая 2017 года постановление первого заместителя начальника Административного Департамента Ивановской области и решение Октябрьского районного суда г. Иваново изменено. М. с применением ст. 4.1.1 КоАП РФ назначено наказание в виде предупреждения.

Дело № 21-146/2017

5. Установление факта ухудшения состояния почвы не требуется при квалификации действий лица, привлекаемого к административной ответственности по ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ в силу формального состава данного административного правонарушения.

 

Постановлением заместителя начальника отдела земельного надзора Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Костромской и Ивановской областям от 06 декабря 2016 года ООО «…» назначено административное наказание в виде штрафа в размере 400 000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ.

Решением судьи Советского районного суда г. Иваново постановление оставлено без изменения, жалоба защитника ООО «…» – без удовлетворения.

В качестве одного из доводов жалобы защитник Общества указывал на то, что в действиях юридического лица состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ, не имеется, поскольку только часть земельного участка поросла древесно-кустарниковой растительностью и многолетней сорной травой, другая часть участка обрабатывается и используется под пары.

Ивановский областной суд, рассмотрев жалобу защитника Общества, оснований для отмены решения Советского районного суда г. Иваново не усмотрел.

Принимая решение, суд исходил из того, что из буквального толкования диспозиции ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ следует, что объективная сторона предусмотренного ею состава административного правонарушения состоит в бездействии лица, выражающемся в не проведении специальных  установленных законодательством мероприятий, неосуществление которых влечет ухудшение качественного состояния земель.

Обязанность собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков по проведению мероприятий по воспроизводству плодородия земель сельскохозяйственного назначения; защите сельскохозяйственных от зарастания деревьями и кустарниками; сорными растениями предусмотрена п.п. 1, 3 ч. 2 ст. 13, ст. 42 Земельного кодекса РФ и абз. 2, 3 ст. 8 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 101-ФЗ «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения».

Для констатации факта административного правонарушения со стороны юридического лица достаточно установить лишь факт невыполнения требований, предусмотренных ст.ст. 13, 42 Земельного кодекса РФ и ст. 8 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 101-ФЗ «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения».

Невыполнение мероприятий, предусмотренных земельным законодательством, даже в отношении части земельного участка образует состав административного правонарушения.

Таким образом, судом и должностным лицом действия Общества правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ.

Решением Ивановского областного суда от 27 июня 2017 года решение судьи Советского районного суда г. Иваново оставлено без изменения, а жалоба защитника    ООО «…» - без удовлетворения.

                                                                                                                   Решение № 21-161/2017

 

 

 

 

 

 

Отдел систематизации законодательства и аналитических обобщений