Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

от  «13»  января 2017 года

 

О Б З О Р

 

законодательства и судебной практики Ивановского областного суда

за четвертый квартал 2016 года

 

1.      Нормативные акты

 

Законы Ивановской области

 

О мерах социальной поддержки Ветеранов труда Ивановской области

№ 75-ОЗ

От 04.10.2016 г.

 

О внесении изменений в статью 11.2 закона Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 84-ОЗ

От 11.10.2016 г.

 

О внесении изменений в закон Ивановской области «О государственном пенсионном обеспечении граждан, проходивших государственную гражданскую службу в органах государственной власти Ивановской области и иных государственных органах Ивановской области»

№ 106-ОЗ

От 29.11.2016 г.

Указы Губернатора Ивановской области

 

Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ивановской области за Ш квартал 2016 года

№ 177-уг

От 14.10.2016 г.

 

О внесении изменений в Указ Губернатора Ивановской области от 18.12.2012 № 241-УГ «О предельной численности, фонде оплаты труда и ежемесячном денежном поощрении государственных гражданских служащих Ивановской области»

№ 176-уг

14.10.2016 г.

 

Решения Ивановской Городской Думы

 

О внесении изменения в Решение Ивановской Городской Думы «О земельном налоге»

№ 290

От 02.11.2016 г.

 

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

  1. Назначение наказания

 

1.1. При решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров следует выяснять, какая часть основного или дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору на момент постановления нового приговора.

 

            Приговором Советского районного суда г. Иваново от 17 июля 2015 года Г., ранее судимый 23 июня 2014 года Ленинским районным судом города Иваново по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, со штрафом в размере 100 000 рублей, осуждён за совершение:

            - 7 мая 2014 года неоконченного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, за которое назначено 7 лет лишения свободы,

            - 25 ноября 2014 года неоконченного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, за которое назначено 5 лет лишения свободы.

            На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 23 июня 2014 года отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путём частичного присоединения к наказанию за преступление, совершённое 25 ноября 2014 года, неотбытой части наказания по приговору от 23 июня 2014 года в виде 1 года лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей Г. назначено 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей.                                                          

            На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний Г. окончательно назначено 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей.   

По кассационной жалобе осуждённого президиумом Ивановского областного суда  приговор изменен по следующим основаниям.

            По смыслу частей 1, 4 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности  приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.                                                  

            При этом присоединение дополнительного наказания к основному производится по правилам ч. 4 ст. 69 УК РФ, согласно которой данное решение может быть принято судом. В случае применения ч. 5 ст. 69 УК РФ в окончательное наказание засчитывается  наказание, отбытое по первому приговору.

            При постановлении обжалуемого приговора на основании ст. 70 УК РФ к назначенному Г. основному виду наказания - лишению свободы полностью присоединено дополнительное наказание по предыдущему приговору Ленинского районного суда г. Иваново от 23 июня 2014 года в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

            Такой же размер штрафа определён и при назначении окончательного наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ.

            Решение о зачёте отбытого наказания судом не принималось.

            Между тем, в ходе судебного разбирательства Г. сообщено об оплате штрафа по предыдущему приговору, представлены копии соответствующих квитанций. Также исследованы сведения из УФССП России по Ивановской области о неоплаченной по состоянию на 30 января 2015 года части штрафа в размере 35 000 рублей.

            По информации, поступившей 29 сентября 2016 года из УФССП России по Ивановской области, исполнительное производство о взыскании с Г. указанного штрафа окончено в связи с исполнением наказания 28 мая 2015 года, то есть до постановления обжалуемого приговора.

            С учётом приведённых обстоятельств  президиум пришел к выводу, что суд  допустил существенное нарушение ч. 5 ст. 69, ст. 70 УК РФ. Указание на назначение Г. дополнительного наказания в виде штрафа в размере 100 000 рублей исключено из приговора.

                                                                                             Постановление по делу № 44у-39/16

 

1.2. Приговор суда изменен: исключена ссылка на применение положений ст. 64 УК РФ, наказание усилено; в то же время доводы защиты о необходимости признания явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством найдены несостоятельными.

 

Приговором Ленинского районного суда г. Иваново от 19 сентября 2016 года Т. осужден  по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на 1 год в исправительной колонии общего режима.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев доводы апелляционного представления, пришёл к выводу, что при назначении Т. наказания допущено нарушение общей части уголовного закона.

Так, в силу положений ч. 1 и 2 ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного. Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств,

Как видно из приговора, к обстоятельствам, смягчающими Т. наказание, суд отнес полное признание им вины и раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие хронических заболеваний.

Между тем, решение о применении при назначении Т. наказания положений ст. 64 УК РФ суд обосновал наличием смягчающих наказание обстоятельств и отсутствием отягчающих, особо активной ролью Т. в раскрытии и расследовании преступления, а также в целом положительными характеристиками его личности, которые в совокупности признаны «исключительным обстоятельством».

При этом вывод суда об особо активной роли Т. в раскрытии и расследовании преступления в приговоре не мотивирован и, более того, не соответствует фактическим обстоятельствам, поскольку из исследованных судом материалов дела этого не усматривается.

В приговоре, в том числе, не приведено мотивов отнесения в целом положительных характеристик Т., не признанных смягчающим наказание обстоятельством, к числу исключительных, позволивших применить положения ст. 64 УК РФ, при назначении наказания.

С учетом изложенного, судебная коллегия, не усмотрев наличия исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного Т. преступления, равно как и не найдя оснований для признания таковыми установленных судом смягчающих обстоятельств, сочла необходимым исключить из приговора ссылку на применение ст. 64 УК РФ и усилила назначенное Т. наказание до 3 лет лишения свободы.

Наряду с этим мнение защитника осужденного о необходимости признания смягчающим наказание обстоятельством явки с повинной судебная коллегия нашла безосновательным.

По смыслу уголовно-процессуального закона под явкой с повинной, которая в силу п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание, понимается добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде.

Как видно из материалов дела, Т. был задержан сотрудниками полиции с находившимся при нем психотропным веществом, а его заявление, в котором он лишь подтвердил уже очевидный факт нахождения при нем психотропного вещества, было составлено после изъятия у него этого вещества, в связи с чем не могло быть признано явкой с повинной.

Апелляционное определение по делу № 22-1865/2016

                                                                                                                                                           

1.3. Приговор суда изменен: исключено указание на наличие смягчающего наказание обстоятельства в виде активного способствования раскрытию и расследованию преступления, наказание усилено.

 

Приговором Кинешемского городского суда Ивановской области от 9 сентября 2016 года Б. осужден по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев доводы апелляционного представления, пришёл к выводу о необоснованном признании смягчающим наказание обстоятельством активное способствование Б. раскрытию и расследованию преступления.

По смыслу уголовного закона активное способствование раскрытию и расследованию преступления состоит в активных действиях виновного, направленных на сотрудничество и помощь органам следствия, предоставление не известных органу следствия сведений, совершенных добровольно, не под давлением имеющихся улик.

Само по себе признание вины в совершении преступления, дача показаний об обстоятельствах очевидного преступления не являются обстоятельствами, однозначно свидетельствующими об активном способствовании раскрытию и расследованию преступления.

В приговоре не приведены мотивы, по которым суд пришел к выводу о том, что Б. активно способствовал раскрытию и расследованию преступления.

Из установленных судом обстоятельств следует, что Б. после причинения около 2 часов 22 мая 2016 года ножевых ранений П. с места совершения преступления ушел, не оказав помощи раненому. Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Б. было вынесено 23 мая 2016 года в 15 часов 30 минут. На этот момент был произведен осмотр места происшествия, изъято орудие преступления, опрошены П., другие лица, осведомленные о причастности Б. к совершению преступления. Б. был задержан 23 мая 2016 года, в качестве основания указано то, что потерпевший прямо указал на него как на лицо, совершившее преступление.

Таким образом, преступление Б. совершено в условиях очевидности, в совершении преступления он изобличен потерпевшим П., свидетелями Б. и Ч., которые были очевидцами событий, имевших место до и непосредственно после происшедшего, другими свидетелями, осведомлёнными о лице, причинившем ножевые ранения, непосредственно со слов потерпевшего. Признательные показания Б. даны под давлением улик.

В связи с изложенным выводы суда о применении судом положений, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, являются необоснованными.

Судебной коллегией из приговора исключено указание на наличие в действиях Б. смягчающего наказание обстоятельства в виде активного способствования раскрытию и расследованию преступления и назначено более строгое наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы.

Апелляционное определение по делу № 22-1942/2016

 

1.4. Приговор суда изменен: исключено указание на наличие смягчающего наказание обстоятельства в виде явки с повинной, наказание усилено.

 

Приговором Ленинского районного суда г. Иваново от 31 октября 2016 года С., ранее судимый (13.08.2001 (с учётом последующих изменений) по ч. 1 ст. 161, ч. 2 ст. 162, п. «в» ч. 2 ст. 131, п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ к 8 годам лишения свободы; освободившийся 16.06.2005 условно-досрочно на 3 года 11 месяцев 7 дней; 28.09.2006 по ч. 1 ст. 162, п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 9 годам лишения свободы; освободившийся 15.04.2015 по отбытию срока наказания), осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком 9 лет с ограничением свободы сроком 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Осужденному установлены определенные ограничения и обязанности.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев доводы апелляционного представления, пришёл к выводу о том, что судом неправильно применен уголовный закон, и назначено чрезмерно мягкое наказание.

В ходе судебного следствия было установлено, что преступление в отношении Б. совершено 27 декабря 2015 года. Уголовное дело органами предварительного следствия возбуждено 18 марта 2016 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, по факту покушения на убийство Б. 01 апреля 2016 года. С., подозреваемый в совершении указанного преступления, был объявлен в розыск. 03 июня 2016 года он задержан в порядке ст. 91-92 УПК РФ и доставлен в СУ СК России по Ивановской области сотрудниками уголовного розыска в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Таким образом, на протяжении длительного периода времени как после совершения преступления, так и после возбуждения уголовного дела, С. скрывался от органов предварительного следствия.

Тем не менее, в материалах уголовного дела имеется протокол явки с повинной от 03 июня 2016 года, в котором С. изложены обстоятельства причинения телесных повреждений потерпевшей. Однако на тот момент правоохранительным органам данные обстоятельства были известны. Мотивами совершения С. преступления, правоохранительные органы также обладали.

По смыслу закона не может признаваться добровольным заявление о преступлении, сделанное лицом в связи с его задержанием по подозрению в совершении этого преступления. При указанных обстоятельствах добровольность заявления о совершении преступления отсутствует.

Судебной коллегией из описательно-мотивировочной части приговора исключена ссылка суда на явку С. с повинной, как на доказательство его виновности в совершении преступления, и на признание ее обстоятельством, смягчающим наказание. Учитывая конкретные обстоятельства совершенного С. преступления, его повышенную степень общественной опасности, сведения о личности виновного, суд апелляционной инстанции счел необходимым усилить осужденному наказание до 10 лет лишения свободы, поскольку назначенный судом первой инстанции срок наказания признан несправедливым вследствие мягкости и не обеспечивающим достижение его целей. 

Апелляционное определение по делу № 22-2183/2016

 

 

 

 

2. Процессуальные вопросы

 

2.1.       При  определении размера процессуальных издержек, подлежащих взысканию с осужденного, должны учитываться положения ч. 5 ст. 132 УПК РФ.

 

 Постановлением Шуйского городского суда Ивановской области о вознаграждении адвоката от 27 апреля 2016 года с осужденной Ш. в доход федерального бюджета взысканы процессуальные издержки в сумме 22 540 рублей.

По кассационной жалобе осужденной  президиум Ивановского областного суда  отменил постановление в части по следующим основаниям.

Согласно ч. 5 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки (к которым в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ отнесены суммы, выплачиваемые адвокату за оказание юридической помощи при участии в уголовном судопроизводстве по назначению) в случае реабилитации лица возмещаются за счёт средств федерального бюджета.

В силу п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию имеет подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Ш. обвинялась в совершении трёх преступных деяний, квалифицированных по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, п. «а», «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 2 ст. 232 УК РФ.

В ходе рассмотрения уголовного дела государственный обвинитель заявил об отказе от обвинения Ш. по ч. 3 ст. 30, п. «а», «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 2 ст.232 УК РФ, в связи с чем судом вынесено постановление о прекращении уголовного дела в данной части на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Адвокат Ч., осуществлявший защиту Ш., обратился с заявлением о выплате ему вознаграждения в повышенном размере в общей сумме 22 540 рублей из расчёта 980 рублей за день участия в судебном производстве по делу. 

При рассмотрении данного заявления подсудимая просила о возмещении указанных процессуальных издержек за счёт средств федерального бюджета, сообщив о том, что она является инвалидом 3 группы по общему заболеванию и не может работать полный рабочий день.

Суд, принимая решение об удовлетворении заявления адвоката, сославшись на наличие в уголовном деле 4 томов, предъявление обвинения по трём преступлениям,  полностью  взыскал процессуальные издержки с осуждённой.

Между тем, по приговору Шуйского городского суда Ивановской области от 27 апреля 2016 года Ш. осуждена лишь за одно преступление, предусмотренное ч 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Ввиду прекращения уголовного дела по обвинению в остальной части она подлежала реабилитации, что исключало взыскание с неё процессуальных издержек, связанных с данным обвинением.

Суд, принявший решение о взыскании с осуждённой процессуальных издержек в полном объёме, допустил существенное нарушение ч. 5 ст. 132 УПК РФ, что повлекло отмену постановления в указанной части с передачей дела  на новое рассмотрение в порядке ст. 396, 397, 399 УПК РФ, в рамках которого суду рекомендовано также проверить и оценить сообщённые Ш. сведения о её инвалидности, ограниченной способности трудиться, имущественной несостоятельности.

                                                                                              Постановление по делу № 44у-38/16

 

2.2. Постановление о продлении срока домашнего ареста отменено в связи с отсутствием фактических данных, свидетельствующих о необходимости его сохранения, принято новое решение.

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Иваново от 29 сентября 2016 года О. продлен срок домашнего ареста до 2 декабря 2016 года.

В соответствии с ч. 1 ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

Из материалов дела следовало, что единственным основанием для избрания О. такой меры пресечения, как домашний арест, и последующего продления срока ее действия явилось наличие достаточных данных о возможности с его стороны воспрепятствовать производству по делу в условиях более мягкой меры пресечения.

Данный вывод был обоснован сведениями о состоявшемся телефонном разговоре между О. и неустановленным лицом, в ходе которого обвиняемый выразил намерения физического воздействия на свидетеля.

Вместе с тем, из ходатайства следователя усматривалось, что продление срока предварительного следствия и, соответственно, срока домашнего ареста О., обусловлено необходимостью получения заключений назначенных по делу экспертиз, предъявления обвинения в окончательной редакции и выполнения требований ст. 215-220 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что с учетом завершающей стадии предварительного следствия сведения о возможности обвиняемого воспрепятствовать производству по делу утратили ту значимость, которую имели на начальном этапе расследования.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что исходя из установленных обвиняемому ограничений, а именно при наличии разрешения на ежедневные прогулки и еженедельное посещение лечебных учреждений, возможность обеспечения его надлежащего поведения в условиях иной, более мягкой меры пресечения, очевидна.

При вынесении постановления суд не дал должной оценки тому, что на момент обращения следователя с ходатайством о продлении срока домашнего ареста О. практически до 6 месяцев, последний обвинялся в совершении одного преступления средней тяжести, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, имеет постоянное место жительства, положительно характеризуется, является инвалидом 3 группы бессрочно, нуждается в медицинском обслуживании.

Осталось без внимания и то, что уголовные дела в отношении О. и других лиц возбуждены в июне-июле 2016 года, а почерковедческие экспертизы, необходимостью получения заключений которых следователь обосновала свое ходатайство, назначены лишь в сентябре 2016 года.

По смыслу положений уголовно-процессуального закона сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока действия избранной в отношении обвиняемого меры пресечения, а решение суда должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения.

Между тем, таких фактических данных, которые бы убедительно свидетельствовали о наличии оснований для продления срока домашнего ареста О., следователем представлено не было.

Судом апелляционной инстанции судебное постановление отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о продлении О. срока домашнего ареста.

Апелляционное постановление № 22-1888/2016

 

 

 

 

 

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1.                  Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим

из гражданских правоотношений

 

1.1 Суд, применяя положения ст. 333 ГК РФ, регулирующей возможность снижения начисленной по договору неустойки по заявлению ответчика, должен учитывать, что ее положения неприменимы к процентам на просроченный долг.

 

ПАО НБ «Т» обратилось в суд с иском к К. о взыскании задолженности по кредитному договору и расходов по оплате государственной пошлины.

Решением Фрунзенского районного суда города Иванова от 13 июля 2016 года требования банка удовлетворены частично. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Удовлетворяя требования истца в части, районный суд, применив по заявлению ответчика положения ст. 333 ГК РФ, снизил размер процентов на просроченный долг.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, рассмотрев апелляционную жалобу банка, с таким выводом не согласилась, указав следующее.

Положениями ст. 333 ГК РФ регулируется вопрос об уменьшении неустойки.

Вместе с тем, взыскиваемая банком сумма процентов на просроченный долг является платой за пользование кредитом, а не является мерой ответственности в отличие от платы за пропуск платежей, и положения ст. 333 ГК РФ неприменимы к процентам на просроченный долг.

При таких обстоятельствах определением судебной коллегии решение Фрунзенского районного суда города Иванова от 13 июля 2016 года в части взыскания задолженности за пользование кредитом, а также размера государственной пошлины изменено. По делу принято новое решение о взыскании с К. в пользу ПАО «НБ» задолженности по кредитному договору и расходов по оплате государственной пошлины.

Определение по делу № 33-2739/2016

 

1.2. Определяя размер процентов, подлежащих взысканию по ст. 395 ГК РФ, суд должен учитывать, что с 01 августа 2016 года размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

 

ООО «К» обратилось в суд с иском к З. о взыскании денежных средств.

Решением Октябрьского районного суда г. Иваново от 11 октября 2016 года исковые требования удовлетворены частично.

Рассмотрев апелляционную жалобу ООО «К», судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда решение районного суда изменила.

Судебная коллегия пришла к выводу, что правильно применив положения ст. 395 ГК РФ, суд первой инстанции не учел, что с 01 августа 2016 года проценты за пользование чужими денежными средствами должны начисляться на сумму долга исходя из ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды, а не исходя из ставки банковского процента по вкладам физических лиц.

В связи с этим судебная коллегия решение Октябрьского районного суда г. Иваново от 11 октября 2016 года в части взыскания с З. в пользу ООО «К» процентов за пользование чужими денежными средствами изменила, указав, что они начисляются исходя из ключевой ставки Банка России. В остальной части решение суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба ООО «К» - без удовлетворения.

     Определение по делу № 33-3501/2016

 

 

2.      Процессуальные вопросы

 

2.1. В случае, если определение суда об обеспечении иска было вынесено без извещения лица, подавшего жалобу, срок подачи жалобы исчисляется со дня, когда такому лицу стало известно это определение.

 

Решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 07 апреля 2016 года частично удовлетворены исковые требования микрофинансовой организации к Г. и В. о взыскании задолженности по договору займа.

На указанное решение и определение об обеспечении иска Г. подана апелляционная жалоба.

Определением судьи Фрунзенского районного суда г. Иваново от 26 апреля 2016 года апелляционная жалоба в части обжалования определения об обеспечении иска возвращена Г. в связи с пропуском срока на его обжалование.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда определение суда первой инстанции отменено.

Судебная коллегия указала, что ч. 2 ст. 145 ГПК РФ установлено, что в случае, если определение суда об обеспечении иска было вынесено без извещения лица, подавшего жалобу, срок подачи жалобы исчисляется со дня, когда такому лицу стало известно это определение.

Принимая во внимание, что определение об обеспечении иска было вынесено судьей единолично, без извещения лиц, участвующих в деле, и копия указанного определения получена Г. 12 апреля 2016 года, то, подав частную жалобу 21 апреля 2016 года, установленный процессуальным законом срок Г. был соблюден.

При таких обстоятельствах определение судьи Фрунзенского районного суда г. Иваново от 26 апреля 2016 года отменено, частная жалоба Г. удовлетворена, дело возвращено во Фрунзенский районный суд г. Иваново для решения вопроса о принятии частной жалобы.

Определение по делу № 33-2874/2016

 

2.2. При решении вопроса о принятии искового заявления к производству суду надлежит учитывать, что гражданским процессуальным законодательством не регламентирована процедура удостоверения копии доверенности, в том числе, выдаваемой от имени юридического лица.

 

ПАО «С» обратилось в суд с иском к П. о расторжении кредитного договора и взыскании задолженности.

Определением судьи Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 02 ноября 2016 года исковое заявление ПАО «С» возвращено по тому основанию, что полномочия лица, подписавшего исковое заявление, надлежащим образом не подтверждены.

Изучив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного с выводом районного суда не согласилась, указав следующее.

Гражданским процессуальным законодательством не регламентирована процедура удостоверения копии доверенности, в том числе, выдаваемой от имени юридического лица.

Из анализа положений п.п. 2.1.29, 2.1.30 ГОСТ Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения», утвержденного Постановлением Госстандарта России от 27.02.1998 № 28, п. 3.26 ГОСТ Р 6.30-2003 «Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов», Указа Президиума ВС СССР от 04.08.1983 г. № 9779-Х «О порядке выдачи и свидетельствования предприятиями, учреждениями и организациями копий документов, касающихся прав граждан» следует, что к надлежащим образом заверенным копиям документов, относятся те копии, идентичность которых заверена подписью компетентного должностного лица с приложением печати организации, от которой исходит соответствующий документ.

К исковому заявлению ПАО «С», подписанному представителем по доверенности М., была приложена копия выданной в порядке передоверия нотариально удостоверенной доверенности, заверенная подписью компетентного должностного лица - заместителем управляющего Ивановского отделения ПАО «С», с расшифровкой подписи и указанием должности, с приложением печати Банка.

Таким образом, у суда не имелось правовых оснований для возвращения искового заявления.

При таких обстоятельствах   определение судьи Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 2 ноября 2016 года отменено, частная жалоба ПАО «С» – удовлетворена. Исковой материал направлен в тот же суд для рассмотрения со стадии разрешения вопроса о принятии искового заявления к производству.

Определение по делу № 33-3380/2016

 

2.3. При разрешении вопроса о распределении расходов по оплате проведенной по делу экспертизы суду следует учитывать принцип пропорциональности, установленный ст. 98 ГПК РФ.

 

Определением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 08 сентября  2016 года  удовлетворено  заявление  ООО «В» о взыскании в его пользу с  АО «С»  расходов по оплате экспертизы, проведенной по ходатайству АО «С» в рамках гражданского дела по иску К. к АО «С» о взыскании страхового возмещения.

ООО «С» с указанным определением не согласилось, указав в частной жалобе на нарушение судом первой инстанции положений ст. 98 ГПК РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда с указанным доводом согласилась.

Согласно ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. 

Принимая во внимание, что решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 26 января 2016 года исковые требования К. были удовлетворены частично, то при разрешении вопроса о распределении ответственности по оплате проведенной по делу экспертизы, суд первой инстанции был обязан учитывать принцип пропорциональности, чего им сделано не было. Суд возложил данную обязанность на ответчика в полном объеме, что противоречит приведенным выше нормам права.

В этой связи определение Фрунзенского районного суда г. Иваново от   08 сентября 2016 года отменено. По делу принято новое определение, которым расходы по оплате экспертизы взысканы в пользу ООО «В» с К. и ООО «С» пропорционально удовлетворенным требованиям истца К.

Определение по делу № 33-3485/2016

 

 

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

1.      Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим                                                      из административных и иных публичных правоотношений

 

1.1.                 Передача муниципального имущества на праве хозяйственного ведения муниципальному унитарному предприятию не лишает собственника этого имущества  права решать вопросы в отношении ликвидации имущества в установленном законодательством порядке.

 

П. обратился в суд с административным исковым заявлением к администрации городского округа Вичуга о признании незаконным постановления администрации о ликвидации шахтного колодца.

Решением Вичугского городского суда Ивановской области от 20 сентября 2016 г. требования П. удовлетворены.

Удовлетворяя требования П., суд первой инстанции исходил из того, что постановление администрации о ликвидации шахтного колодца не соответствует требованиям закона, поскольку собственник  муниципального имущества, которое передано муниципальному унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, не вправе самостоятельно ликвидировать данное имущество; правовой режим использования имущества, закрепленного за муниципальным предприятием на праве хозяйственного ведения, является специальным по сравнению с общими нормами, установленными Гражданским кодексом Российской Федерации для юридических лиц; изъятие у муниципального предприятия имущества по решению его собственника нарушает  права и законные интересы административного истца.

Судебная коллегия по административным делам Ивановского областного суда с указанными выводами не согласилась, указав, что из материалов дела следует, что вопрос о ликвидации шахтного колодца был инициирован муниципальным предприятием, в связи с чем администрация была вправе решать вопрос о его ликвидации.

Какой-либо спор в отношении судьбы указанного шахтного колодца между собственником муниципального имущества и муниципальным предприятием, владеющим им на праве хозяйственного ведения, отсутствует.

Кроме того, указанным постановлением права П. не нарушены, так как рядом с домом П. имеется другой исправный колодец.

Определением судебной коллегии от 20 декабря 2016 года решение Вичугского городского суда Ивановской области от 20 сентября 2016 г.  отменено. По делу принято новое решение об отказе в удовлетворении требований.

Определение по делу № 33а-3298/2016

 

1.2. Разрешая требования о взыскании обязательных платежей и санкций, суд должен учитывать, что принудительное взыскание налога не может осуществляться за пределами сроков, установленных Налоговым кодексом Российской Федерации.

 При определении  налоговой базы суду надлежит устанавливать конкретную стоимостную характеристику облагаемого имущества в виде его инвентаризационной стоимости по данным регистрирующих органов.

 

ИФНС обратилась в Октябрьский районный суд г. Иваново с иском к М. о взыскании налога на имущество физических лиц.

Решением суда от 20 мая 2016 года требования удовлетворены частично.

Изменяя решение суда, судебная коллегия по административным делам Ивановского областного суда с выводами районного суда в части установления наличия уважительных причин для восстановления срока по одному из требований не согласилась по следующим основаниям.

  Административное исковое заявление о взыскании обязательных платежей и санкций может быть подано в суд в течение шести месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате обязательных платежей и санкций. Пропущенный по уважительной причине срок подачи административного искового заявления о взыскании обязательных платежей и санкций может быть восстановлен судом (ч. 2 ст. 286 КАС РФ).

 Аналогичные положения предусмотрены нормами части 2 ст. 48 НК РФ.

 В соответствии с пунктом 1 ст. 70 НК РФ требование об уплате налога должно быть направлено налогоплательщику не позднее трех месяцев со дня выявления недоимки, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Согласно разъяснениям Высшего Арбитражного суда РФ, содержащимся в пункте 50 Постановления Пленума от 30 июля 2013 года № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», под днем выявления недоимки следует понимать следующий день после наступления срока уплаты налога (авансового платежа).

Из материалов дела следует, что первоначальное требование об уплате налога и пени было направлено М. спустя 1,5 года после наступления установленного в налоговом уведомлении срока уплаты налога за 2008 год. Повторное аналогичное требование, выставленное взамен отозванного требования, направлено налогоплательщику еще через полгода. При этом каких-либо доказательств, свидетельствующих об отсутствии у налогового органа возможности своевременно направить налоговое требование административному ответчику, суду не представлено. Судебная коллегия не приняла в качестве доказательства соблюдения ИФНС процедуры принудительного взыскания недоимки по налогу на имущество акт выявления недоимки, оформленный спустя 1,5 года после истечения срока уплаты налога по указанному налоговому уведомлению.

Судебная коллегия мотивировала свои выводы тем, что пропуск налоговым органом срока направления требования не влечет изменения порядка исчисления срока на принудительное взыскание налога и пени. В случае пропуска налоговым органом срока направления требования об уплате налога, исчисление установленного Налоговым кодексом Российской Федерации срока принудительного взыскания налога следует производить исходя из совокупности сроков, установленных в статьях 48, 52, 69, 70 НК РФ. Действующее налоговое законодательство не предусматривает возможности направления налогоплательщикам повторных налоговых требований, а также отзыва ранее выставленного требования с направлением нового требования, в том числе требования, содержание которого аналогично первоначальному требованию.

Принимая во внимание правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 22 марта 2012 года № 479-О-О, о том, что принудительное взыскание налога не может осуществляться за пределами сроков, установленных Налоговым кодексом Российской Федерации, судебная коллегия указала, что подобные действия налогового органа направлены на искусственное увеличение срока принудительного взыскания налоговой недоимки, что противоречит налоговому законодательству, предусматривающему ограничительные сроки процедуры принудительного взыскания.

Кроме того, судебная коллегия посчитала ошибочным принятие судом первой инстанции при определении налогооблагаемой базы по налогу на имущество физических лиц в качестве достоверного доказательства ее размера представленную административным ответчиком справку бюро технической инвентаризации об инвентаризационной стоимости 1 квадратного метра объектов капитального строительства.

Судебная коллегия в этой части указала, что действующим законодательством не предусмотрено определение инвентаризационной стоимости объектов недвижимости налоговым органом самостоятельно, а также на основании данных об инвентаризационной стоимости 1 квадратного метра объектов капитального строительства. Расчет инвентаризационной стоимости объектов капитального строительства производится в установленном порядке и относится к полномочиям органов технической инвентаризации. Налоговый орган при исчислении налога на имущество использует сведения о размере инвентаризационной стоимости недвижимого имущества – объектов капитального строительства, переданные регистрирующими органами в порядке информационного взаимодействия, в данном случае органами технической инвентаризации. Таким образом, у суда не имелось  правовых оснований для расчета налоговой базы на основании сведений БТИ о стоимости 1 кв. метра объекта недвижимости.

Определением судебной коллегии от 28 сентября 2016 года решение Октябрьского районного суда города Иваново от 20 мая 2016 года изменено. По делу принято новое решение о взыскании с М. в пользу ИФНС недоимки по налогу на имущество физических лиц за 2011-2012 годы в сумме 1 212 523 руб. 88 коп. и расходов по уплате государственной пошлины. В удовлетворении остальной части административного искового заявления отказано.

Определение по делу № 33а-2677/2016

 

2. Процессуальные вопросы

 

2.1.  Разрешая вопрос о принятии административного искового заявления к производству, суду надлежит правильно устанавливать характер спорных правоотношений, их субъектный состав, предмет и основание иска.

 

Л. обратился в Шуйский городской суд Ивановской области с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконными действия (бездействие) Администрации городского округа Шуя по невыдаче технических условий подключения (технологического присоединения) к сетям центральной канализации и обязать устранить нарушение в полном объеме.

Определением судьи Шуйского городского суда Ивановской области от 3 октября 2016 года в принятии административного искового заявления отказано в связи с тем, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению судом в порядке административного судопроизводства, поскольку это заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Судебная коллегия по административным делам Ивановского областного суда определение судьи отменила, указав следующее.

В данном случае Л. заявлены требования к органу местного самоуправления - Администрации городского округа Шуя, при этом административным истцом оспариваются действия (бездействие) Администрации городского округа Шуя по заявлению Л. о выдаче технических условий.

Таким образом, характер спорных правоотношений, их субъектный состав, предмет и основание иска свидетельствуют о том, что заявленные Л. требования вытекают из публичных правоотношений и подлежат рассмотрению в порядке административного судопроизводства.

Определением судебной коллегии от 15 ноября 2016 года определение Шуйского городского суда Ивановской области от 3 октября 2016 года отменено, материал по административному исковому заявлению направлен в  суд первой инстанции на новое рассмотрение со стадии принятия административного искового заявления к производству суда.

Определение по делу № 33а-3189/2016

2.2. Действия, совершенные до вступления правопреемника в исполнительное производство, обязательны для него в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил.

 

ООО «Д» обратилось в Гаврилово-Посадский районный суд с административным исковым заявлением к судебному приставу-исполнителю, УФССП по Ивановской области об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнительным производствам, возбужденным в отношении должников Ф1, Ф2, Ф3, Ф4 о взыскании денежных средств в пользу ОАО «Р».

Определением Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 08 ноября 2016 года в принятии заявления отказано.

Отказывая в принятии административного иска, судья, руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС РФ, исходил из того, что ООО «Д» на момент окончания указанных исполнительных производств не являлось стороной по ним, уступка права (требований) от ОАО «Р» к ООО «Д», а также вынесение определения суда о замене взыскателя ОАО «Р» на правопреемника ООО «Д» имели место после окончания исполнительных производств, в связи с чем пришел к выводу о том, что права, свободы и законные интересы ООО «Д» не нарушены.

Судебная коллегия по административным делам Ивановского областного суда, рассмотрев частную жалобу ООО «Д», с указанным определением не согласилась, указав, что по смыслу ст. 52 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» правопреемство допускается на стадии принудительного исполнения судебных актов, где личность кредитора не имеет существенного значения для должника. В таких случаях права и обязанности кредитора сохраняют свои качества, меняется лишь субъект права. Новый кредитор получает права и обязанности взыскателя по исполнительному производству исключительно с момента вынесения соответствующего постановления судебного пристава-исполнителя, поскольку до названного момента права взыскателя реализует прежний кредитор.

Учитывая, что ООО «Д.» с момента вступления в законную силу определения о процессуальном правопреемстве приобрело статус взыскателя по исполнительным производствам, и все ранее совершенные в рамках указанных производств действия судебного пристава-исполнителя стали для него обязательны, действия административного истца по их оспариванию не противоречат нормам ч. 1 ст. 50 Федерального закона «Об исполнительном производстве», предусматривающим право взыскателя на обжалование постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Определением судебной коллегии от 15 декабря 2016 года определение Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 08 ноября 2016 года отменено. Административное исковое заявление направлено в тот же суд на новое рассмотрение со стадии принятия к производству суда.

Определение по делу № 33а-3455/2016

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

1. Специальным субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 11.33 КоАП РФ, является водитель транспортного средства, используемого для осуществления регулярных перевозок.

 

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 28 сентября 2016 года оставлено без изменения постановление инспектора Управления государственного автодорожного надзора по Ивановской области от 26 июля 2016 года, которым Ш. подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 5 000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 11.33 КоАП РФ.

В жалобе защитники Ш. указывали, что он не является субъектом данного правонарушения, а осуществление пассажирских перевозок без маршрутной карты было вызвано бездействием ООО «НтК» по получению карты регулярных перевозок.

Одним из обязательных признаков состава правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 11.33 КоАП РФ, является специальный субъект, который должен устанавливаться в ходе производства по делу об административном правонарушении с соблюдением требований ст. 26.11 КоАП РФ.

Из диспозиции указанной статьи следует, что случаи обязательного наличия карты маршрута регулярных перевозок должны быть предусмотрены иными законами или подзаконными нормативными правовыми актами.

Как следует из положений ч. 3 ст. 35 Федерального закона от 13 июля 2015 года № 220-ФЗ «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» обязанность иметь при себе и предоставлять для проверки должностным лицам органа государственного транспортного контроля карту маршрута регулярных перевозок возлагается на водителя транспортного средства, используемого для осуществления регулярных перевозок.

Таким образом, на водителя транспортного средства, используемого для осуществления регулярных перевозок, возлагается безусловная обязанность иметь при себе карту маршрута регулярных перевозок вне зависимости от наличия перевозчика и совершения им действий, направленных на ее получение, а с учетом санкции данной статьи он является самостоятельным специальным субъектом рассматриваемого состава правонарушения.

Решением судьи Ивановского областного суда от 15 ноября 2016 года решение судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 28 сентября 2016 года оставлено без изменения, жалоба защитника О. – без удовлетворения.

Решение по делу № 21-287/2016

 

2. Технические измерения, проводимые специалистами с целью получения доказательств по делу об административном правонарушении, должны осуществляться при строгом соблюдении соответствующих требований специальных нормативных актов.

 

Постановлением судьи Фурмановского городского суда Ивановской области от 19 сентября 2016 года ООО «2…» подвергнуто административному наказанию в виде приостановления деятельности на срок 60 суток за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.4 КоАП РФ.

Общество признано виновным в том, что 09 июня 2016 года в период времени с 23.20 часов до 23.40 часов в нарушение требований СанПиН 2.2.2.2645-10 был превышен допустимый уровень шума в жилом помещении по адресу <…> на 1-2 дБа. 

Вместе с тем, по смыслу ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ, одним из основных условий признания доказательств допустимыми является соблюдение требований нормативно-правовых актов в ходе их получения вне зависимости от стадии процесса, на которой осуществлялись соответствующие действия.

Порядок проведения измерений уровня шума в жилых помещениях определен МУК 4.3.2194-07, одним из требований которого является оценка уровня шума с учетом всех его источников,  оказывающих воздействие на проверяемое помещение или территорию. При этом данные методические указания предусматривают требования, учитывающие особенности оценки уровня шума различных отдельных источников, с учетом показателей фонового шума.

Однако Ивановским областным судом было установлено, что в ходе проведения замеров уровня шума отсутствовала какая-либо конкретизация его источников и определение уровня фонового шума.

В ходе судебного заседания специалист, осуществлявший указанные измерения,  на вопрос суда о происхождении шума не ответил, сообщив, что конкретных источников шума не устанавливал, замеры фонового шума при режиме включения – отключения предполагаемых источников шума не производил. Само предприятие как источник шума указал в протоколе потому, что оно было названо в предписании № 476 от 25 мая 2016 года, на основании которого и производились исследования.

В связи с тем, что установленное превышение уровня шума было незначительным, отсутствие измерений фонового уровня шума создает сомнения в том, что данное нарушение требований СанПиН было допущено именно предприятием «1…», и, как следствие, влечет признание протокола измерений недопустимым доказательством.

Поскольку изначально был нарушен порядок проведения замеров уровня шума,  доказательства, подтверждающие превышение допустимого уровня шума в квартире <…> именно предприятием «1…» в материалах дела отсутствовали, постановление судьи отменено, а производство по делу прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно вынесено.

Решение по делу № 12-124/2016

 

3. Дела по жалобам на постановления по делам об административном правонарушении, связанным с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, подлежат рассмотрению в арбитражном суде.

 

   Постановлением старшего государственного инспектора Российской Федерации в области охраны окружающей среды по Ивановской области от 11 января 2016 года, оставленным без изменения решением судьи Заволжского районного суда Ивановской области от 27 апреля 2016 года, ЗАО «…» подвергнуто административному наказанию в виде штрафа в размере 100 000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ.

   Решением судьи Ивановского областного суда от 25 августа 2016 года решение судьи Заволжского районного суда Ивановской области от 27 апреля 2016 года отменено, производство по жалобе конкурсного управляющего ЗАО «…» на указанное постановление прекращено, жалоба с материалами дела направлена в Арбитражный суд Ивановской области для рассмотрения по существу.

Постановлением заместителя председателя Ивановского областного суда от 16 ноября 2016 года решение судьи Ивановского областного суда от 30 сентября 2015 года оставлено без изменения.

В соответствии с ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, связанным с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

Основанием для привлечения ЗАО «…» к административной ответственности послужило размещение ЗАО отходов производства в глубокие горизонты земли путем эксплуатации ОПК, не внесенного в государственный реестр.

Судом при рассмотрении жалобы было установлено, что ЗАО находится на конкурсном управлении, и в целях получения денежных средств единственной его деятельностью является обработка и утилизация промышленных стоков (или отходов), получаемых от контрагентов. Поэтому ЗАО «…» однозначно привлечено к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Учитывая, что юридическому лицу ЗАО вменено административное правонарушение в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, судом обоснованно применены положения п. 3 ст. 30.1 КоАП РФ и сделан правильный вывод о подсудности рассмотрения жалобы Арбитражному суду Ивановской области.

                                                                     Решение по делу № 4а-371 /2016

4. При наличии хотя бы одного из обстоятельств, перечисленных в статье 24.5 КоАП РФ, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, выносят постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении с соблюдением требований, предусмотренных статьей 29.10 настоящего Кодекса.

 

Постановлением мирового судьи судебного участка № 1 Шуйского судебного района  Ивановской области от 16 сентября 2016 года, оставленным без изменения решением Шуйского городского суда Ивановской области от 10 октября 2016 года, М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 5 месяцев.

Постановлением заместителя председателя областного суда от 6 декабря 2016 года состоявшиеся по делу судебные акты отменены, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, обстоятельства, послужившие основанием для привлечения к административной ответственности М., были выявлены 29 июня 2016 года.

Дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, рассматривается судьей в случае, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье.

Между тем в течение установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности решение о  передаче дела на рассмотрение судье должностным лицом принято не было.

При таких обстоятельствах определение от 30 августа 2016 года о передаче дела об административном правонарушении в Шуйский городской суд Ивановской области вынесено должностным лицом за рамками срока давности привлечения к административной ответственности.

С учетом положений ч. 1 ст. 28.9, ч. 1.1 ст. 29.9 КоАП РФ должностное лицо, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, при наличии обстоятельства, предусмотренного п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, обязано было вынести постановление о прекращении производства по делу.

Вышеуказанные требования закона не были учтены судьями при вынесении судебных актов, что повлекло существенное нарушение  процессуальных требований КоАП РФ.

При указанных обстоятельствах судебные акты отменены, производство по делу прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

                                                                     Постановление по делу № 4а-364/2016

 

 

 

Отдел систематизации законодательства и аналитических обобщений