Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

от  22 января  2016 года

 

О Б З О Р

законодательства и судебной практики Ивановского областного суда

за четвертый квартал 2015 года

 

1.      Нормативные акты

Законы Ивановской области

 

О внесении изменения в статью 11.1 Закона Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 97-ОЗ

От 06.10.2015 г.

О внесении изменения в статью 5 Закона Ивановской области «О порядке назначения представителей общественности в квалификационную коллегию судей  Ивановской области»

№ 98-ОЗ

От 06.10.2015 г.

О внесении изменения в статью 6.1 Закона Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 102-ОЗ

От 12.10.2015 г.

Указы Губернатора Ивановской области

 

Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ивановской области за Ш квартал 2015 года

№ 167-уг

От 13.10.2015 г.

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

  1. Назначение наказания

 

1.1.  Статья 95 УК РФ для лиц, совершивших преступление до достижения возраста 18 лет, устанавливает сокращенные сроки погашения судимости.

 В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание назначается по совокупности преступлений.

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 2 Фрунзенского судебного района г. Иваново  от 1 декабря 2014 года К., ранее судимый, осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ  с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Ивановского областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Во вводной части приговора суд ошибочно указал на наличие у осужденного судимостей по приговорам Фрунзенского районного суда г. Иваново от 9 января 2003 года (по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ) и от 12 ноября 2003 года (по п. п. «а, в, г» ч. 2 ст. 162 УК РФ), а при назначении наказания неправомерно сослался на то, что К. имеет непогашенные судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте.

Статья 95 УК РФ для лиц, совершивших преступление до достижения возраста 18 лет, устанавливает сокращенные сроки погашения судимости, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УК РФ, в частности, срок погашения судимости за  тяжкое или особо тяжкое преступление  равен трем годам после отбытия лишения свободы.

К. 29 октября 2010 года был освобожден из мест лишения свободы по отбытии срока наказания, назначенного по совокупности приговоров от 9 января 2003 года и от 12 ноября 2003 года. Следовательно, его судимости по этим приговорам на момент совершения преступления по настоящему делу (на 24 сентября 2014 года) были погашены.

В соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные УК РФ, связанные с судимостью.

Назначая осужденному окончательное наказание с применением ст. 70 УК РФ, суд нарушил требования  уголовного закона.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание назначается по совокупности преступлений.

К. совершил преступление 24 сентября 2014 года, то есть до постановления в отношении него приговоров мировых судей от 7 и 18 ноября 2014 года, которыми он также осуждался по ч. 1 ст. 158 УК РФ,  следовательно, окончательное наказание  должно назначаться по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, а не по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 11 декабря 2015 года приговор мирового судьи от 1 декабря 2014 года в отношении К. изменен: исключены указания на наличие у К. непогашенных судимостей за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте и о назначении ему наказания на основании ст. 70 УК РФ. По совокупности преступлений  в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ К. назначено окончательное наказание в виде 1 года 3 месяцев лишения свободы.

На основании пункта 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» К. от дальнейшего отбывания наказания освобожден.

Постановление по делу № 44у-51/2015            

 

1.2. Назначение в соответствии с ч. 4 ст. 88 УК РФ наказания в виде исправительных работ возможно в отношении несовершеннолетнего, проходящего обучение в общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального, среднего и высшего профессионального образования, кроме тех случаев, когда его исполнение может препятствовать продолжению обучения, например, при очной форме обучения.                                                                     

 

Приговором Кинешемского городского суда Ивановской области от 14 сентября 2015 года М., родившийся 13 ноября 1998 года, осужден по п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы осужденного в доход государства.

Президиум Ивановского областного суда по кассационной жалобе законного представителя М. приговор изменил по следующим основаниям.

По смыслу уголовного закона при назначении несовершеннолетнему наказания в виде исправительных работ суду надлежит учитывать, как назначенное наказание может повлиять, в том числе, на учебу несовершеннолетнего.

Как следует из п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 года № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», назначение в соответствии с ч. 4 ст. 88 УК РФ наказания в виде исправительных работ возможно в отношении несовершеннолетнего, проходящего обучение в общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального, среднего и высшего профессионального образования, кроме тех случаев, когда его исполнение может препятствовать продолжению обучения, например, при очной форме обучения.

Несовершеннолетний М. является учащимся 2 курса Кинешемского политехнического колледжа. Как видно из исследованной в судебном заседании характеристики М. по месту учебы, форма его обучения очная.

Суд, назначив несовершеннолетнему М. наказание в виде исправительных работ, не учел, что его исполнение препятствует продолжению осужденным обучения в данном учебном заведении.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 11 декабря 2015 года приговор в отношении М. изменен, по п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ ему назначено наказание в виде 150 часов обязательных работ.

Постановление по делу 44у-52/2015

 

1.3. Приговор суда изменён в связи с неправильным применением уголовного закона и наличии оснований  для назначения наказания по правилам части 5 статьи 69 УК РФ.

 

Приговором Вичугского городского суда Ивановской области от 3 ноября 2015 года З. осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Преступление, за которое З. осуждён настоящим приговором, совершено им 20 марта 2015 года, до вынесения приговора Вичугским городским судом Ивановской области от 09 апреля 2015 года, которым З. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы и освобожден 17 сентября 2015 года из мест лишения свободы вследствие акта об амнистии.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуждённый виновен ещё и в другом преступлении, совершённом им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание следует назначать по совокупности преступлений по правилам частей 2 или 3 статьи 69 УК РФ. При этом, согласно разъяснениям п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №58 от 22 декабря 2015 года «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» в срок наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, должно быть зачтено наказание, отбытое полностью или частично по первому приговору.

Несмотря на то, что по приговору от 09 апреля 2015 года осужденный освобожден от дальнейшего отбывания наказания вследствие акта об амнистии, суду на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ надлежало определить окончательное наказание по совокупности преступлений и зачесть в срок окончательного наказания наказание, отбытое по первому приговору в виде 5 месяцев 8 дней.

Судом апелляционной инстанции наказание З. определено по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим наказанием, назначенным приговором от 3 ноября 2015 года, в срок отбытого наказания зачтено наказание, отбытое по первому приговору в виде 5 месяцев 8 дней. С учетом размера оставшейся неотбытой части наказания осужденный от отбывания наказания освобожден на основании акта об амнистии.

Апелляционное постановление по делу №22-2167/2015

 

1.4. Приговор суда изменён со снижением наказания в связи с исключением из него вывода о том, что при назначении осуждённому наказания учитывалось наступление тяжких последствий.

 

Приговором Южского районного суда Ивановской области от 16 сентября 2015 года Г. осуждён за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 105 УК РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 69, 71 УК РФ окончательно наказание назначено в виде лишения свободы на срок 16 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, судом при назначении осуждённому наказания за убийство Ц. учтено наступление в результате совершённого преступления тяжких последствий. Согласно приговору такими последствиями явилась смерть Ц.

Между тем, наступление указанных последствий, относящихся к признакам объективной стороны предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ преступления, учитывалось судом первой инстанции при оценке характера и степени общественной опасности совершённого Г. преступного деяния. Таким образом, наступление этих последствий не могло повторно учитываться при назначении осуждённому наказания за содеянное.

Апелляционное определение по делу №22-2120/2015

 

1.5. Приговор суда изменён в связи с необоснованным назначением осуждённому дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

 

Приговором Советского районного суда города Иваново от 19 августа 2015 года Х. осуждён за совершение трёх преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ, на основании ч. 2 и ч. 4 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 8 месяцев и с установлением в течение срока дополнительного наказания ограничений согласно ч. 1 ст. 53 УК.

Установив в приговоре отсутствие у Х. регистрации на территории Российской Федерации и места постоянного проживания, суд в нарушение ч. 6 ст. 53 УК РФ принял решение о назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Судом апелляционной инстанции назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы за совершенные Х. преступления, а также по совокупности преступлений исключено из приговора.

Апелляционное постановление по делу №22-1796/2015

 

2. Процессуальные вопросы

 

2.1. В соответствии с ч.ч. 2 и 4 ст. 132 УПК РФ, если осужденный заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен, и защитник участвовал в рассмотрении дела по назначению, расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.           

 

Постановлением Южского районного суда Ивановской области от 24 ноября 2014 года взыскано с А., отбывающего наказание в виде лишения свободы по приговору от 19 августа 2013 года, в счет возмещения расходов на оплату вознаграждения адвокату в федеральный бюджет 1865 рублей.

По кассационному представлению прокурора президиум Ивановского областного суда постановление изменил по следующим основаниям.

Принимая решение об оплате труда адвоката К. в размере 1865 рублей за осуществление защиты А. в судебном заседании 24 ноября 2014 года за счет федерального бюджета, судья не усмотрел препятствий для последующего возмещения данной суммы осужденным.

Между тем согласно материалам дела у А. имеется психическое заболевание, по которому ему бессрочно установлена вторая группа инвалидности, он нетрудоспособен.

Поступивший до начала судебного заседания отказ А. от защитника (из-за материального положения) суд не принял, в связи с чем адвокат К. участвовал в судебном заседании и осуществлял  защиту осужденного по назначению суда.

В соответствии с частью 2 и 4 ст.132 УПК РФ если осужденный заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в рассмотрении дела по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Исходя из этого, принятое судом решение о возложении на осужденного А. обязанности по возмещению средств, выплаченных адвокату К. из федерального бюджета, не соответствует требованиям закона.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 30 октября 2015 года постановление Южского районного суда Ивановской области от 24 ноября 2014 года изменено, из резолютивной части постановления исключено указание о взыскании с осужденного А. в федеральный бюджет 1865 рублей в возмещение расходов по оплате вознаграждения адвокату.

            Постановление по делу № 44у-41/2015       

 

2.2. В соответствии со ст.ст. 293, 295 УПК РФ после окончания судебного следствия и прений сторон подсудимому предоставляется последнее слово, заслушав которое суд удалятся в совещательную комнату для постановления приговора.

 

Приговором Фрунзенского районного суда г. Иваново от 30 сентября 2015 года Л. осужден по п. п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 8 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.                                          

Президиум Ивановского областного суда по кассационной жалобе осужденного  приговор отменил в связи с существенным нарушением уголовно – процессуального закона.

В соответствии со ст.ст. 293, 295 УПК РФ после окончания судебного следствия и прений сторон подсудимому предоставляется последнее слово, заслушав которое суд удалятся в совещательную комнату для постановления приговора.

Таким образом, суд постановляет приговор с учетом последнего слова подсудимого, содержание которого влияет на разрешение дела.

В ходе рассмотрения уголовного дела, по результатам которого постановлен приговор в отношении Л., судебное следствие объявлено оконченным 29 сентября 2015 года.

Как следует из протокола судебного заседания, аудиозапись которого не велась, после выступления в судебных прениях государственного обвинителя и защитника суд удалился в совещательную комнату. Сведений о предоставлении последнего слова подсудимому Л. в протоколе судебного заседания и материалах дела не содержится.

Допущенное судом процессуальное нарушение могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 18 декабря 2015 года приговор в отношении Л. отменен, уголовное дело передано во Фрунзенский районный суд г. Иваново на новое рассмотрение в ином составе суда.

                       Постановление по делу № 44у – 53/2015

 

2.3. Приговор суда отменён, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в общем порядке, поскольку судом оно рассматривалось в особом порядке без наличия необходимых для этого условий.

 

Приговором Фрунзенского районного суда города Иваново от 05 октября 2015 года Т. и К. осуждены по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. за кражу, совершённую группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище.

Вместе с тем такой квалифицирующий признак как совершение кражи с незаконным проникновением в иное хранилище вменён осуждённым при наличии доказательств, имеющих существенные противоречия. В частности, органами предварительного расследования Т. и К. вменён факт проникновения с целью хищения на территорию строения 1 дома X по улице С. города Иваново, которая является охраняемой, тогда как из протокола принятия устного заявления о преступлении, следует, что указанная территория не охраняется. Содержат противоречия и имеющиеся в материалах дела сведения, включающие в себя данные о  предназначении территории, с которой совершено хищение. Выяснение указанных обстоятельств необходимо для принятия правильного решения о квалификации содеянного и невозможно без исследования и проверки в судебном заседании представленных стороной обвинения доказательств. 

Учитывая наличие сомнений в обоснованности предъявленного Т. и К. обвинения по квалификации содеянного, которые могут быть устранены только при рассмотрении дела в общем порядке, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о существенном нарушении судом первой инстанции уголовно-процессуального закона, выразившимся в несоблюдении процедуры судопроизводства, а именно в рассмотрении уголовного дела в особом порядке без наличия необходимых для этого условий.

Апелляционное постановление по делу №22-2077/2015

 

2.4. Приговор отменён в связи с допущенным судом нарушением права осуждённого на защиту.

 

Приговором Октябрьского районного суда города Иваново от 03 сентября 2015 года Ш. осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к лишению свободы на 6 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима

Согласно п. 3 ч. 4 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на защиту по уголовному делу, не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя.

Как следует из материалов уголовного дела, осужденный Ш. в судебном заседании пояснял, что в ходе конфликта потерпевший Р. вёл себя агрессивно, настойчиво в грубой форме требовал извинений, а потом замахнулся на него трубой и попытался ударить. Он отбил удар руками, выхватил у Р. трубу и два раза ударил того по голове. Все произошло очень быстро, он испугался и убежал с трубой, чтобы Р. не смог ей воспользоваться.

В исследованном судом протоколе явки Ш. с повинной содержится его заявление о том, что удар трубой он нанёс мужчине, так как хотел защитить свою жизнь, поскольку воспринимал действия мужчины как угрозу для нее.

Таким образом, в ходе предварительного и судебного следствия осужденный Ш. утверждал, что причинил телесные повреждения Р.,  защищаясь от общественно опасного посягательства с его стороны, которое было сопряжено с применением и непосредственной угрозой применения насилия, опасного для жизни. 

Между тем адвокат в судебном заседании сначала заявлял о том, что ни он, ни его подзащитный не оспаривают предложенную органом предварительного расследования квалификацию действий Ш., а затем просил признать его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, и назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

Изложенное свидетельствует, что по рассматриваемому уголовному делу адвокат выступил против воли осуждённого Ш., что повлекло нарушение гарантированного Конституцией РФ права на защиту.

Апелляционное определение по делу №22-1825/2015

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1.                              Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим

из гражданских правоотношений

 

1.1. Суммы выплаченных в пользу гражданина процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки и штрафа подлежат включению в налогооблагаемый доход физического лица.

 

Р. обратился в Фурмановский городской суд Ивановской области с иском к ОАО Национальный банк «Т.» и Межрайонной Инспекции ФНС РФ о возложении обязанности исключить из налогооблагаемой базы суммы дохода  в виде неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, штрафа и судебных расходов, взысканных в его пользу с банка по решению суда, и выдать уточненную справку 2-НДФЛ.

Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу  о неправомерном включении ОАО НБ «Т.» в налогооблагаемый доход  выплаченной Р. во исполнение решения суда денежной суммы, поскольку суммы  процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки и штрафа получены истцом не по долговому обязательству, а взысканы по решению суда на основании Закона РФ «О защите прав потребителей», выполняют компенсационно-восстановительную функцию нарушенных прав потребителя, а в законодательстве о налогах и сборах отсутствуют нормы, позволяющие  отнести указанные суммы к налогооблагаемому доходу.

Не согласившись с указанным выводом суда первой инстанции, судебная коллегия указала, что предусмотренные законодательством о защите прав потребителей санкции носят исключительно штрафной характер. Их взыскание не преследует цель компенсации потерь (реального ущерба) потребителя, поскольку выплата сумм таких санкций приводит к образованию имущественной выгоды у потребителя, в связи с чем они включаются в доход гражданина на основании положений статей 41, 209, 210 НК РФ вне зависимости от того, что получение данных сумм обусловлено нарушением прав физического лица.  В связи с этим перечисленные ОАО НБ «Т.» во исполнение решения суда Р. неустойка за неисполнение законного требования потребителя в установленный законом срок, проценты за пользование чужими денежными средствами, штраф подлежат включению в облагаемый доход Р.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 11 ноября 2015 года решение Фурмановского городского суда Ивановской области от 15 июня 2015 года в указанной части отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении заявленных Р. требований.

Определение № 33-2586/2015

 

1.2. Обязанность предоставить лицу путевку на санаторно-курортное лечение может быть возложена на территориальный орган Фонда социального страхования РФ только с учетом установленной в регионе очередности обеспечения граждан такими путевками.

П. обратилась в Ленинский районный суд г. Иваново с иском к Государственному учреждению – Ивановское региональное отделение Фонда социального страхования РФ о понуждении к предоставлению путевки на санаторно-курортное лечение в 2015 году.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные исковые требования, при этом исходил из того, что заявитель имеет право на получение государственной социальной помощи в виде обеспечения путевкой на санаторно-курортное лечение, в связи с чем ей не может быть в этом отказано даже с учетом недостаточности федерального финансирования и большого количества лиц в регионе, имеющих право на такую социальную услугу.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия в результате анализа действующего законодательства пришла к выводу, что обращение гражданина за получением путевки на санаторно-курортное лечение с предоставлением всех необходимых документов является юридическим фактом, обусловливающим начало правоприменительной процедуры, в рамках которой путевки на санаторно-курортное лечение должны предоставляться таким гражданам в последовательности, определяемой датой регистрации их заявлений.

Право на получение государственной социальной помощи в виде предоставления при наличии медицинских показаний путевки на санаторно-курортное лечение имеют в равной степени все указанные в ст. 6.1 Федерального закона от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ категории граждан, внеочередное или первоочередное обеспечение путевками на санаторно-курортное лечение кого-либо из этих категорий граждан данный Закон не предусматривает.

Исходя из этого, судебная коллегия в своем определении указала, что, принимая решение, обязывающее ГУ - Ивановское региональное отделение ФСС РФ предоставить истцу путевку на санаторно-курортное лечение в 2015 году, суд первой инстанции не учел установленную в регионе очередность обеспечения граждан путевками на санаторно-курортное лечение и, таким образом, не принял во внимание права иных граждан - получателей набора социальных услуг, состоящих на учете для получения путевок на санаторно-курортное лечение в Ивановской области, заявления которых о предоставлении путевки были зарегистрированы ранее первичного обращения истца по данному вопросу.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 9 ноября 2015 года решение Ленинского районного суда города Иваново от 11 августа 2015 года  отменено и принято по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска П.

Определение № 33-2549/2015

 

1.3. Досрочное расторжение договора с момента фактического прекращения  арендатором пользования арендованным имуществом или с момента одностороннего отказа арендатора от договора аренды без соблюдения условия договора о письменном уведомлении арендодателя в определенный договором срок недопустимо, поскольку не предусмотрено нормами Гражданского кодекса РФ, а также нарушает условия заключенного сторонами договора аренды нежилых помещений.

  

С. обратился в Советский районный суд г. Иваново с иском к К., в рамках которого просил суд взыскать задолженность по арендной плате в размере <…> руб. за период с 16 января по 19 февраля 2013 года по оплате коммунальных услуг и услуг по охране арендуемых помещений за декабрь 2012 года, январь, февраль 2013 года в размере <…> руб., пени по состоянию на 15 декабря 2014 года  за просрочку внесения арендной платы в размере <…> руб. и за просрочку оплаты коммунальных услуг и услуг по охране арендуемых помещений в размере <…> руб.

            Судом первой инстанции заявленные истцом исковые требования оставлены без удовлетворения. С данным выводом суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, оставившая без изменения решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований С..

Президиум Ивановского областного суда счел, что указанный вывод суда основан на неправильном толковании и применении норм материального и процессуального права, регулирующих спорные правоотношения.

Свою правовую позицию суды нижестоящих инстанций со ссылкой на п. 1 ст. 612 ГК РФ основывали на правомерности одностороннего отказа ответчицы от дальнейшего исполнения договора через 45 дней с даты его заключения,  поскольку предусмотренное договором имущество истец в полном объеме К. не передал, 15 января 2013 года договор аренды между сторонами расторгнут, и на эту дату ответчица не имела задолженности по указанным платежам.

Согласно ст. 450 ГК РФ изменение или расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным (п. 1 и п. 3 ст. 450 ГК РФ).

При вынесении решения судом не принято во внимание, что договором аренды от 1 декабря 2012 года предусмотрена возможность расторжения договора по соглашению сторон (п. 9.1) и право любой из сторон договора отказаться от договора в одностороннем порядке, письменно уведомив другую сторону за один месяц (п. 9.2). 

К. требование о досрочном расторжении договора аренды не предъявляла, истца об отказе от договора в одностороннем порядке с 15 января 2013 года в установленный п. 9.2 договора срок не уведомляла, письменного соглашения о расторжении договора аренды с 15 января 2013 года стороны не заключали.

Суд  на основании ч. 2 ст. 68 ГПК РФ признал доказанным передачу К. 15 января 2013 года арендованных помещений представителю арендодателя С., поскольку представитель истца в суде этот факт не оспаривала, а наличие у истца волеизъявления на расторжение договора аренды с 15 января 2013 года  обосновал принятием в этот день его представителем С.С.С. частично переданного в аренду ответчице имущества.

Согласно ч. 2 ст. 68 ГПК РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Признание заносится в протокол судебного заседания. Признание, изложенное в письменном заявлении, приобщается к материалам дела.

Протоколы судебных заседаний не содержат записи факта признания представителем истца указанных выше обстоятельств, материалы дела не содержат изложенного в письменном заявлении признания истцом или его представителем указанных выше обстоятельств. Представитель истца в суде первой, апелляционной инстанций не признавала факт передачи ответчицей 15 января 2013 года арендованных помещений и оборудования представителю истца С.С.С., обращала внимание на отсутствие у данного лица таких полномочий. 

При таких обстоятельствах у суда не имелось правовых оснований для признания указанных фактов доказанными, возражения ответчицы подлежали доказыванию на общих основаниях.

Постановлением Президиума Ивановского областного суда от 23 октября 2015 года решение Советского районного суда г. Иваново от 24 декабря 2014 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 13 апреля 2015 года отменены. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в ином составе судей.

Постановление по делу № 44г-13/2015

 

1.4. Факт несогласия ответчика с наличием его вины в причинении ущерба, а также стоимостью восстановительного ремонта поврежденного имущества не может служить основанием для отказа в удовлетворении требований истцов о взыскании в их пользу штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

 

Б.М.В., Б.Б.А., Б.М.Б., Б.Д.Б. обратились в Советский районный суд г. Иваново с иском к ЗАО «У» о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры. Истцы просили суд взыскать с ЗАО «У» сумму ущерба, причиненного заливом квартиры, в размере 116 059 руб., компенсацию морального вреда в сумме 60 000 руб., штраф   по ¼ доле от взысканных сумм в пользу каждого из истцов. Почтовые расходы в размере 883 руб. 81 коп., расходы по оплате услуг независимого оценщика в размере 3 500 руб. просили взыскать в пользу Б.М.В.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу, что требования истцов подлежат частичному удовлетворению, однако при этом не усмотрел оснований для взыскания штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя, предусмотренных п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», поскольку до момента обращения истцов в суд ответчик выплаты в счет возмещения ущерба не производил и не признавал право на получение таких выплат, в ходе рассмотрения дела судом представитель ответчика оспаривал наличие вины управляющей компании в течи кровли, а также стоимость восстановительного ремонта квартиры. По этим основаниям суд первой инстанции пришел к выводу о том, что обязательство по выплате суммы ущерба возникло только с момента принятия решения по данному вопросу, и счел доводы истцов о наличии оснований для взыскания штрафа необоснованными. По этим же основаниям суд апелляционной инстанции признал выводы суда законными.

Между тем, судом первой и апелляционной инстанций при принятии решения в этой части не учтено, что положения п. 6 ст. 13 Закона не предусматривают указанные выше обстоятельства в качестве оснований, позволяющих отказать во взыскании штрафа.

Сумма, подлежащая выплате истцам в счет возмещения ущерба и впоследствии подтвержденная судебным актом, предъявленная истцами ответчику в досудебном порядке, добровольно ответчиком выплачена не была ни до момента обращения в суд, ни в ходе рассмотрения дела судом. При этом каких-либо доказательств невозможности выплаты данной суммы ответчиком суду представлено не было.

Само по себе наличие судебного спора по поводу взыскания ущерба и удовлетворение судом требований потребителя указывает на несоблюдение ответчиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, что является основанием для взыскания штрафа.

Постановлением Президиума Ивановского областного суда от 25 декабря 2015 года апелляционное определение  судебной   коллегии   по  гражданским  делам  Ивановского областного  суда  от  3  июня  2015  года отменено в части отказа во взыскании штрафа с ЗАО «У» в пользу Б.М.В., Б.Б.А., Б.М.Б., Б.Д.Б. Дело в отмененной части направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе судей.

Постановление по делу № 44г-17/2015

2. Процессуальные вопросы

 

2.1. Уточнение фирменного наименования акционерного общества путем указания на то, что общество является публичным, не является изменением организационно-правовой формы общества и не требует внесения изменений в правоустанавливающие и иные документы.

 

ПАО «С.» обратилось в Фурмановский городской суд с иском к Л. о расторжении кредитного договора и досрочном взыскании задолженности по кредитному договору.

Определением судья возвратил иск ПАО «С.» на основании п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ (исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд).

Возвращая иск заявителю, судья исходил из того, что приложенная к заявлению доверенность на Ф., которой подписан иск, выдана Открытым акционерным обществом (ОАО) «С.», тогда как истцом является не ОАО, а Публичное акционерное общество (ПАО) «С.», доверенность от которого в отношении Ф. в материалах, приложенных к исковому заявлению, отсутствует.

Не согласившись с указанным выводом, суд апелляционной инстанции указал, что наименование ОАО «С.» изменено на ПАО «С.»  в соответствии с требованиями ч. 7 ст. 3 ФЗ от 05 мая 2014 года №  99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой ГК РФ и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».

Согласно ч. 7 ст. 3 ФЗ от 05 мая 2014 года №  99-ФЗ учредительные документы, а также наименования юридических лиц, созданных до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, подлежат приведению в соответствие с нормами главы 4 ГК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) при первом изменении учредительных документов таких юридических лиц. Изменение наименования юридического лица в связи с приведением его в соответствие с нормами главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) не требует внесения изменений в правоустанавливающие и иные документы, содержащие его прежнее наименование.

В связи с этим приведенное уточнение наименования Акционерного общества «С.» не требует внесения изменений в доверенности, которые должны признаваться действующими от имени ПАО «С.» до истечения срока их действия.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 14 октября 2015 года определение судьи Фурмановского городского суда Ивановской области от 10 сентября 2015 года отменено, исковое заявление направлено в суд для решения вопроса о его принятии к производству.

Определение № 33-2493/2015

 

2.2. Вид судопроизводства по спорам об осуществлении гражданских прав, соединенных с требованиями о признании недействительными (незаконными) ненормативных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, определяется судом по характеру правоотношений.

 

Ф. обратился в Шуйский городской суд Ивановской области с заявлением об оспаривании решения комиссии ФКУ «Г.» об установлении заявителю группы инвалидности по общему заболеванию, решения ФКУ «Г.», которым проведено переосвидетельствование и подтверждено решение комиссии Бюро МСЭ, и об оспаривании действий медицинских работников медицинской части ФКУЗ.

В принятии заявления Ф. судьей было отказано на основании п. 1 ч. 1 ст.134 ГПК РФ, поскольку данное заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Отменяя определение судьи, суд апелляционной инстанции указал, что критерием правильного определения вида судопроизводства (исковое или административное), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, оспаривающих решения, действия (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иных государственных органов, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, является характер правоотношений, который предопределяется не только участием в них в качестве одного из субъектов таких органов, но и тем, что участники таких правоотношений не обладают равенством, и один из них наделен властными полномочиями по отношению к другому.

Учитывая, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из актов государственных органов и органов местного самоуправления, споры об осуществлении этих прав, соединенные с требованиями о признании недействительными (незаконными) ненормативных актов соответствующих органов и должностных лиц, и являющихся основанием их возникновения, а также споры о признании таких актов недействительными (незаконными), если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Исходя из существа заявленных требований, судебная коллегия пришла к выводу, что имеет место спор о праве, подлежащий рассмотрению по правилам ГПК РФ, в связи с чем оснований для отказа в принятии иска у суда первой инстанции не имелось.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 7 декабря 2015 года определение судьи Шуйского городского суда Ивановской области от 19 октября 2015 года отменено, заявление Ф. направлено в суд первой инстанции для рассмотрения со стадии принятия заявления.

Определение № 33-2982/2015

 

2.3. Предоставление рассрочки исполнения решения суда при  наличии заключенного между должником и взыскателем договора залога имущества, за счет которого возможно исполнение судебного постановления, не основано на законе.

 

Д. обратился в Пестяковский районный суд Ивановской области с заявлением о предоставлении рассрочки  исполнения заочного решения суда сроком на три года с уплатой ежемесячных платежей вплоть до полного погашения задолженности.

Определением суда Д. была предоставлена рассрочка исполнения заочного решения суда сроком на один год.

Изучив материалы дела, судебная коллегия, принимая во внимание, что основания для рассрочки исполнения решения суда должны носить действительно исключительный характер, возникать при серьезных препятствиях к совершению исполнительных действий, пришла к выводу о том, что заявление Д. не подлежало удовлетворению судом первой инстанции, поскольку у должника имеется автомобиль, находящийся в залоге у банка, за счет которого решение суда может быть исполнено.

Суд апелляционной инстанции в своем определении указал, что предоставление рассрочки исполнения решения суда Д. при наличии договора залога между ним и банком нарушает баланс прав и законных прав и интересов взыскателя на получение присужденной на основании решения суда денежной суммы, которые банк разумно ожидал получить.

С учетом значительного размера неисполненной части заочного решения суда и недопустимости необоснованного затягивания реального исполнения вступившего в законную силу судебного постановления определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 23 ноября 2015 года отменено определение Пестяковского районного суда Ивановской области от 16 сентября 2015 года и в удовлетворении заявления Д. отказано.

Определение № 33-2722/2015

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

 

1.      Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим                                                      из административных и иных публичных правоотношений

 

1.1. В рамках возбужденного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель обязан совершать все возможные исполнительные действия и принимать все доступные меры принудительного исполнения, предусмотренные законодательством об исполнительном производстве, для исполнения требований исполнительного документа в порядке, способом и в сроки, указанные в судебном акте или в законе.

 

У. обратилась в Шуйский городской суд Ивановской области с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Шуйского РОСП УФССП России по Ивановской области, которым не принимались меры принудительного исполнения, необходимые для реального и своевременного исполнения решения суда, которым с ОАО «Ж.» в пользу У. единовременно взыскан утраченный заработок, утраченный заработок ежемесячно в течение всего периода нетрудоспособности, на ОАО «Ж.» возложена обязанность производить повышение ежемесячных платежей возмещения вреда здоровья У. в случае повышения стоимости жизни с учетом индексации в установленном законом порядке.

Отказывая в удовлетворении административных исковых требований У. в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что судебным приставом-исполнителем с момента возбуждения исполнительного производства совершались необходимые исполнительные действия, связанные с обеспечением требований исполнительного документа, применялись меры принудительного исполнения.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, как основанным на неправильном применении норм законодательства об исполнительном производстве и не подтвержденным соответствующими доказательствами.

Так, в своем определении суд апелляционной инстанции указал, что из исполнительного производства видно, что в спорный период с 15 августа 2014 года по 9 июля 2015 года судебным приставом-исполнителем не предпринимались какие-либо исполнительные действия, направленные на принудительное исполнение должником требования исполнительного документа о повышении ежемесячных платежей в пользу У.  с учетом индексации в связи с повышением стоимости жизни. Впервые постановление о расчете задолженности было вынесено судебным приставом-исполнителем в день вынесения обжалуемого решения суда.

Кроме того, в период с января по май 2015 года У. вообще не получала в ходе исполнительного производства ежемесячные платежи, однако постановления об обращении взыскания на денежные средства должника были вынесены судебным приставом-исполнителем лишь 11 июня 2015 года.

Таким образом, ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции не представлено доказательств того, что судебным приставом-исполнителем в указанные периоды были совершены все возможные исполнительные действия и меры принудительного исполнения, направленные на надлежащее исполнение судебного решения.

Определением судебной коллегии по административным делам Ивановского областного суда от 22 октября 2015 года решение Шуйского городского суда Ивановской области от 9 июля 2015 года отменено в части,  названное бездействие судебного пристава-исполнителя признано не соответствующим требованиям Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и нарушившим права, свободы и охраняемые законом интересы взыскателя У.

Определение № 33а-2258/2015

 

1.2. Для удовлетворения заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) органа государственной власти незаконными необходима совокупность двух условий: их несоответствие закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и свобод заявителя.

 

Ш. обратился в Ленинский районный суд г. Иваново с заявлением о признании незаконным представления Службы государственного финансового контроля Ивановской области, вынесенного в адрес Департамента дорожного хозяйства и транспорта Ивановской области, содержащего требование об устранении нарушений бюджетного законодательства, выявленных в ходе контрольных мероприятий «Проверка правомерности, эффективности и целевого использования средств на реализацию мероприятий подпрограммы «Строительство и реконструкция автомобильных дорог общего пользования Ивановской области государственной программы «Развитие транспортной системы Ивановской области» за период 2014 год».

По утверждению заявителя, пункт № 3 оспариваемого представления, послуживший основанием для возбуждения в отношении него административного дела, проведения административного расследования и составления протокола по делу об административном правонарушении, не соответствует закону и нарушает его права и свободы.

Разрешая заявленные Ш. требования по существу, суд первой инстанции руководствовался положениями ч. 4 ст. 258 ГПК РФ, из которой следует, что суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Отказывая в удовлетворении заявления Ш., суд первой инстанции указал, что оспариваемое представление, отражающее факт нарушения бюджетного законодательства, вынесено уполномоченным на то органом в адрес Департамента дорожного хозяйства и транспорта Ивановской области, а не конкретно заявителя. С учетом данных обстоятельств, суд пришел к выводу о том, что вынесенное представление как в целом, так и отдельный его пункт № 3, не нарушает прав и свобод административного истца, а его отмена не приведет к устранению обстоятельств, связанных с привлечением заявителя к административной ответственности.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, признав, что оценка имеющихся в административном деле доказательств дана судом в полном соответствии с действовавшими на момент рассмотрения дела положениями процессуального законодательства, а доводы апелляционной жалобы заявителя правовых оснований к отмене решения суда не содержат.

Определением судебной коллегии по административным делам Ивановского областного суда от 29 октября 2015 года решение Ленинского районного суда Ивановской области от 21 августа 2015 года оставлено без изменения.

Определение № 33а-2530/2015

2. Процессуальные вопросы

 

2.1. Представление доказательств в обоснование заявленных требований относится к задачам стадии подготовки дела к судебному разбирательству, а не стадии принятия заявления к производству, в связи с чем требование суда об этом не является достаточным основанием для вынесения определения об оставлении заявления без движения.

 

У. обратился в Октябрьский районный суд г. Иваново с заявлением о признании незаконным отказа судебного пристава-исполнителя Октябрьского РОСП г. Иваново УФССП России по Ивановской области в приеме наличных денежных средств.

Определением суда заявление У. было оставлено без движения, заявителю предложено представить документы, подтверждающие обстоятельства, на которых он основывает свои требования.

В апелляционном определении судебная коллегия указала, что, оставляя заявление без движения, суд первой инстанции не привел конкретный перечень документов, которые должны быть представлены заявителем. При том, что в заявлении У. отсутствуют ссылки на письменную форму отказа судебного пристава-исполнителя в приеме наличных денежных средств, неопределенность требования суда препятствует исполнению принятого судебного постановления.

Кроме того, согласно ст. 148 ГПК РФ представление сторонами доказательств является одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству, в связи с чем необходимые для разрешения дела доказательства могут быть представлены участниками процесса и истребованы судом в соответствии с нормами ст. ст. 57, 147, 148, 150, 152, 165 ГПК РФ (ст. ст. 45, 132, 133, 135 КАС РФ). 

С учетом того, что требования суда первой инстанции сводятся лишь к необходимости представления доказательств, которое производится на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, а не стадии принятия заявления к производству суда, судебная коллегия по административным делам Ивановского областного суда отменила определение Октябрьского районного суда г. Иваново от 28 августа 2015 года и направила заявление У. в тот же суд со стадии принятия заявления к производству.

Определение № 33а-2344/2015

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

1. При назначении административного наказания в виде административного приостановления деятельности суд должен исходить из наличия угрозы жизни и здоровью людей. При этом оно может назначаться только в случае, если менее строгий вид административного наказания не сможет обеспечить достижение цели административного наказания.

 

Постановлением судьи Пучежского районного суда Ивановской области от 02 декабря 2015 года ООО «Б…» подвергнуто административному наказанию в виде приостановления деятельности сроком на 60 суток за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.11 КоАП РФ.

ООО «Б…» признано виновным в том, что в нарушение требований п. 2.2.1 и 3.3.1 Правил технической эксплуатации тепловых энергоустановок осуществляло содержание и эксплуатацию металлических дымовых труб в неисправном состоянии.

Из материалов дела, в частности, из технического заключения, проведенного специализированной организацией, следует, что на дымовых промышленных трубах, расположенных в котельных, обнаружены дефекты: сквозное разрушение стенки ствола дымовой трубы, дефекты и повреждения основных несущих конструкций на оголовке дымовой трубы. При этом указанные повреждения относятся к дефектам категории «А», которые представляют непосредственную опасность разрушения несущих конструкций труб, а их устранение возможно лишь путем замены труб.

Таким образом суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что указанные дефекты создают угрозу жизни и здоровью людей, чем обосновано назначение административного наказания в виде приостановления деятельности обеих котельных. При этом удаленность котельных от населенных пунктов  не свидетельствует об обратном, поскольку выявленные дефекты  создают угрозу жизни и здоровью работникам данных котельных. Дефекты труб создают опасность  и иным  лицам, поскольку доступ на территорию котельных не закрыт. Наличие пропускного режима на территорию котельных ничем не подтверждено.

Приостановление подачи населению деревень тепла риск гибели людей или причинения вреда их здоровью  от разрушения  дымовых труб не перекрывает. Замена труб  является реальной.

Кроме того, следует отметить, что избранный судьей вид наказания не исключает права лица, привлекаемого к административной ответственности, обратиться в суд с ходатайством о досрочном прекращении административного наказания в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 32.12 КоАП РФ.

Решением судьи Ивановского областного суда от 29 июля 2015 года постановление судьи Пучежского районного суда Ивановской области от 02 декабря 2015 года оставлено без изменения, жалоба ООО «Б…» и протест и.о. прокурора Пучежского района – без удовлетворения.

Решение по делу № 12-191/2015

 

2. В рамках дел об административных правонарушениях, постановления по которым составлены в автоматическом режиме, предоставляемые лицом доказательства нахождения транспортного средства в пользовании иного лица должны оцениваться с соблюдением требований ст. 26.11 КоАП РФ.

Постановлением инспектора по ИАЗ ЦАФАП ГИБДД УМВД РФ по Ивановской области от 19 июня 2015 года, вынесенным в порядке ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ, ООО «А…» подвергнуто административному наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ.

Общество, как собственник автомобиля было признано виновным в том, что 17 июня 2015 года в 10.36 ч. в районе <…> г. Иваново водитель автомобиля превысил установленную скорость движения транспортного средства на 22 км/ч,  нарушив требования п. 10.1 Правил дорожного движения РФ.

Решением судьи Ленинского районного суда г. Иваново от 25 августа 2015 года вышеуказанное постановление оставлено без изменения.

В силу ч. 2 ст. 2.61 КоАП РФ собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица, либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Вместе с первоначально поданной жалобой Обществом в суд первой инстанции были предоставлены надлежащим образом заверенные копии договора аренды транспортного средства без экипажа № …, дополнительного соглашения к нему о продлении срока договора, согласно которому автомобиль <1…> находился в пользовании арендатора Б., акт возврата ТС № …, согласно которому данный автомобиль был возвращен Обществу 19 июня 2015 года. Оснований сомневаться в достоверности представленных доказательств у суда не имелось.

Выводы судьи о том, что представленной совокупности доказательств недостаточно для установления невиновности Общества в совершении данного правонарушения, является ошибочным. Основания сомневаться в достоверности представленных документов судья в своем решении не привел.

Указание на необходимость подтверждения сведений, приведенных в данных документах, иными доказательствами, в том числе свидетельскими показаниями, без какой-либо конкретизации противоречит принципу всестороннего и объективного исследования доказательств, установленного ст. 26.11 КоАП РФ.

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 30.4 КоАП РФ суду предоставлена возможность вызова лиц, участие которых при рассмотрении жалобы признано необходимым, в стадии подготовки к рассмотрению жалобы, однако каких-либо действий по вызову свидетелей судом предпринято не было.

Решением судьи Ивановского областного суда от 03 ноября 2015 года решение судьи Ленинского районного суда г. Иваново от 25 августа 2015 года отменено, производство по делу прекращено в связи с отсутствием в действиях Общества состава административного правонарушения.

Решение по делу 21-296/2015

 

3. При совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) КоАП РФ, и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания.

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка № 5 Фрунзенского района г. Иваново – мирового судьи судебного участка № 2 Фрунзенского судебного района г. Иваново от 26 июня 2015 года, оставленным без изменения решением судьи Фрунзенского районного суда г. Иваново от 16 сентября 2015 года, Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.6 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 10 000 рублей. 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка № 5 Фрунзенского судебного района г. Иваново – мирового судьи судебного участка № 2 Фрунзенского судебного района г. Иваново от 24 июня 2015 года, оставленным без изменения решением судьи Фрунзенского районного суда г. Иваново от 24 сентября 2015 года, Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.7 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 10 000 рублей.

Постановлением заместителя председателя Ивановского областного суда от 30 октября 2015 года состоявшиеся постановления от 24 июня 2015 года и от 26 июня 2015 года, решения от 16 сентября 2015 года и от 24 сентября 2015 года изменены, Т. назначено по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 20.6 и ч. 2 ст. 20.7 КоАП РФ, административное наказание в виде административного штрафа в размере 10 000 рублей.

Из материалов дела следует, что Т. допустил нарушение обязательных требований в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций и в области гражданской обороны, т.е. совершил административные правонарушения, предусмотренные ч. 1 ст. 20.6 КоАП РФ и ч. 2 ст. 20.7 КоАП РФ. Доказательства виновности Т. в совершении данных административных правонарушений в материалах дела имеются.

Юридическая квалификация действий Т. по ч. 1 ст. 20.6 и ч. 2 ст. 20.7 КоАП РФ является верной. Т. привлечен к административной ответственности за два различных административных правонарушения, а именно за нарушение законодательства в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, а также за нарушение законодательства в области гражданской обороны, допустив одно и тоже бездействие.

Наказание назначено Т. в соответствии с требованиями ч.ч. 1, 2 ст. 4.1 КоАП РФ и  является справедливым.

Вместе с тем, в силу ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ при совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) названного Кодекса, и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания.

Рассмотрение дел об административных правонарушениях, возбужденных по результатам выявленных нарушений в отношении Т., было подведомственно одному мировому судье.

Следовательно, за совершенные административные правонарушения, ответственность за которые предусмотрена ч. 1 ст. 20.6 и ч. 2 ст. 20.7 КоАП РФ, рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же субъекту административной юрисдикции, Т. подлежал привлечению к административной ответственности с учетом положений ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ, с назначением административного наказания в пределах санкции, предусматривающей назначение более строгого административного наказания.

В рассматриваемом случае санкции указанных статей являются идентичными и предусматривают наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 10000 до 25000 рублей.

Однако судами указанные обстоятельства и положения ч. 2 ст.4.4 КоАП РФ учтены не были.

В связи с изложенным состоявшиеся по делам об административных правонарушениях судебные акты изменены путем назначения наказания с учетом требований ч.2 ст.4.4 КоАП РФ.                                                                                        

       Постановление по делу № 4а-321/2015

 

 

 

 

Отдел систематизации законодательства и аналитических обобщений