Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

от  16 октября 2015 года

 

О Б З О Р

законодательства и судебной практики Ивановского областного суда

за третий квартал 2015 года

 

1.      Нормативные акты

Законы Ивановской области

 

О внесении изменений в закон Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 55-ОЗ

От 03.07.2015 г.

О внесении изменений в закон Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 79-ОЗ

От 06.07.2015 г.

О внесении изменений в законы Ивановской области «Об уполномоченном по защите прав предпринимателей в Ивановской области» и «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 80-ОЗ

От 07.07.2015 г.

Указы Губернатора Ивановской области

 

Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ивановской области за 2 квартал 2015 года

№ 122-уг

От 14.07.2015 г.

 

О внесении изменений в указ Губернатора Ивановской области от 21.09.2010 № 122-уг «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции»

№ 114-уг

От 03.07.2015 г.

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

  1. Назначение наказания

 

1.1.  В соответствии с ч. 5 ст. 88 УК РФ наказание в виде ограничения свободы может быть назначено несовершеннолетним осуждённым только в качестве основного наказания

 

Приговором Шуйского городского суда Ивановской области от 14 января 2015 года П., 1997 года рождения, осуждён по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Осуждённому установлены ограничения в соответствии со ст. 53 УК РФ.

По  представлению прокурора приговор изменен в кассационном порядке вследствие неправильного применения уголовного закона.

Решая вопрос о мере наказания в отношении лица, совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте, суд должен руководствоваться не только санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ и нормами уголовного закона об отдельных видах наказаний, но и требованиями главы 14 УК РФ, предусматривающими особенности наказания несовершеннолетних.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании установлено, что П. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте.

В соответствии с ч. 5 ст. 88 УК РФ наказание в виде ограничения свободы может быть назначено несовершеннолетним осуждённым только в качестве основного наказания.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 10 июля 2015 года из приговора Шуйского городского суда  исключено указание на назначение П. дополнительного наказания в виде ограничения свободы сроком на 1 год.

Постановление по делу № 44у-28/2015

 

1.2. Согласно ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Выводы суда о наличии отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, должны быть мотивированы в приговоре.

 

Приговором Советского районного суда г. Иваново от 06 июня 2014 года                 С. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ к лишению свободы на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

С. установлены ограничения и обязанности, предусмотренные ч. 1 ст. 53 УК РФ, после отбывания основного наказания.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ивановского областного суда от 08 сентября 2014 года приговор оставлен без изменения.

По представлению прокурора и жалобе осужденного президиум Ивановского областного суда изменил состоявшиеся судебные решения  по следующим основаниям.

Согласно ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что у С. имеется паспорт гражданина СССР, паспорт гражданина Российской Федерации он не получал, данное обстоятельство подтверждается показаниями матери осужденного и не отрицалось им в судебных инстанциях.

Таким образом, дополнительное наказание в виде ограничения свободы на срок 1 год назначено С. в нарушение закона.

По  смыслу ч. 1.1 ст. 63 УК РФ выводы суда о признании совершения преступления в состоянии опьянения в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, должны быть мотивированы в приговоре. Однако суд не привел каких – либо мотивов, по которым признал факт опьянения осужденного в момент совершения преступления обстоятельством, отягчающим его наказание.

Нахождение С. в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения при описании преступного деяния в приговоре не отражено.

Допущенные судом нарушения расценены как неправильное применение уголовного закона, повлиявшее на исход дела.

Постановлением президиума Ивановского областного суда от 11 сентября 2015 года приговор и апелляционное определение в отношении С. изменены: исключены                        из описательно – мотивировочной части приговора указание о признании отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения; из резолютивной части приговора – назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы на срок один год и возложенные на осужденного ограничения; назначенное осужденному наказание смягчено.

Постановление по делу № 44у-34/2015

 

1.3. Приговор суда изменён, поскольку осуждённому незаконно назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы

 

Приговором Фрунзенского районного суда города Иваново от 14 мая 2015 года Д., не имеющий регистрации на территории РФ, осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (2 преступления по фактам хищения имущества у С. и К.) к 2 годам лишения свободы без штрафа за каждое преступление, с ограничением свободы сроком 1 год, по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 318 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами апелляционного представления прокурора и апелляционной жалобы осуждённого, что судом необоснованно, в нарушение требований закона, Д. назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы, поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ лицам, не имеющим гражданства, а также не имеющим места постоянного проживания на территории РФ, такой вид наказания не назначается.

Судом установлено и приведено в описательно-мотивировочной части приговора, что Д., уроженцу Узбекской ССР, паспорт гражданина РФ не выдавался, регистрации на территории РФ он не имеет. Из показаний свидетеля К. – матери Д. следует, что паспорта гражданина РФ у него также нет. Из справки характеристики участкового уполномоченного следует, что по вышеуказанному адресу Д. проживал периодически. Кроме того, факт отсутствия паспорта подтверждается имеющейся в материалах дела информацией, представленной УФМС России по Ивановской области, следовательно, назначение ему дополнительного наказания в виде ограничения свободы не основано на законе.

Принимая во внимание допущенные нарушения закона при назначении осуждённому наказания, суд апелляционной инстанции исключил из приговора назначенное Д. дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Апелляционное определение по делу № 22-1231/2015

 

1.4. Приговор суда изменён в части указания на наличие в действиях осуждённого вида рецидива преступлений по двум преступлениям различной категории тяжести со смягчением наказания

по двум преступлениям различной категории тяжестицидива престплений , тсвиями нескольких лицы

Приговором Южского районного суда Ивановской области от 28 января 2015 года К. осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 3 и ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год.

Суд признал наличие в действиях К. особо опасного рецидива и учитывал это обстоятельство как отягчающее при назначении наказания. Рассматривая доводы о виде рецидива по преступлениям, совершённым К., суд апелляционной инстанции пришёл к следующим выводам.

В соответствии с п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ рецидив признаётся особо опасным при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

Одно из преступлений, в совершении которого признан виновным К. (п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ), отнесено к категории тяжких. При этом ранее он дважды осуждался за совершение умышленных тяжких преступлений к реальному лишению свободы – приговорами от 13 января 2009 года и от 6 июня 2012 года. Следовательно, вывод суда о наличии в действиях К. особо опасного рецидива по преступлению, предусмотренному п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, является верным. Согласно положениям п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказание в виде лишения свободы мужчинам при особо опасном рецидиве преступлений назначается в колонии особого режима, поэтому вид исправительного учреждения назначен судом первой инстанции правильно.

Вместе с тем, другое преступление, за совершение которого осуждён К. (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ), отнесено уголовным законом к категории средней тяжести, а поэтому в его действиях по данному преступлению содержится рецидив преступлений, а не особо опасный рецидив, как указано в приговоре. В связи с этим судом апелляционной инстанции приговор в указанной части изменён со смягчением наказания по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ и по совокупности преступлений.

Апелляционное определение по делу № 22-1287/2015

 

1.5. Приговор изменён, поскольку суд неправильно назначил осуждённому наказание в виде лишения свободы за преступление небольшой тяжести

 

Приговором Лежневского районного суда Ивановской области от 22 мая 2015 года С. осуждён к лишению свободы по ч. 1 ст. 158 УК РФ сроком на 1 год, по ч. 1 ст. 111 УК РФ сроком на 5 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ определено  наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ определено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осуждённому, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести. На момент совершения указанного преступления С. судимости не имел. Санкция данной нормы наряду с лишением свободы содержит ряд альтернативных, более мягких видов наказания. Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено. Назначив С. по ч. 1 ст. 158 УК РФ наказание в виде лишения свободы, суд неправильно применил уголовный закон, что является основанием для изменения приговора в части вида назначенного наказания. С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, совокупности установленных в приговоре смягчающих наказание обстоятельств, а также данных о личности виновного за данное преступление суд апелляционной инстанции назначил С. наказание в виде исправительных работ.

Вместе с тем, от назначенного наказания С. освобождён на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, поскольку преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, совершено С. 18 июня 2013 года. Данных об уклонении осуждённого от следствия  по данному уголовному делу в материалах дела не содержится, в связи с чем предусмотренный уголовным законом срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести истёк 19 июня 2015 года, то есть после постановления приговора, но до его вступления в законную силу.

Освобождение С. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 158 УК РФ, явилось также основанием для исключения из приговора указания о назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и, как следствие, снижения размера наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Апелляционное определение по делу № 22-1326/2015

 

1.6. Приговор суда изменён в части разрешения гражданского иска: определён другой порядок возмещения морального вреда, причинённого преступными действиями нескольких лиц

 

Приговором Ленинского районного суда города Иваново от 18 мая 2015 года К. и М. осуждены по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговор изменён в части разрешения гражданского иска. Рассматривая исковые требования потерпевшего Ч. о возмещении причинённого преступлением материального ущерба, суд пришёл к правильному выводу о необходимости их удовлетворения в полном объёме, взыскав указанную сумму с осуждённых в солидарном порядке.

В то же время, устанавливая солидарную ответственность по возмещению морального вреда, суд первой инстанции не принял во внимание, что по смыслу закона (ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ) в случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке с учётом степени вины каждого.

При таких обстоятельствах возмещение потерпевшему морального вреда судом апелляционной инстанции определено не в солидарном, а в долевом порядке. Из установленных судом фактических обстоятельств совершения преступления усматривалось, что степень вины каждого из осуждённых являлась равной, в связи с чем определено, что К. и М. должны возместить причинённый преступлением моральный вреда в равных долях.

Апелляционное определение по делу № 22-1279/2015

 

1.7. Приговор суда изменён с уменьшением размера взыскиваемых с осуждённого средств, затраченных на погребение

 

Приговором Родниковского районного суда Ивановской области от 30 июля 2015 года Л. осуждён по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с Л. в пользу А. взыскано 42 377 рублей в счет возмещения средств, затраченных на погребение Ш., и 800 000 рублей в счет  компенсации морального вреда.

Удовлетворяя требования А. о возмещении материального ущерба в размере 42 377 рублей, вызванного необходимостью несения расходов на погребение дочери и обустройства места её захоронения, суд руководствовался ст. 1094 ГК РФ.

Вместе с тем, расходы на поминальный обед на сороковой день в размере 2 889 рублей не могут быть отнесены непосредственно к погребению покойной и не являются необходимыми действиями по захоронению тела человека.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор суда в части размера взысканной судом с Л. в пользу А. суммы расходов, исключив из неё расходы на поминальный обед на сороковой день и уменьшив размер подлежащих взысканию с осуждённого расходов, понесенных потерпевшей А. на погребение Ш. до 39 488 рублей.

Апелляционное определение по делу № 22-1665/2015

 

 

 

2. Процессуальные вопросы

 

2.1. Приговор отменён, поскольку судом без достаточных оснований принято решение о проведении судебного заседания в особом порядке

Приговором Заволжского районного суда Ивановской области от 27 июля 2015 года У. осужден  по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы;  по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Д.) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Б.) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту хищения бензотриммера Д.) к 3 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества С.) к 3 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Р.) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ ему назначено наказание в виде 3 лет 10 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговором разрешены гражданские иски потерпевших.

По смыслу ч. 7 ст. 316 УПК РФ постановление обвинительного приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке может иметь место лишь в случае, когда судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами,  собранными по уголовному делу.  В противном случае судья в соответствии с ч. 6 ст. 316 УПК РФ принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Требования вышеуказанной нормы закона  при рассмотрении настоящего уголовного дела  судом  первой инстанции не выполнены.

Как следует из приговора, суд признал доказанным обвинение по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества С.), с которым согласился У. и  согласно которому  он  в период с 16 марта 2015 г. по 31 марта 2015 г. в ночное время суток, с целью тайного хищения чужого имущества, путем повреждения оконной рамы незаконно проник в жилой дом № Х по ул. М. в г. Заволжске Ивановской области, откуда тайно похитил имущество, принадлежащее С., на общую сумму 65 554 рубля, причинив ей значительный материальный ущерб. Среди похищенного имущества указан самовар стоимостью 65 000 рублей.

Однако, несмотря на то, что сам У. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании свою вину признал и не оспаривал факт хищения им имущества С. на сумму 65 554 рубля, в материалах уголовного дела отсутствуют и судом не исследованы какие-либо доказательства, позволяющие не усомниться в том, что стоимость похищенного у потерпевшей С. самовара составляет 65 000 рублей. Имеющаяся в материалах уголовного дела справка о том, что стоимость б/у самовара объемом 10 литров составляет 65 000 рублей, не может быть признана документом, подтверждающим стоимость похищенного у потерпевшей С. самовара, какие-либо характеристики похищенного имущества она не содержит, иные доказательства, подтверждающие обвинение У. в хищении имущества С. на указанную сумму, с причинением потерпевшей значительного ущерба, материалы дела не содержат.

Таким образом, для разрешения вопроса о доказанности вины У. в предъявленном ему обвинении необходимо непосредственное исследование доказательств по делу и их оценка в соответствии с положениями ст. 87, 88 УПК РФ, в связи с чем нельзя признать обоснованным вывод суда о возможности постановления приговора в отношении У. без судебного разбирательства.

Апелляционное определение по делу № 22-1639/2015

2.2. Нарушение требований уголовно-процессуального закона при решении вопроса о судьбе вещественных доказательств  повлекло отмену судебного решения

 

Постановлением Кинешемского городского суда Ивановской области от 15 мая 2015 года в порядке главы 47 УПК РФ решен вопрос о судьбе вещественных доказательств, который не был разрешен в приговоре того же суда от 31 декабря 2014 года в отношении М., осужденного по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на 2 года  условно с испытательным сроком 2 года.

Суд первой инстанции постановил: «вещественные доказательства – травматический пистолет и 11 патронов к нему, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по г. Кинешма СУ СК РФ по Ивановской области … уничтожить».

По кассационной жалобе М. президиум Ивановского областного суда данное постановление отменил по следующим основаниям.

С учетом положений п. 15 ст. 397 УПК РФ суд в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ, может разрешать вопросы, которые не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного,  если эти вопросы не решены в приговоре.

Указанные вопросы подлежат рассмотрению по ходатайствам, заявленным помимо осужденного (оправданного) прокурором, адвокатом, потерпевшим, его представителем, и по инициативе суда (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20. 12. 2011 года № 21 в редакции от 09. 02. 2012 года «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора»). 

Как следует из материалов дела, не содержащих протокола судебного заседания, принадлежность М. травматического пистолета и патронов, наличие у него лицензии судом не исследовались, мнение осужденного по этому вопросу не выяснялось, о дате судебного рассмотрения он не извещался.           

Судом не в полной мере учтены положения § 18 п.п. 2 п. 58 межведомственной Инструкции "О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами" от 18.10.1989 г. (с изменениями от 09.11.1999 г.) о том, что после разрешения дела оружие, пули, гильзы и патроны, признанные вещественными доказательствами, должны направляться в распоряжение соответствующего органа внутренних дел, который в установленном порядке принимает решение об их уничтожении или реализации, либо использовании в надлежащем порядке.

  Мотивы, по которым принадлежащие М. травматический пистолет и 11 патронов к нему отнесены к иным средствам совершения инкриминированного ему преступления, в судебном решении не приведены, чем нарушены положения ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Судебное заседание по делу не проводилось, что свидетельствует о невыполнении требований  ч. 2 ст. 399 УПК РФ.

Постановлением Президиума Ивановского областного суда от 04 сентября 2015 года постановление Кинешемского городского суда от 15 мая 2015 года отменено ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшего на исход дела, материалы дела переданы на новое рассмотрение  в ином составе суда.

Постановление по делу № 44у-33/2015

 

3. Вопросы квалификации

3.1. Приговор суда изменён в части квалификации действий осуждённого по ч. 1 ст. 116 УК РФ

 

Приговором Юрьевецкого районного суда Ивановской области от 13 мая 2015 года К. осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ на срок 3 месяца с удержанием из заработной платы осужденного 10 % заработка, по п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ на 3 года лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год, на основании п. «в» ч. 1 ст. 71, ч.ч. 3,4 ст. 69 УК РФ - на 3 года 15 дней лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений, указанных в приговоре, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд, квалифицируя действия К. в отношении потерпевшего М. как нанесение побоев, причинивших ему физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, вместе с тем, не принял во внимание, что по смыслу уголовного закона побои представляют собой неоднократное нанесение ударов потерпевшему, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

С учетом признания судом доказанным факта нанесения К. потерпевшему М. одного удара по голове действия осужденного подлежат квалификации  по ч. 1 ст. 116 УК РФ как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Апелляционное определение по делу № 22-1205/2015

 

3.2. Приговор суда изменён в части квалификации действий осуждённого по ч. 1 ст. 228 УК РФ: исключён вывод о незаконном приобретении наркотического средства

 

Приговором Фрунзенского районного суда города Иваново от 18 мая 2015 года М. осуждён по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 9 годам лишения свободы, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанности, указанных в приговоре, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путём поглощения менее строгого наказания более строгим по совокупности преступлений М. назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанности, указанных в приговоре, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно М. назначено наказание в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и обязанности, указанных в приговоре, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). С учётом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, в том числе с указанием места, времени и способа его совершения.

Указанные требования закона судом по настоящему уголовному делу не учтены. Как следует из приговора, суд, признавая М. виновным в незаконном приобретении наркотических средств в значительном размере, указал, что в период времени до 15 часов 45 минут 26 сентября 2014 года включительно М. при неустановленных обстоятельствах у неустановленного лица незаконно приобрёл для собственного употребления без цели сбыта наркотическое средство марихуана общей массой не менее 27,2 грамма, что является значительным размером.

Таким образом, судом в нарушение требований уголовно-процессуального закона не установлено событие данного преступления - время, место и обстоятельства приобретения М. наркотического средства. Вместе с тем, установление указанных обстоятельств имеет значение для исчисления сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Вывод суда о совершении М. незаконного приобретения без цели сбыта наркотических средств в значительном размере по преступлению от 26 сентября 2014 года исключён из приговора, наказание снижено.

Апелляционное определение по делу № 22-1378/2015

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1.                  Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим

из гражданских правоотношений

1.1. В лимит страхового возмещения, подлежащего выплате страховщиком в рамках дополнительного страхования риска гражданской ответственности, не включается сумма выплаты по договору ОСАГО

 

О. обратился в Советский районный суд г. Иваново к ОАО «Ж.» и ОСАО «Р.» о взыскании страхового возмещения по договорам ОСАГО и ДСАГО в связи с причинением в результате ДТП материального ущерба его автомобилю, стоимость восстановительного ремонта которого составляет 380024 рубля.

В ходе рассмотрения дела ОАО «Ж.» произвело в пользу истца страховую выплату по договору ОСАГО в размере 120000 рублей, а ОСАО «Р.» по договору ДСАГО – в размере 180000 рублей. В связи с этим истец отказался от заявленных исковых требований в указанной части и просил взыскать с ОСАО «Р.», как страховщика по договору ДСАГО, невыплаченную часть страхового возмещения в размере 80024 рубля.

Разрешая спор и отказывая в истцу удовлетворении данных требований, Советский районный суд г. Иваново исходил из того, что ОСАО «Р.», выплатив истцу страховое возмещение в сумме 180000 рублей,  в полном объеме исполнило принятые на себя по договору ДСАГО обязательства с учетом общего лимита ответственности ОСАО «Р.», который, по мнению суда, составляет 300000 рублей (120000 рублей (по ОСАГО)+180000 рублей (по ДСАГО).

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда указала, что добровольное страхование гражданской ответственности – это отдельный продукт страхования. При заключении такого договора сторонами в обязательном порядке согласовывается условие о размере страховой суммы, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение именно по данному договору.

Из полиса добровольного страхования гражданской ответственности, устанавливающего индивидуальные условия договора страхования, заключенного причинителем вреда с ОСАО «Р.», следует, что страховая сумма определена сторонами в сумме 300000 рублей. Каких-либо дополнительных условий в части определения лимита ответственности страховщика договор страхования не содержит.

В силу ст. 931, 1072 ГК РФ выплата страхового возмещения по полису ДСАГО осуществляется в случае недостаточности страховой выплаты по обязательному страхованию для возмещения причиненного вреда. При этом максимальный лимит ответственности страховщика устанавливается в размере, до которого действует суммарная ответственность (обязательная + добровольная).

Таким образом, ограничение лимита ответственности ОСАО «Р.» по договору ДСАГО предельным размером в 180000 рублей вместо 300000 рублей является необоснованным, поскольку не соответствует индивидуальным условиям договора страхования, согласованным сторонами договора, требованиям закона  и не отвечает общеправовому принципу добросовестности участников гражданских правоотношений и недопустимости злоупотребления правом.

В связи с тем, что общий размер ущерба, причиненного истцу в результате ДТП (380024 рублей), не превышает общего лимита ответственности ОСАО «Р.» по договорам ОСАГО и ДСАГО (120000+300000 рублей), определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 22 июля 2015 года отменено решение Советского районного суда гор. Иваново от 17 февраля 2015 года в указанной части и принято новое решение о взыскании в пользу истца страхового возмещения в заявленной сумме, а также компенсации морального вреда и штрафа.

Определение № 33-1484/2015

 

1.2. В случае обоюдной вины участников дорожно-транспортного происшествия размер ущерба, а также убытков, подлежащих возмещению виновным лицом, определяется от общей суммы вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, соразмерно степени вины водителей

 

С. обратился в Ленинский районный суд г. Иваново с иском к ООО «Р.» и К. о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП, в размере 268683,11 рублей.

Определением суда между истцом С. и ответчиком ООО «Р.» утверждено мировое соглашение, в связи с чем производство по делу в части исковых требований к ООО «Р.» прекращено.

В этой связи истец, учитывая, что ООО «Р.» произвело в его адрес страховую выплату в пределах лимита страхового возмещения, составляющего 120000 рублей, просил суд взыскать с К. в свою пользу разницу между фактическим ущербом и страховым возмещением, выплаченным страховой компанией, в сумме 148683,11 рублей.

Своим решением суд первой инстанции, исходя из того, что разница между выплаченным истцу страховым возмещением и фактической стоимостью причиненного ему ущерба в сумме 268683,11 рублей, составляет 148683,11 рублей, взыскал в пользу истца с ответчика К. с учетом обоюдной, равной вины участников ДТП 74341,55 рублей.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда в своем определении указала, что при обоюдной вине участников дорожно-транспортного происшествия размер причиненного ущерба, а также суммы убытков, подлежащих взысканию с виновного лица, определяется соразмерно установленной судом степени вины обоих водителей применительно к общей сумме причиненного ущерба, а не к оставшейся невозмещенной после осуществления страховой выплаты страховщиком части.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что с К. в пользу истца С. подлежит взысканию сумма материального ущерба в размере 14341,56 рублей (268683,11/2-120000=14341,56).

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 5 августа 2015 года решение Ленинского районного суда гор. Иваново от 27 марта 2015 года изменено в части суммы материального ущерба и судебных расходов.

Определение № 33-1616/2015

 

1.3. Само по себе включение органом местного самоуправления и (или) органом исполнительной власти молодой семьи в список (сводный список) молодых семей – участников подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей», изъявивших желание получить социальную выплату в планируемом году, не означает, что такие молодые семьи обладают субъективным правом на получение социальной выплаты

 

Л. и А. обратились во Фрунзенский районный суд г. Иваново с иском к Департаменту строительства и архитектуры Ивановской области, в котором просили обязать ответчика включить их семью: супругов и двоих несовершеннолетних детей в сводный список молодых семей – претендентов на получение социальных выплат в рамках подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы», признать за их семьей право на получение социальных выплат в рамках подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы».

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу, что, несмотря на достижение А. возраста 36 лет, его семья сохраняет право на получение социальной выплаты в рамках реализации подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей»  федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 гг.», поэтому отказ Департамента строительства и архитектуры Ивановской области во включении семьи истцов в сводный список молодых семей-претендентов на получение социальных выплат в рамках указанной подпрограммы, является неправомерным.

С данным выводом суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, оставившая без изменения решение суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований Л. и А.

Президиум Ивановского областного суда счел, что указанный вывод суда основан на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

В соответствии с пп. «а» п. 6 Правил предоставления молодым семьям социальных выплат на приобретение (строительство) жилья и их использования, являющихся приложением к подпрограмме «Обеспечение жильем молодых семей» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы», участником подпрограммы может быть молодая семья, соответствующая, в том числе, следующему условию: возраст каждого из супругов либо одного родителя в неполной семье на день принятия органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации решения о включении молодой семьи - участницы подпрограммы в список претендентов на получение социальной выплаты в планируемом году не превышает 35 лет.

Правила не содержат каких-либо исключений в части общих условий о предельном возрасте одного из супругов или одного родителя в неполной семье в отношении тех семей, которые являлись участниками ранее действующей подпрограммы Федеральной программы «Жилище» на 2002-2010 годы, и не получили социальную выплату на приобретение жилья.

Аналогичные нормы предусмотрены и действующей на территории Ивановской области подпрограммой «Обеспечение жильем молодых семей», входящей в состав государственной программы Ивановской области «Обеспечение доступным и комфортным жильем, объектами инженерной инфраструктуры и услугами жилищно-коммунального хозяйства населения Ивановской области», утвержденной Постановлением Правительства Ивановской области от 13.11.2013 года № 458-п.

Таким образом, в связи с достижением А. возраста 36 лет семья истцов утратила право на получение социальной выплаты в рамках реализации подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» Федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы».

Постановлением Президиума Ивановского областного суда от 28 августа 2015 года решение Фрунзенского районного суда г. Иваново от 24 декабря 2014 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 18 марта 2015 года отменены. По делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска Л. и А. к Департаменту строительства и архитектуры Ивановской области о включении молодой семьи в список претендентов на получение социальной выплаты и о признании права на получение социальной выплаты.

Постановление по делу № 44г-12/2015

 

 

2. Процессуальные вопросы

 2.1. Требование  о  признании  незаконным представления об устранении нарушений закона, вынесенного прокурором в адрес юридического лица или индивидуального предпринимателя по вопросам их деятельности, подлежит рассмотрению и разрешению  в  суде общей юрисдикции
 
Управляющая компания ОАО «У.» обратилась в суд с заявлением о признании незаконным представления прокурора об устранении нарушений жилищного законодательства.

Ознакомившись с заявлением, судья Шуйского городского суда Ивановской области пришел к выводу о том,  что оно подлежит рассмотрению арбитражным судом.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда с таким выводом суда первой инстанции не согласилась по следующим основаниям.

Из системного анализа ч. 3 ст. 22 ГПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 29, ч. 1 ст. 198 АПК РФ следует, что арбитражному суду подведомственны дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий государственных органов, которые нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в императивной форме накладывают обязанности, подлежащие неукоснительному исполнению, и создают реальные препятствия для ведения хозяйственной деятельности.

Однако представление прокурора само по себе не имеет абсолютного характера и не обладает силой принудительного исполнения, направлено на понуждение лиц устранить допущенные нарушения закона, прежде всего, в добровольном порядке. А значит, такое представление нельзя рассматривать как нарушающее права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, поскольку оно прямо не влечет для него последствий экономического характера, и не создает препятствий для осуществления такой деятельности, не порождает экономического спора.

При таких обстоятельствах заявление юридического лица или индивидуального предпринимателя об оспаривании подобного представления прокурора неподведомственно арбитражному суду.

Вместе с тем, положениями ст. 245 ГПК РФ, п.  3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» закреплена возможность оспаривания в суде в порядке главы 25 ГПК РФ действий и решений должностных лиц органов прокуратуры.

Неисполнение представления прокурора может послужить основанием для привлечения виновного лица к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП РФ.

В силу этого оснований для исключения представления прокурора из числа решений и действий, которые могут быть обжалованы в суд по правилам гл. 25 ГПК РФ, не имеется.

Следовательно, указанное заявление о признании незаконным представления прокурора подведомственно суду общей юрисдикции.

Определение судьи Шуйского городского суда Ивановской области от 26 мая 2015 года отменено определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 1 июля 2015 года, заявление ОАО «У.»  направлено в суд со стадии принятия к производству.

                                           Определение № 33-1399/2015

 

2.2. Установленный ст. 181.4 ГК РФ уведомительный порядок участников гражданско-правового сообщества об обращении с иском в суд об оспаривании решения собрания не является досудебным порядком урегулирования спора

 

П. и Х. обратились в Октябрьский районный суд г. Иваново с иском, в котором просили признать недействительным решение общего собрания собственников помещений в доме.

Определением судьи данное исковое заявление возвращено П., Х. на основании п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в связи с непредставлением документов, подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком.

Возвращая исковое заявление, судья исходил из того, что действующим законодательством установлен досудебный порядок урегулирования данной категории споров в силу п. 6 ст. 181.4 ГК РФ.

В апелляционном определении судебная коллегия указала, что данный вывод судьи не соответствует требованиям п. 6 ст. 181.4 ГК РФ, поскольку этой нормой закона установлена обязанность уведомления остальных участников гражданско-правового сообщества о намерении обратиться в суд с иском об оспаривании решения собрания для предоставления им возможности присоединиться в порядке, установленном процессуальным законодательством, к предъявляемому иску.

Возможности досудебного урегулирования спора такое уведомление не влечет, поскольку оно направляется не ответчику по делу, а иным лицам для того, чтобы эти лица могли присоединиться к спору и имели возможность участвовать в защите своих прав и законных интересов.

В этой связи оснований для возвращения искового заявления, поданного в Октябрьский районный суд г. Иваново в связи с отсутствием доказательств о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора, у судьи не имелось.

Суд апелляционной инстанции указал, что, учитывая разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», содержащиеся в п. 115, судье надлежало иск П. и Х. оставить без движения.

В связи с допущенными существенными нарушениями норм процессуального права определение судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 14 июля 2015 года отменено определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 9 сентября 2015 года, исковое заявление П.и Х.  направлено в суд со стадии принятия к производству.

Определение № 33-1913/2015

 

2.3. При рассмотрении заявления об обеспечении иска судом не могут приниматься во внимание положения ст. 333 ГК РФ, применимые только на стадии непосредственного разбирательства по делу

 

ОАО «С.» обратилось в Ленинский районный суд г. Иваново с иском к Г. о расторжении кредитного договора и взыскании задолженности по кредиту.

            Одновременно истец обратился в суд с заявлением о наложении ареста на имущество ответчика на сумму иска, мотивируя его тем, что ответчик добровольно отказывается уплачивать сумму задолженности.

            Определением судьи заявление истца о принятии обеспечительной меры удовлетворено частично: был наложен арест на имущество, принадлежащее ответчику, в размере цены иска за вычетом суммы неустойки.

Отказывая истцу в наложении ареста на принадлежащее ответчику имущество на сумму заявленной ко взысканию неустойки, судья исходил из того, что положения ст. 333 ГК РФ предусматривают возможность снижения неустойки (штрафа, пени) вследствие ее явной несоразмерности последствиям неисполнения обязательства.

Не соглашаясь с указанным выводом, суд апелляционной инстанции указал, что применение положений ст. 333 ГК РФ на стадии принятия обеспечительных мер по иску недопустимо, поскольку данное право суда может быть реализовано только при непосредственном судебном разбирательстве в порядке, установленном главой 15 ГПК РФ.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 9 сентября 2015 года определение судьи Ленинского районного суда г. Иваново от 7 июля 2015 года отменено в части отказа в наложении ареста на имущество, принадлежащее ответчику, на сумму заявленной ко взысканию неустойки. В указанной части заявление ОАО «С.» удовлетворено.

Определение № 33-2134/2015

 

2.4. Процессуальный срок для подачи заявления об отмене заочного решения исчисляется со дня вручения копии заочного решения суда ответчику

 

П. обратился в суд с заявлением об отмене заочного решения Лежневского районного суда Ивановской области от 13 августа 2014 года по иску Я. к П. о прекращении права собственности и снятии с кадастрового учета жилого дома

Определением судьи заявление П. возвращено заявителю по причине пропуска процессуального срока на его подачу.

Возвращая П. заявление об отмене заочного решения, судья исходил из того, что исчисление срока на подачу такого заявления должно осуществляться в настоящем случае со 2 сентября 2014 года, когда в суд по истечении срока хранения были возвращены конверты с копиями заочного решения суда, направленными в адрес ответчика. Так судья указал, что срок для подачи заявления об отмене заочного решения истек 9 сентября 2014 года.

С таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась, указав, что он противоречит положениям ч. 1 ст. 237 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым процессуальный срок для подачи заявления об отмене заочного решения начинает течь со дня вручения копии заочного решения суда, а не со дня направления данной копии ответчику, и возврата ее в суд ввиду истечения срока хранения.

Установив, что копию заочного решения П. получил 7 июля 2015 года, с заявлением об отмене заочного решения обратился в суд 13 июля 2015 года, то есть в течение семи дней со дня вручения ему копии заочного решения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что срок для подачи заявления об отмене заочного решения П. пропущен не был, в связи с чем оснований для возвращения ответчику заявления об отмене заочного решения у суда не имелось.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 9 сентября 2015 года определение судьи Лежневского районного суда Ивановской области от 20 июля 2015 года отменено.  Заявление П. об отмене заочного решения направлено в суд для рассмотрения по существу.

Определение № 33-2054/2015

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

1.  При решении вопроса о привлечении к административной ответственности за незаконное привлечение к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина суду необходимо проверить, предусмотрен ли международным договором  для таких граждан специальный режим осуществления трудовой деятельности в Российской Федерации

 

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 17 июля 2015 года ИП <…> была подвергнута наказанию за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.15 КоАП РФ.

Из материалов дела следует, что ИП <…> допустила привлечение к трудовой деятельности в качестве закройщика гражданку Республики Кыргызстан Х., не имеющую соответствующего разрешения на работу.

В соответствии с требованиями п. 5 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению в случае отмены закона, установившего административную ответственность.

При этом согласно ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

На момент рассмотрения жалобы ИП <…> в Ивановском областном суде вступил в законную силу Договор о присоединении Кыргызской Республики к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, в  соответствии с частью первой которого Кыргызская Республика присоединяется к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, а также к другим международным договорам, входящим в право Евразийского экономического союза.

В силу ч. 1 ст.97 Договора о Евразийском экономическом союзе Работодатели и (или) заказчики работ (услуг) государства-члена вправе привлекать к осуществлению трудовой деятельности трудящихся государств-членов без учета ограничений по защите национального рынка труда. При этом трудящимся государств-членов не требуется получение разрешения на осуществление трудовой деятельности в государстве трудоустройства.

При этом частью второй данной статьи установлено ограничение для государств-участников, согласно которому они не устанавливают и не применяют ограничения, установленные их законодательством в целях защиты национального рынка труда, за исключением ограничений, установленных настоящим Договором и законодательством государств-членов в целях обеспечения национальной безопасности.

Поскольку в соответствии со всеобщим принципом верховенства международного права, в силу требований ч. 2 ст.1.1 КоАП РФ, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях, то применяются правила международного договора. Таким образом, с 12 августа 2015 года у Х. отсутствовала обязанность получать патент или разрешение на работу для осуществления на территории Российской Федерации трудовой деятельности в качестве швеи. Отмена указанной обязанности влечет отмену вынесенного судьей постановления и прекращение производства по делу.

Решением судьи Ивановского областного суда от 19 августа 2015 года постановление судьи Октябрьского районного суда  г. Иваново от 17 июля 2015 отменено, производство по делу прекращено на основании п. 5 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Решение по делу № 12-123/2015

 

2. Для установления срока, в течение которого у гражданина возникает обязанность постановки на миграционный учет по новому месту пребывания или жительства, необходимо исходить из соответствующих понятий, установленных Законом РФ от 25 июня  1993 года № 5242-1, и определять момент его прибытия в соответствующее место пребывания или жительства

 

Постановлением и.о. начальника отдела УФМС России по Ивановской области в Кинешемском муниципальном районе от 15 декабря 2014 года М. был привлечен к административной ответственности за проживание без регистрации по месту жительства и месту пребывания в нарушение требований Закона РФ от 25 июня  1993 года № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации».

Решением  судьи Кинешемского городского суда Ивановской области от 19 июня 2015 года указанное постановление оставлено без изменения, жалоба М., – без удовлетворения.

Из материалов дела и решения судьи следует, что М. было вменено в вину нарушение установленного ст. 6 Закона № 5242-1 семидневного срока регистрации по месту жительства, который в соответствии с абзацем 1 начинает течь со дня прибытия на новое место жительства.

Принимая решение по делу, судья ошибочно исходил из необходимости применения семидневного срока регистрации по причине отсутствия у М. таковой при наличии места жительства. Однако, проживание М. в квартире по адресу: <1..> на основании договора аренды сроком с 27 октября по 27 ноября 2014 года не свидетельствует о его прибытии к новому месту жительства, поскольку с учетом срочного характера договора аренды, в соответствии с требованиями ст.2 Закона № 5242-1 данное жилое помещение является местом пребывания. При этом п. 4 Постановления Правительства РФ от 17 июля 1995 года № 713 предусмотрена возможность регистрации по месту пребывания лиц, не имеющих регистрации по месту жительства.

Установленный ст. 5 Закона 5242-1 срок регистрации гражданина по месту пребывания в течение 90 суток М. пропущен не был, поскольку в жилое помещение он прибыл 27 октября 2014 года, а с 20 ноября проживал со своими детьми, получившими свидетельство о государственной регистрации права собственности по адресу <2..>.

В силу примечания к ст. 19.15.1 КоАП привлечение М. за проживание по указанному адресу с 20 ноября 2014 года без регистрации по месту жительства или пребывания в силу приложения РФ исключается.

Решением судьи Ивановского областного суда от 19 августа 2015 года решение судьи Кинешемского городского суда Ивановской области от 19 июня 2015 года отменено, производство по делу прекращено на основании п. 5 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Решение по делу № 21-226/2015

 

3.  Нарушение водителем требований дорожных знаков при повороте налево и развороте образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.16 КоАП РФ

 

Постановлением инспектора ДПС ОГИБДД УМВД России по Ивановской области от 24 марта 2015 года У. подвергнут административному наказанию в виде штрафа за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. Решением  судьи Фрунзенского районного суда  г. Иваново от 10 июня 2015 года вышеуказанное постановление оставлено без изменения.

У. признан виновным в том, что он на перекрестке нарушил требования дорожного знака 5.15.1 «направление движения по полосам» - с полосы для движения прямо повернул налево, чем нарушил пункт 9.1 Правил дорожного движения. 

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, характеризуется нарушением правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги, а также встречного разъезда или обгона. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 8.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», введенным в действие 09 февраля 2012 г.,, объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 12.16 КоАП РФ, образуют действия водителя, выразившиеся в несоблюдении требований, предписанных дорожными знаками, например, нарушение водителем при осуществлении маневра поворота налево или разворота требований, предписанных: разметкой 1.1, 1.3, 1.11, 1.18; дорожными знаками 4.1.1 "Движение прямо", 4.1.2 "Движение направо", 4.1.4 "Движение прямо или направо", 3.18.2 "Поворот налево запрещен", 3.19 "Разворот запрещен", 5.15.1 "Направления движения по полосам", 5.15.2 "Направления движения по полосе", 6.3.1 "Место для разворота", 6.3.2 "Зона для разворота".

Поскольку согласно имеющимся материалам дела, из полосы, предназначенной для движения прямо, У. повернул налево, а также принимая во внимание Положения Пленума Верховного Суда РФ и системное толкование действующего административного права, суд пришел к выводу о том, что квалифицировать действия правонарушителя следует по ч. 2 ст.12.16 КоАП РФ, как несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками, а именно знаком 5.15.1.

Решением судьи Ивановского областного суда от 29 июля 2015 года постановление ИДПС ОГИБДД УМВД России по Ивановской области изменено, действия У. переквалифицированы с ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ на ч. 2 ст. 12.16 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 1000 рублей.

Решение по делу № 21-189/2015

 

4. Привлекая лицо к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, необходимо проверять соблюдение сотрудниками полиции порядка направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения

 

Постановлением мирового судьи судебного участка № 3 Ивановского судебного района - и.о. мирового судьи  судебного участка № 1 Ивановского судебного района в Ивановской области от 20 февраля 2015 года Ш. привлечена к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Решением судьи Ивановского районного суда Ивановской области от 01 июня 2015 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлением заместителя председателя Ивановского областного суда от 28 августа 2015 года состоявшиеся по делу судебные акты отменены, дело возвращено в судебный участок Ивановского судебного района на новое рассмотрение иному мировому судье.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ лицо, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 настоящего Кодекса, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения                        указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.  В силу ч. 6 ст. 27.12 КоАП РФ освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Судебными инстанциями установлено, что в отношении Ш. возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 КоАП РФ, в связи с чем уполномоченным лицом она была направлена на медицинское освидетельствования на состояние опьянения, от прохождения которого отказалась.

Привлекая Ш. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, судом был сведан вывод о соблюдении порядка направления лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. В обоснование данного вывода судья сослался исключительно на положения ст. 13 ФЗ «О полиции» от 07.02.2011 года № 3-ФЗ о праве работников полиции направлять и (или) доставлять на медицинское освидетельствование. Вместе с тем, наличие такого права у сотрудников полиции, закрепленного законом, не исключало обязанности сотрудников полиции по соблюдению требований «ПРАВИЛ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ ЛИЦА, КОТОРОЕ УПРАВЛЯЕТ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ, НА СОСТОЯНИЕ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ И ОФОРМЛЕНИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ, НАПРАВЛЕНИЯ УКАЗАННОГО ЛИЦА НА МЕДИЦИНСКОЕ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЕ НА СОСТОЯНИЕ ОПЬЯНЕНИЯ, МЕДИЦИНСКОГО ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЯ ЭТОГО ЛИЦА НА СОСТОЯНИЕ ОПЬЯНЕНИЯ И ОФОРМЛЕНИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 года № 475.

Между тем, допрошенные в качестве свидетелей ИДПС Г. и Г.1 показали, что Ш. пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения предложено не было. Из содержания же протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения следует, что Ш. от освидетельствования отказалась.

Указанные противоречия не получили оценки в судебных решениях и свидетельствуют о наличии существенных процессуальных нарушений, не позволивших полно, всесторонне и объективно рассмотреть дело, действия сотрудников полиции не получили оценки на предмет соблюдения указанных Правил о направлении и прохождении медицинского освидетельствования.

При указанных обстоятельствах судебные решения отменены, дело возвращено в судебный участок Ивановского судебного района на новое рассмотрение.

Постановление по делу 4а-220/2015

 

5. Положения Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» и Федерального закона от 06 октября 2003 года № 131-ФЗ, в том числе о необходимости согласования проводимых проверок с органами прокуратуры, не применяются при осуществлении сотрудниками ГИБДД повседневного контроля за дорожным движением и обеспечением его безопасности

 

Постановлением мирового судьи судебного участка Гаврилово-Посадского судебного района в Ивановской области от 26 мая 2015 года администрация Петровского городского поселения Гаврилово-Посадского муниципального района Ивановской области подвергнута наказанию в виде административного штрафа в размере 12 000 рублей по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

   Решением судьи Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 15 июля 2015 года указанное постановление от 26 мая 2015 года отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием события административного правонарушения.

Основанием для отмены постановления мирового судьи послужила незаконность вынесения предписания, которая выразилась в нарушении требований ст. 77 Федерального закона № 131-ФЗ об обязательном согласовании проводимой проверки с прокуратурой Ивановской области.

Однако, судьей не были приняты во внимание требования п. 1 ч. 3 ст. 1 Федерального закона № 294-ФЗ, согласно которой положения данного Закона не применяются по отношению к мероприятиям по контролю, при проведении которых не требуется взаимодействие органов, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля, и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и на указанных лиц не возлагаются обязанности по предоставлению информации и исполнению требований органов государственного контроля (надзора), органов муниципального контроля.

Кроме того, судьей не были приняты во внимание следующие нормы действующего законодательства, разграничивающие требования Федеральных законов № 294-ФЗ и 131-ФЗ и иных нормативно-правовых актов, устанавливающих основания и порядок проведения проверок.

Вместе с тем в силу требований ч. 4 ст. 1 Федерального закона № 294-ФЗ федеральный государственный надзор в области безопасности дорожного движения осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 30 Федерального закона от 10 декабря 1995 года «О безопасности дорожного движения».

Поскольку «Административным регламентом Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения…» утвержденным Приказом МВД России от 30 марта 2015 года № 380, предусмотрена такая административная функция, как надзор за дорожным движением, осуществляемый непрерывно, в целях контроля за эксплуатационным состоянием автомобильных дорог, дорожных сооружений, железнодорожных переездов и линий городского электрического транспорта и т.д., такой повседневный контроль не охватывается положениями Федеральных законов № 131-ФЗ и № 294-ФЗ.

Постановлением заместителя председателя Ивановского областного суда от 16 сентября 2015 года решение судьи Гаврилово-Посадского районного суда Ивановской области от 15 июля 2015 года отменено, производство по делу прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности.

Постановление по делу 4а-260/2015

 

 

 

Отдел систематизации законодательства и аналитических обобщений