Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

Утвержден постановлением Президиума Ивановского областного суда

от  15 июля 2014 года

 

О Б З О Р

законодательства и судебной практики Ивановского областного суда

за второй квартал 2014 года

1.       

2.      Нормативные акты

 

Законы Ивановской области

 

О внесении изменений в Закон Ивановской области «О мировых судьях»

№ 14-ОЗ

От 01.04.2014 г.

О создании и упразднении судебных участков и должностей мировых судей в Ивановской области

№ 17-ОЗ

От 01.04.2014 г.

О внесении изменений в некоторые законодательные акты Ивановской области, регламентирующие вопросы государственной гражданской службы Ивановской области

№ 20-ОЗ

От 30.04.2014 г.

О внесении изменения в статью 5.5 Закона Ивановской области «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 32-ОЗ

От 04.06.2014 г.

О внесении изменений в Законы Ивановской области «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) в Ивановской области» и «Об административных правонарушениях в Ивановской области»

№ 36-ОЗ

От 04.06.2014 г.

Указы Губернатора Ивановской области

 

Об утверждении Положения о сообщении лицами, замещающими отдельные государственные должности Ивановской области и должности государственной гражданской службы Ивановской области, о получении подарка в связи с их должностным положением или исполнением ими служебных (должностных) обязанностей, сдаче и оценке подарка, реализации (выкупе) и зачислении средств, вырученных от его реализации

№ 69-уг

От 07.04.2014 г.

Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ивановской области за 1 квартал 2014 года

№ 73-уг

От 10.04.2014 г.

Постановления аппарата Правительства Ивановской области

 

Об утверждении Положения об отделе по обеспечению деятельности уполномоченного по правам ребенка в Ивановской области

№ 22-од

От 31.03.2014 г.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

  1. Назначение наказания

 

1.1. По смыслу закона, судимость лица, осужденного к исправительным работам,  которому мера наказания заменена лишением свободы, погашается как осуждавшемуся к исправительным работам.

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Иваново от 31 мая 2010 года Р. осуждена (с учетом последующего пересмотра) по ч. 1 ст. 111 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

Постановлением того же суда от 20 декабря 2012 года условное осуждение отменено, Р.  направлена для  отбывания назначенного наказания  в исправительную колонию общего режима.

В апелляционном порядке приговор  не обжаловался.

Президиум Ивановского областного суда по надзорной жалобе осужденной данный  приговор изменил по следующим основаниям.

Мотивируя свое решение о назначении наказания, среди прочих обстоятельств, характеризующих личность виновной, суд  указал: «Р., имея непогашенную судимость за совершение преступления небольшой тяжести по приговору от 19 июля 2007 года, и отбывая наказание за совершение преступления небольшой тяжести по приговору от 06 ноября 2009 года …, вновь совершила преступление, отнесенное, в соответствии со ст. 15 УК РФ к категории тяжких, что в целом характеризует Р. как личность, склонную к совершению преступлений.»

Из материалов дела следует, что Р. была осуждена 19 июля 2007 года мировым судьей по ч. 1 ст. 156 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. Постановлением того же судьи от 15 апреля 2008 года неотбытое осужденной наказание в виде  4 месяцев 20 дней исправительных работ заменено на 1 месяц 16 дней лишения свободы в колонии-поселении, откуда она  освободилась  30 мая 2008 года по отбытии срока наказания.

На основании п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, – по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания.  

По смыслу закона, судимость лица, осужденного к исправительным работам,  которому мера наказания заменена лишением свободы, погашается как осуждавшемуся к исправительным работам.

Таким образом, на момент совершения 20 февраля 2010 года преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, судимость по приговору мирового судьи от 19 июля 2007 года у Р. была погашена.

Согласно положениям ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все связанные с ней правовые  последствия. Это означает, что с прекращением судимости факт предшествующего осуждения не может влиять на решение любых правовых вопросов. О том, что суды не должны учитывать в качестве сведений, отрицательно характеризующих личность подсудимого, данные о наличии у него погашенных или снятых в установленном порядке судимостей, указано в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 года № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания».

Указание на наличие у Р. непогашенной судимости по приговору мирового судьи от 19 июля 2007 года исключено, назначенное осужденной наказание снижено.

Постановление по делу № 44у-20/2014

 

1.2. Неправильное применение требований Общей части УК РФ (ч. 1 ст. 62 и ч. 3 ст. 66 УК РФ) повлекло изменение судебных решений в кассационном порядке.

 

Приговором Октябрьского районного суда города Иваново от 07 августа 2013 года с учетом изменения, внесенного апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Ивановского областного суда от 17 октября 2013 года, Г. осуждён по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на 8 лет 1 месяц лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Ивановского областного суда по кассационной жалобе защитника приговор и апелляционное определение изменил по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трёх четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного  соответствующей статьёй Особенной части УК РФ.

Действия Г. квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. Санкция ч. 3 ст. 228.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, судом признаны активное способствование Г. раскрытию и расследованию преступления, изобличение иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков, признание вины, наличие на иждивении малолетнего ребёнка. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

При квалификации действий Г. как покушения на преступление и наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, срок наказания по правилам ч. 3 ст. 66 и ч. 1 ст. 62 УК РФ не может превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы. Г. назначено 8 лет 1 месяц лишения свободы.

Таким образом, судом первой инстанции допущено существенное нарушение (неправильное применение) уголовного закона, повлиявшее на исход дела.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции эта ошибка исправлена не была.

Обжалуемые судебные решения в отношении Г. изменены, назначенное осуждённому наказание снижено.

                                                                                      Постановление по делу № 44у-0021/2014

 

1.3. В соответствии с п. «а» ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.

 

Приговором Родниковского районного суда Ивановской области от 29 октября 2013 года Г., ранее судимый, осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор по ходатайству Г. постановлен без проведения судебного разбирательства в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

В апелляционном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Президиум Ивановского областного суда по кассационной жалобе осужденного приговор изменил по следующим основаниям.

Рецидив преступлений признан судом первой инстанции обстоятельством, отягчающим наказание, в связи с чем наказание Г. назначено по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Между тем, приговором Родниковского районного суда Ивановской области от 1 февраля 2006 года (с учетом последующих изменений) Г. осуждался за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228 УК РФ, которые в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), действовавшей на момент постановления обжалуемого приговора, отнесены к категории преступлений небольшой тяжести.

В соответствии с п. «а» ч.4 ст.18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.

Постановлением президиума указания на рецидив преступлений как на обстоятельство, отягчающее наказание, и на назначение наказания в соответствии с ч. 2 ст. 68 УК РФ исключены из описательно-мотивировочной части приговора.

С учетом исключения из приговора рецидива преступлений, признанного судом единственным отягчающим обстоятельством, назначенное Г. наказание снижено, а режим исправительного учреждения, в котором ему надлежит отбывать наказание, изменен со строгого на общий.

Постановление по делу № 44у-22/2014

 

1.4. Приговор изменен с усилением наказания.

 

Н. осуждён приговором Приволжского районного суда Ивановской области от 20 марта 2014 года по ч.5 ст.264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, с лишением права управлять транспортным средством на 1 год. По делу разрешены гражданские иски: с Н. в пользу К. взыскано 450000 рублей в счет компенсации морального вреда; в пользу П. взыскано 50000 рублей в счет компенсации морального вреда, 25000 рублей в счет оплаты услуг представителя; в пользу К. взыскано 50000 рублей в счет компенсации морального вреда и 50000 рублей в счет оплаты услуг представителя.

Назначая Н. наказание, в том числе с применением ст.73 УК РФ, суд в приговоре указал, что учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, наличие смягчающих наказание обстоятельств, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, личность осужденного, положительно характеризующегося, а также факт совершения преступления впервые, отсутствие фактов привлечения к административной ответственности, признание вины и раскаяние осужденного в содеянном, содержание семьи.

Фактически степень общественной опасности совершенного преступления  учтена не в полной мере. Как следует из приговора, в результате нарушения Н. правил обгона погибло два человека, была разрушена семья и оставлена сиротой несовершеннолетняя дочь погибших. Превентивная цель назначения наказания в этой связи судом при определении срока лишения свободы и отбывании его условно не была достигнута.

Кроме того, суд при назначении наказания Н. учел признание им своей вины и его раскаяние в содеянном. По смыслу закона, под раскаянием в содеянном понимается добровольная дача полных и достоверных показаний об обстоятельствах дела и соучастниках преступления и отрицательная оценка своего деяния.

Законность признания судом раскаяния Н. в содеянном противоречит материалам уголовного дела, а это обстоятельство учитывалось при назначении наказания, что не могло не повлиять на назначение справедливого наказания.

Суд апелляционной инстанции счёл необходимым приговор изменить, увеличить срок наказания в виде лишения свободы до 3 лет 6 месяцев, исключил из приговора указание о применении положений ст.73 УК РФ.

При разрешении гражданских исков суд второй инстанции учёл то обстоятельство, что К. являлась родной сестрой П., а К. являлся родным братом потерпевшего К. Потерпевшие часто общались с погибшими, имели хорошие отношения. В связи с утратой близких родственников они испытали значительные нравственные страдания. Душевные переживания потерпевших усилились тем, что в результате гибели родителей их несовершеннолетняя дочь осталась сиротой.

Взысканная с виновного в пользу потерпевших сумма компенсации морального вреда в 50000 рублей признана несоразмерной фактически понесенным ими нравственным страданиям, поэтому размер компенсации морального вреда увеличен до 300000 рублей  каждому из потерпевших.

Апелляционное постановление по делу № 22-1008/2014

 

1.5. При назначении наказания суд не учёл смягчающее его обстоятельство, предусмотренное п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ, что повлекло изменение приговора.

 

Д. осуждён приговором Шуйского городского суда Ивановской области от 1 апреля 2014 года по ч.3 ст.30 и п.«а,б» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. По делу также осуждён Б.

Из показаний Д. следует, что он, признав своё участие в совершении преступления, сообщил о соучастнике Б., о причастности которого к преступлению органам предварительного следствия не было известно. Впоследствии Б. был привлечён к уголовной ответственности вместе с Д. При таких обстоятельствах в ходе предварительного следствия Д. оказал активное способствование органам предварительного следствия в изобличении и уголовном преследовании второго участника преступления, что в соответствии с п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ является смягчающим наказание обстоятельством, которое при назначении наказания Д. судом первой инстанции не учитывалось вопреки положениям ч.3 ст.60 УК РФ.

Кроме того, при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, что установлено судом первой инстанции, при назначении Д. наказания следовало исходить из положений ч.1 ст.62 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции, признав в отношении Д. смягчающее обстоятельство, предусмотренное п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ, и учитывая положения ч.1 ст. 62 УК РФ, пришёл к выводу о необходимости смягчения виновному наказания.

Апелляционное постановление по делу № 22-1099/2014

 

2. Применение уголовного закона

 

2.1. Неверное применение Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года №3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации» повлекло изменение приговора.

 

Е. осуждена приговором Фурмановского городского суда Ивановской области от 26 февраля 2014 года по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании п.7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года №3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации», п.2 ч.5, п.1 ч.6 ст.302 УПК РФ от назначенного наказания Е. освобождена.

Суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что акт амнистии неверно истолкован и применён. В соответствии с п.7 вышеуказанного Постановления, которое применил суд, по уголовным делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание свыше пяти лет лишения свободы и которые совершены до дня вступления в силу настоящего Постановления лицами, не достигшими на момент совершения преступления возраста 16 лет, а также лицами в возрасте от 16 до 18 лет, ранее не отбывавшими наказание в воспитательных колониях, суд, если признает необходимым назначить наказание до пяти лет лишения свободы включительно, освобождает указанных лиц от наказания.

Согласно п.10 действие вышеуказанного Постановления не распространяются на осуждённых за ряд преступлений, в том числе и за преступление, предусмотренное ч.3 ст.158 УК РФ.

Поскольку Е. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, на неё действие Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года №3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации» не распространяется, и она не может быть освобождена от наказания.

Апелляционное определение по делу № 22-848/2014

 

2.2. Неверное применение Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года №3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации» повлекло отмену приговора в отношении одного из осуждённых.

 

П. осуждён приговором Шуйского городского суда Ивановской области от 27 февраля 2014 года по ч.3 ст.30 и п.«а» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году лишения свободы с освобождением от отбывания этого наказания на основании п.3 ч.1 ст.27 УПК РФ вследствие акта об амнистии, по ч.3 ст.30 и п.«а» ч.2 ст.161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 2 года с возложением определённых обязанностей. По делу также осуждены В., Д., М. и П.

Суд апелляционной инстанции счёл правильными доводы апелляционного представления государственного обвинителя о том, что суд первой инстанции ошибочно применил акт амнистии в отношении осуждённого П.

   Согласно приговору П. совершил преступление, предусмотренное ч.3 ст.30 и п.«а» ч.2 ст. 158 УК РФ, и преступление, предусмотренное ч.3 ст.30 и п.«а» ч.2 ст.161 УК РФ, за которые суд первой инстанции назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год за каждое преступление. При этом суд первой инстанции освободил П. от отбывания наказания, назначенного за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 и п.«а» ч.2 ст.158 УК РФ, на основании пп.6 п.2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года №3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации». Суд не учёл, что согласно пп.1 п.10 акта об амнистии её действие не распространяется на лиц, осуждённых за преступление, предусмотренное ч.2 ст.161 УК РФ, а пп.7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года №3503-6 ГД «О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации» акт об амнистии не применяется в отношении осуждённых по совокупности преступлений, если одно из преступлений предусмотрено статьями УК РФ, указанными в пп.1 п.10 постановления об амнистии.

Апелляционное определение по делу № 22-972/2014

 

3. Процессуальные вопросы

 

3.1. Возможность вынесения судебного решения исключается в случае, когда обвинительное заключение не утверждено прокурором.                                                                                         

 

Приговором Тейковского районного суда Ивановской области от 12 марта 2013 года Х. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40 УПК РФ).

В апелляционном порядке  дело не рассматривалось.

Президиум Ивановского областного суда по кассационной жалобе осужденного Х. приговор отменил по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на его основе.

Из материалов уголовного дела следует, что в нарушение требований ст. 221 УПК РФ обвинительное заключение не утверждено прокурором, что исключало возможность постановления судом приговора на его основе.

Приговор в отношении Х. отменен, а уголовное дело  возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Постановление по делу № 44у-19/2014

 

3.2. Допущенные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неустранимые в суде апелляционной инстанции, повлекли отмену приговора.

 

Приговором Южского районного суда Ивановской области от 30 октября 2013 года З., судимый, осужден по п. «а»  ч. 3 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В силу п.3 ч.4 ст.6 Федерального Закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убеждён в наличии самооговора доверителя.

Согласно протоколу судебного заседания, на всём протяжении судебного следствия подсудимый свою вину в совершении вменяемого ему преступления не признавал, утверждая, что кражи принадлежащего потерпевшему В. имущества он не совершал.

В ходе состоявшихся по уголовному делу судебных прений адвокат Х. просил об исключении из обвинения своего подзащитного - подсудимого З. - квалифицирующего признака кражи – «значительный ущерб» - и смягчении последнему наказания путём снижения его до разумных пределов, тем самым вопреки позиции подсудимого фактически признав совершение им вменяемого органами предварительного следствия преступного деяния.     

Несмотря на явное противоречие в позициях подсудимого и его защитника, суд не произвёл замену адвоката, а продолжил судебное заседание и, выслушав последнее слово З., удалился в совещательную комнату и вынес приговор. Тем самым в нарушение требований ч.3 ст.15 УПК РФ суд не создал необходимых условий для надлежащей реализации подсудимым З. предоставленного ему законом права на получение квалифицированной юридической помощи, в результате чего право подсудимого на защиту было нарушено.

Кроме того, судебная коллегия обратила внимание на то, что З. в установленном законом порядке было заявлено ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, которое было удовлетворено судом при назначении судебного заседания в порядке ст.231 УПК РФ. Как следовало из протокола судебного заседания от 17 октября 2013 года, в связи с отказом З. от указанного ходатайства и возражениями участвовавших в деле лиц против рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства суд первой инстанции постановил о рассмотрении дела в общем порядке, предусмотренном главами 35-39 УПК РФ.

Решая вопрос о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке в соответствии с ч.6 ст.316 УПК РФ, суд первой инстанции не выполнил правила, установленные ч.4 ст.231 УПК РФ, об извещении сторон о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала, лишив участников процесса возможности подготовки к судебному разбирательству уголовного дела в общем порядке и нарушив тем самым право обвиняемого на защиту.

Апелляционное определение по делу № 22-704/2014

 

3.3. Существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неустранимое в суде апелляционной инстанции, повлекло отмену приговора.

 

Я. и В. осуждены приговором Шуйского городского суда Ивановской области от 03 апреля 2014 года. Я. по ч.3 ст.30 и п.«г» ч.3 ст.228.1 УК РФ (за два преступления), ч.3 ст.30 и п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (за четыре преступления), ч.3 ст.30 и п.«б» ч.3 ст.228.1УК РФ, ч.4 ст.150 УК РФ (за шесть преступлений) с применением ч.3 ст.69 УК РФ - к 13 годам лишения свободы без штрафа, ограничения свободы и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В. по ч.3 ст.30 и п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (по двум преступным фактам), ч.1 ст.232 УК РФ с применением ч.2 ст.69 УК РФ – к 11 годам лишения свободы без штрафа, ограничения свободы и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно ч.1 ст.389.17 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В соответствии с п.4 ч.2 ст.389.17 УПК РФ рассмотрение уголовного дела с нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника в любом случае является основанием отмены или изменения судебного решения.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции подсудимый В. виновным себя по ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (2 преступления) не признал полностью.

В ходе прений сторон адвокат Ч., защищающий интересы В., указывая, что последний вину в совершении инкриминируемых преступлений не признал, предложил квалифицировать действия В. по преступлению от 16 января 2013 года по ч.3 ст.30, ч.5 ст.33 и ч.2 ст.228 УК РФ. Подсудимый В. правом выступить в прениях сторон не воспользовался, однако в последнем слове выразил свою позицию о том, что дело сфабриковано, К. его подставил вместе с отделом наркополиции.

Оценка отсутствию признаков подстрекательства к преступлению со стороны сотрудников правоохранительного органа и участвующего в проверочных закупках лица под псевдонимом была дана судом первой инстанции и в приговоре.

При этом, излагая показания подсудимого В., суд в приговоре указал на то, что он признаёт пособничество в приобретении героина у лица цыганской национальности 16 и 17 января 2013 года для К., что не соответствует протоколу судебного заседания.

В силу п.3 ч.4 ст.6 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года №63-ФЗ, адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убеждён в наличии самооговора доверителя.

   В данном случае при рассмотрении дела в суде первой инстанции защитник - адвокат Ч. занял позицию, явно противоречащую воле своего доверителя.

   Однако указанное обстоятельство суд первой инстанции оставил без внимания и, не создав необходимых условий для обеспечения права В. на защиту, постановил обжалуемый приговор.

Ранее занятой позиции осуждённый В. придерживался и в ходе производства в суде апелляционной инстанции. В своей апелляционной жалобе он, выражая полное несогласие с обвинительным приговором, просил его отменить, приводя доводы о том, что дело против него сфабриковано сотрудниками наркополиции, поскольку он отказался сотрудничать с ними в качестве лица под псевдонимом, с Я. его ничего не связывает, он встречался с другим цыганом, и не в том месте, где указывают свидетели. В то же время защитником Ч., вопреки интересам осуждённого, в апелляционной жалобе снова ставился вопрос об изменении приговора, переквалификации действий В. по инкриминируемому ему преступлению от 16 января 2013 года на ч.5 ст.33, ч.3 ст.30 и ч.2 ст.228 УК РФ и смягчении меры наказания.

Суд апелляционной инстанции указал, что данные обстоятельства свидетельствуют о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, которые путём лишения предусмотренного ст.16 УПК РФ права обвиняемого на защиту повлияли на вынесения законного и обоснованного судебного решения.

Апелляционное определение по делу № 22-1116/2014

 

3.4. Участие в производстве по уголовному делу защитника, который ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, что повлекло отмену приговора.

 

Г. и П. осуждены приговором Шуйского городского суда Ивановской области от 7 апреля 2014 года. Г. по ч.3 ст.30 и ч.3 ст.228 УК РФ с учётом положений ч.3 ст.66 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ с применением ч.3 ст.69 и ст.70 УК РФ к 13 годам 1 месяцу 10 дням лишения свободы со штрафом в размере 150000 рублей с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. П. по ч.3 ст.30 и ч.3 ст.228 УК РФ с учётом положений ч.3 ст.66 УК РФ с применением ч.3, 5 ст.69 УК РФ к 12 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 130 000 рублей с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с требованиями ч.3 ст.51 УПК РФ защиту интересов П. в суде первой инстанции осуществлял адвокат Г. 

В силу п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого. 

Данная норма закона по уголовному делу в отношении Г. и П. нарушена.  

Как следует из материалов уголовного дела, 16 мая 2013 года при разрешении Шуйским городским судом Ивановской области вопроса об изменении меры пресечения в отношении обвиняемого Г. защиту интересов последнего осуществлял адвокат Г. При этом следует отметить, что на момент разрешения указанного вопроса позиции Г. и П. относительно обстоятельств преступления, в совершении которого им было впоследствии предъявлено обвинение, существенно противоречили интересам друг друга.

При направлении в феврале 2014 года данного уголовного дела в Шуйский городской суд Ивановской области для рассмотрения по существу Г. заявлял о своей непричастности к совершённому преступлению, отрицая свою вину в содеянном и указывая лишь на оказание незначительной помощи П. в заказе им «вещества» и исключительно по просьбе последнего; при этом Г. пояснял, что, «если бы он знал, что вещество, которое просит заказать П., является наркотиком, то он бы помогать ему не стал». П. же заявлял о совершении им преступления совместно с Г., выполнившим активные действия по приобретению через сеть «интернет» именно наркотического средства и осознававшим противоправный характер совершаемого деяния. Изложенное свидетельствует о том, что на момент начала рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции интересы подсудимых противоречили друг другу. Однако, не смотря на это, адвокат Г., на предварительном следствии 16 мая 2013 года осуществлявший защиту Г. и приступивший в феврале 2014 года в суде первой инстанции к осуществлению защиты П., во исполнение требований п.3 ч.1 ст.72 УПК РФ отведён не был.

Апелляционное определение по делу № 22-1255/2014

 

3.5. Постановление суда отменено в части разрешения вопроса о взыскании процессуальных издержек с осуждённого.

 

Осуждённый В., отбывающий наказание в исправительном учреждении Ивановской области, обратился с ходатайством о пересмотре постановленных в отношении него приговоров, в удовлетворении которого Южским районным судом Ивановской области отказано.

Постановлением того же суда от 15 января 2014 года за счёт средств федерального бюджета произведена оплата труда адвоката Ч., участвовавшей в судебном заседании без заключения соглашения с осужденным, и процессуальные издержки в сумме 1100 рублей взысканы с В.

В соответствии с ч.1 ст.132 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осуждённых или возмещаются за счет средств федерального бюджета. При этом решение о взыскании процессуальных издержек с осужденного принимается исключительно в судебном заседании и с обязательным предоставлением осужденному возможности довести до сведения суда свою позицию относительно суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.

Судом первой инстанции ходатайство В. и, соответственно, вопрос о взыскании с него процессуальных издержек рассмотрены в отсутствие осуждённого, то есть без выяснения его мнения относительно суммы взыскиваемых издержек и его имущественного положения.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона затрагивает права и интересы осужденного и является существенным, в связи с чем постановление суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Апелляционное постановление по делу № 22-852/2014

 

3.6. Постановление суда об отказе в принятии жалобы к рассмотрению в порядке ст.125 УПК РФ отменено, поскольку жалоба подлежала возвращению заявителю.

 

Г. обратился в Вичугский городской суд Ивановской области с жалобой на незаконные действия (бездействие) следственных должностных лиц, допущенные при рассмотрении его заявления о преступлении от 15 августа 2012 года по факту мошеннических действий С. К жалобе заявитель приложил копию уведомления о передаче сообщения по подследственности и копию постановления  следователя об отказе в возбуждении уголовного дела от 26 августа 2012 года.

Обжалуемым постановлением Г. отказано в принятии жалобы к рассмотрению в порядке ст.125 УПК РФ ввиду того, что доводы, изложенные в ней, были предметом исследования при рассмотрении уголовного дела в отношении Г., и им дана оценка в приговоре суда от 22 февраля 2013 года, вступившим в законную силу, а также ввиду того, что жалоба фактически не содержит сведений о том, законность какого решения или действия (бездействия) должностного лица требует судебной проверки.

По смыслу уголовно-процессуального законодательства, регулирующего вопросы рассмотрения жалоб в порядке, предусмотренном ст.125 УПК РФ, судья обязан установить имеется ли предмет обжалования, указанный  в ст.125 УПК РФ, то есть не были ли нарушены конституционные права и свободы заявителя обжалуемыми решениями и действиями, принятыми и имевшими место в досудебной стадии уголовного судопроизводства, а также не был ли затруднен доступ к правосудию.

Как следует из обжалуемого постановления,  судом указаны два основания к отказу в принятии жалобы к рассмотрению: во-первых, то, что  доводы Г., изложенные в жалобе, уже были предметом исследования при рассмотрении уголовного дела в отношении него и оценены в приговоре суда, вступившим в законную силу; во-вторых, то, что жалоба фактически не содержит сведений о том законность какого решения или действия (бездействия) должностного лица обжалуется заявителем.

Суд первой инстанции, усмотрев, что жалоба фактически не содержит сведений о том, законность какого решения или действия (бездействия) должностного лица обжалуется заявителем, отказал в принятии жалобы, не приняв во внимание положения п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 года №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ», согласно которому в тех случаях, когда жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению (например, отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалованы, жалоба не подписана заявителем, полномочия защитника или представителя заявителя не подтверждаются соответствующими документами), жалоба подлежит возвращению заявителю для устранения недостатков с указанием в постановлении причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться в суд.

Апелляционное постановление по делу № 22-1061/2014

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

I. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из гражданских правоотношений

 

Споры, возникающие из пенсионных правоотношений

1.1. Основания для рассмотрения по существу искового заявления о взыскании с ответчика одной второй доли пенсионных накоплений отсутствовали, так как право истицы на получение средств пенсионных накоплений умершего М.А. нарушено ответчиком не было.  

 

М.Г. обратилась в суд к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации с иском, уточненным в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса (далее – ГПК) Российской Федерации, о восстановлении срока обращения за выплатой средств пенсионных накоплений умершего застрахованного лица, взыскании доли пенсионных накоплений М.А.

Исковые требования обоснованы тем, что поскольку истица является матерью умершего М.А. и его наследником первой очереди, она имеет право на получение доли его пенсионных накоплений. Вся сумма накоплений выплачена сыну умершего. Об имеющихся пенсионных накоплениях умершего М.Г. не знала. 

Решением Комсомольского районного суда Ивановской области от 18 декабря 2013 года иск удовлетворен.

При вынесении решения суд первой инстанции исходил из того, что срок для получения пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета умершего М.А., пропущен истицей по уважительным причинам в связи с чем имеются основания для взыскания доли этих средств с ответчика.

Рассмотрев дело в апелляционном порядке, Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда признала ошибочным вывод суда первой инстанции о взыскании с ответчика в пользу истицы средств пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета умершего застрахованного лица, в силу того, что установленный законом порядок реализации своего права на получение этих средств М.Г. соблюден не был.

Как следует из материалов дела, истица с заявлением к ответчику на получение средств пенсионных накоплений  умершего застрахованного лица М.А. не обращалась.

Заявление М.Г. в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Комсомольском муниципальном районе Ивановской области не может быть расценено как заявление о  выплате средств пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета умершего застрахованного лица, форма которого предусмотрена п. 9 Правил выплаты Пенсионным фондом Российской Федерации правопреемникам умершего застрахованного лица средств пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.11.2007 года  № 741 (далее – Правил), а разъяснительный ответ ответчика на указанное заявление - как решение  Территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации об отказе в выплате правопреемнику средств пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета умершего застрахованного лица (либо об отказе в выплате) (п.п. «ж» п. 17 Правил).

В связи с несоблюдением истицей досудебного порядка урегулирования спора, судебная коллегия пришла к выводу о том, что в отсутствие решения уполномоченного органа в области пенсионного обеспечения граждан об оценке права М.Г. на получение пенсионных накоплений умершего М.А., у суда первой инстанции отсутствовали основания для рассмотрения по существу искового заявления о взыскании с ответчика одной второй доли пенсионных накоплений, поскольку права истицы в этой части нарушены ответчиком не были и не нуждались в судебной защите в порядке гражданского судопроизводства.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 26 марта 2014 года решение Комсомольского районного суда Ивановской области от 18 декабря 2013 года отменено в части взыскания с Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в пользу М.Г. одной второй доли в пенсионных накоплениях умершего М.А. Исковое заявление в указанной части оставлено без рассмотрения. Истице разъяснено, что после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, указанных в настоящем определении суда, она вправе вновь обратиться в суд общей юрисдикции в общем порядке с исковым заявлением к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Комсомольском муниципальном районе Ивановской области об оспаривании решения Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Комсомольском муниципальном районе Ивановской области о выплате либо об отказе в выплате средств пенсионных накоплений умершего застрахованного лица. В остальной части решение оставлено без изменения.

                                                                                    Определение по делу № 33-497/2014

 

 

Споры, возникающие из договорных правоотношений

1.2. Правоотношения между военнослужащим и страховой компанией регулируются специальным федеральным законом, которым предусмотрена ответственность страховщика за необоснованную задержку выплаты страховых сумм. Взыскание компенсации морального вреда специальным законом не предусмотрено.

 

Е. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании невыплаченного страхового возмещения, ссылаясь на то, что в период прохождения срочной военной службы истец получил заболевание, в результате лечения которого был признан врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе и уволен в запас по состоянию здоровья. Жизнь и здоровье истца подлежали обязательному государственному страхованию, но страховой компанией ЗАО «М.» в нарушение установленных законом требований страховая выплата не произведена.

Решением Приволжского районного суда Ивановской области от 16 января 2014 года исковые требования Е. удовлетворены частично. Судом постановлено взыскать с ответчика в пользу истца неустойку, компенсацию морального вреда, штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя, судебные расходы.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, обсудив доводы апелляционных жалоб ответчика, третьего лица, отменила состоявшееся решение в части взыскания компенсации морального вреда, штрафа, указав следующее.

Судом установлено, что истец проходил срочную военную службу в должности водителя-электрика в войсковой части, обладал статусом военнослужащего.         Приказом командира войсковой части Е. досрочно уволен в запас по состоянию здоровья в связи с заболеванием, полученным в период военной службы.

В соответствии с Государственным контрактом обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы, ЗАО «М.» выплатил истцу страховое возмещение.

Разрешая спор о наличии правовых оснований для взыскания неустойки за просрочку выплаты страховой суммы, суд первой инстанции признал установленным факт выплаты страховой суммы страховщиком с нарушением предусмотренного законом 15-дневного срока. Суд сослался на фактические обстоятельства дела, применил ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем взыскал с пользу Е. определенную сумму.

Отменяя вышеуказанное решение, суд апелляционной инстанции указал, что при разрешении вопроса о взыскании компенсации морального вреда и штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя суд первой инстанции ошибочно применил нормы Закона Российской Федерации от 7 декабря 1992 года №  2300-1 «О защите прав потребителей», поскольку положения указанного акта не распространяются на возникшие спорные правоотношения. Обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих не порождает между военнослужащим и страховой компанией отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг.

В связи с применением закона, не подлежащего применению, решение Приволжского районного суда Ивановской области от 16 января 2014 года определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 16 апреля 2014 года отменено в части взыскания компенсации морального вреда и штрафа, с принятием нового решения об отказе в удовлетворении указанных требований.

                                                                                                 Определение № 33-788/2014

 

1.3. В случаях выбытия одной из сторон в установленном решением суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны её правопреемником.

 

ОАО «П.» обратилось в суд с заявлением о замене стороны в исполнительном производстве, указав в обоснование заявленных требований, что решением Фурмановского городского суда Ивановской области исковые требования ООО «Б.» к Р., Б. о взыскании задолженности по кредитному договору в солидарном порядке удовлетворены частично.

Между ООО «Б.» и ОАО «П.» заключен договор уступки прав (требования), по условиям которого права требования задолженности с ответчиков переданы новому кредитору. По этим основаниям заявитель просил суд произвести замену взыскателя с ООО «Б.» и ОАО «П.».

Определением Фурмановского городского суда Ивановской области от 09 января 2014 года в удовлетворении заявления ОАО «П.» было отказано.

Отказывая в удовлетворении заявления ОАО «П.», суд первой инстанции пришел к выводу, что личность кредитора имеет для должника существенное значение и уступка банком своих прав не допускается третьему лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, так как требуется согласие должника.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного с таким выводом не согласилась по следующим основаниям.

В силу ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

По правилам ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству, поскольку не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности".

По общему правилу личность кредитора не имеет значения для уступки прав требования по денежным обязательствам, если иное не установлено договором или законом.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что судом первой инстанции не учтен тот факт, что уступка произошла на стадии исполнительного производства, то есть принудительного исполнения судебного решения, признавшего правомерными требования о взыскании задолженности в пользу первоначального кредитора.

Таким образом, при замене кредитора права должников не будут нарушены, поскольку уступка прав требования не влияет на объем прав и обязанностей заемщика по кредитному договору.

При таких обстоятельствах определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 30 апреля 2014 года определение Фурмановского городского суда Ивановской области от 09 января 2014 года отменено,  заявление ОАО «П.» о замене стороны в исполнительном производстве удовлетворено.

Определение № 33-918/2014

                                                                                               

1.4. При отсутствии доказательств платежеспособности истца его требования о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи не могут быть удовлетворены.

 

Решением Ленинского районного суда г. Иваново от 29 января 2014 года исковые требования Н.Д. к М., Н.Н. о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи долей в праве общей долевой собственности на квартиру удовлетворены. На Н.Д. переведены права и обязанности покупателя ½ доли в праве общей собственности на квартиру по договору купли-продажи, заключенному между Н.Н. и М.; с М. в пользу Н.Д. взысканы расходы по оплате госпошлины в сумме 200 руб.

Как следует из обстоятельств дела, Н.Д. (истец) является собственником 1/2 доли в праве общей собственности на спорную квартиру. Другим участником долевой собственности являлся его брат Н.Н. (ответчик).

30.09.2012 г. от имени ответчика Н.Н. в адрес истца было направлено уведомление о намерении продать принадлежащую ему долю в праве общей собственности на квартиру за 900 000 руб. При этом ответ на уведомление предложено направить по одному из адресов, указанных в письме.

27.10.2012 г. истцом было направлено уведомление о намерении  приобрести принадлежащую Н.Н. долю квартиры.

Кроме того, 5.10.2012 г. и 26.10.2012 г. истец обратился в Управление Федеральной службы государственной регистрации и картографии с заявлениями, в которых просил не совершать никаких регистрационных действий в отношении квартиры, указав, что желает воспользоваться своим правом преимущественной покупки.

Однако из материалов дела следует, что 8.12.2012 г. по договору купли-продажи Н. Н. продал принадлежавшую ему долю в праве собственности на квартиру М. за 900 000 руб. Согласно п.3 договора расчет между сторонами произведен полностью до подписания договора купли-продажи.

16.09.2013 г. М. подписал с К. и Б. договор купли-продажи ½ доли в праве собственности на указанную квартиру. Регистрация сделки Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ивановской области была приостановлена на основании заявления Б.

Удовлетворяя исковые требования о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи от 8.12.2012 г., суд исходил из того, что при заключении данной сделки было нарушено право истца на преимущественную покупку доли в праве общей собственности на квартиру. Суд учел, что Н.Д. в установленный ст. 250 Гражданского кодекса Российской Федерации срок выразил своё желание на приобретение доли Н.Н., о чем известил последнего по указанным им адресам, согласился с доводом истца о том, что о заключенной между Н.Н. и М. сделке ему стало известно только 28.08.2013 г.

Судебная коллегия сочла указанные выводы суда первой инстанции правильными, поскольку они основаны на имеющихся в деле доказательствах, которые судом исследованы, и получили должную оценку в решении суда.

Вместе с тем, судебная коллегия признала указанные обстоятельства не достаточным основанием для удовлетворения заявленных истцом требований.

Согласно п.1.2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.06.1980 № 4 (в редакции от 06.02.2007) "О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом" при предъявлении иска, связанного с осуществлением участником долевой собственности преимущественного права покупки доли имущества, истец обязан внести по аналогии с ч. 1 ст. 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на банковский счет управления (отдела) Судебного департамента в соответствующем субъекте Российской Федерации уплаченную покупателем за дом сумму, сборы и пошлины, а также другие суммы, подлежащие выплате покупателю в возмещение понесенных им при покупке дома необходимых расходов.

При удовлетворении указанного иска в решении суда должно быть указано о замене покупателя истцом в договоре купли-продажи и в записи о праве в Едином государственном реестре прав, а также о взыскании с истца в пользу ответчика уплаченных им сумм.

Однако, удовлетворив требования истца о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи, суд первой инстанции не взыскал с него стоимость проданной ответчиком Н.Н. доли в праве собственности на квартиру.

Кроме того, денежные средства, подлежащие выплате М. в случае перевода с него прав и обязанностей покупателя, истцом в соответствии с ч. 1 ст. 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не обеспечены. Доказательств наличия у Н.Д. необходимой для выплаты М. денежной суммы не представлено.

Судебной коллегией предпринимались меры к обеспечению выплаты Н.Д. денежных средств М. по договору купли-продажи. Однако Н.Д. наличие у него необходимой суммы для приобретения доли в праве собственности на квартиру не подтвердил. В процессе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции Н.Д. и его представитель подтвердили, что в настоящее время требуемая сумма у него отсутствует.

Таким образом, судом первой инстанции при вынесении решения неправильно определены юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для дела, допущено нарушение в применении нормы материального права, что привело к вынесению неправосудного решения. 

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 26 мая 2014 года решение Ленинского районного суда г. Иваново от 29 января 2014 года отменено. По делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.                                                                                   

                                                                                Определение по делу № 33-876/2014

 

1.5. Основанием для взыскания неустойки и штрафа является несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

  

А. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения.

Определением Советского районного суда г. Иваново суда от 13.12.2013 г. производство по делу в части требований о взыскании страхового возмещения прекращено ввиду отказа истца от исковых требований в связи с добровольной выплатой ответчиком задолженности по страховому возмещению.

Решением Советского районного суда г. Иваново от 20 декабря 2013 года исковые требования удовлетворены частично. С ООО «Страховой компании «С.» в пользу истца А. взысканы неустойка, расходы на оплату услуг эксперта-оценщика, компенсация морального вреда, штраф за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, расходы по оплате услуг представителя, почтовые расходы.

Суд, применяя к спорным правоотношениям нормы действующего законодательства, пришел к неправильному выводу о несоблюдении ответчиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.

Между тем, получив 22.11.2013 г. исковое заявление с приложениями к нему, в том числе отчета об оценке, ответчик 25.11.2013г. доплатил А. страховое возмещение. Таким образом, свои обязательства страховая компания выполнила в полном объеме добровольно после получения требований истца - потребителя.

Поскольку из материалов дела не усматривается, что истец обращался к ответчику в досудебном порядке с требованием о взыскании страхового возмещения по результатам экспертизы, а ответчик отказался в добровольном порядке удовлетворять требования потребителя по выплате страхового возмещения, у суда первой инстанции не имелось оснований для взыскания с ООО «Страховой компании «С.» в пользу А. неустойки и штрафа.

Нарушений прав истца ответчиком не допущено, в связи с чем, требования о взыскании компенсации морального вреда необоснованны и удовлетворению не подлежат.

В связи с тем, что судом первой инстанции оценены не все обстоятельства  дела, решение Советского районного суда г. Иваново от 20 декабря 2013 года определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 4 июня 2014 года отменено. По делу принято новое решение, которым в удовлетворении требований о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, штрафа отказано.  

                                                                                            Определение № 33-1065/2014

 

Подсудность гражданских дел

 

1.6. Поскольку исковое заявление было принято судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, основания для передачи дела по подсудности в иной суд в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отсутствовали. 

 

А. обратился в суд с иском к ООО «Р.», Г. о взыскании ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Определением Ленинского районного суда г. Иваново от 24 июля 2013 г. исковые требования к Г. выделены в отдельное производство.

Определением Ленинского районного суда г. Иваново от 24 июля 2013 г. утверждено мировое соглашение между А. и ООО «Р.» и производство по делу прекращено.

Определением Ленинского районного суда г. Иваново от 17 января 2014 г. ходатайство представителя ответчика Г. о передаче дела для рассмотрения по существу по месту жительства ответчика – в Вичугский городской суд Ивановской области удовлетворено, дело передано на рассмотрение в Вичугский городской суд Ивановской области.

Рассмотрев дело по апелляционной жалобе А., Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда отменила определение районного суда, в связи с нарушением судом первой инстанции норм процессуального права, возвратив дело в Ленинский районный суд г. Иваново для рассмотрения по существу.

Направляя дело по иску А. к Г. о взыскании ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия по подсудности в Вичугский городской суд, суд первой инстанции со ссылкой на п. 3 ч. 2 ст. 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исходил из того, что гражданское дело по иску А. к ООО «Р.» о взыскании страхового возмещения прекращено, в связи с заключением мирового соглашения, при этом второй ответчик Г. проживает в гор. Вичуга. При таких обстоятельствах, учитывая заявленное представителем ответчика ходатайство о передаче дела по подсудности в суд по месту жительства ответчика, суд пришел к выводу, что данное дело было принято к производству с нарушением правил подсудности, в связи с чем выделенное в отдельное производство дело подлежит передаче в Вичугский городской суд Ивановской области - по месту жительства ответчика Г.

Между тем при рассмотрении ходатайства судом первой инстанции подлежала применению ч. 1 ст. 33 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 26 марта 2014 года определение Ленинского районного суда г. Иваново от 17 января 2014 года отменено, дело по иску А.  к. Г. о взыскании ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, возвращено в Ленинский районный суд для рассмотрения по существу.

                                                                                             Определение № 33-607/2014

 

II. Процессуальные вопросы

 

Оставление заявления без рассмотрения 

 

2.1. Если в производстве суда имеется возбужденное гражданское дело, не оконченное рассмотрением, заявление о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя следует оставить без рассмотрения по существу.

 

Определением Советского районного суда г. Иваново от 26.09.2013 года на основании абз. 8 ст. 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оставлен без рассмотрения иск Е. к В. о переносе постройки от границы земельного участка в связи с неявкой истца в суд по вторичному вызову.

13.03.2014 г. В. обратилась в суд с заявлением о взыскании судебных расходов по оплате услуг представителя в сумме 12000 руб.

Определением Советского районного суда г. Иваново от 07.04.2014 года заявление удовлетворено частично, с Е. в пользу В. взысканы судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 9000 рублей.

Рассмотрев частую жалобу Е., Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда пришла к выводу о том, что при рассмотрении заявления судом первой инстанции неправильно применены нормы процессуального права, и, как следствие, заявление В. разрешено преждевременно, поскольку определение суда от 26.09.2013 г. об оставлении иска Е. к В. о переносе постройки от границы земельного участка отменено, производству по делу возобновлено.

В соответствии с п. 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», в случае, когда по результатам рассмотрения частной жалобы, представления прокурора судом апелляционной инстанции отменяется определение суда первой инстанции полностью или в части по основаниям, предусмотренным ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с требованиями п. 2 ст. 334 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации передача процессуального вопроса, по поводу которого было вынесено обжалуемое определение, на новое рассмотрение не допускается. В таком случае суд апелляционной инстанции сам разрешает по существу конкретный процессуальный вопрос, по поводу которого было вынесено обжалуемое определение суда.

При таких обстоятельствах определение Советского районного суда г. Иваново от 7 апреля 2014 года судом апелляционной инстанции отменено, заявление В. о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя оставлено без рассмотрения.

  Определение № 33-1402/2014

 

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

1. Деятельность организатора лотереи с использованием информационно- телекоммуникационных сетей, основанная на случайности выигрыша при отсутствии призового фонда и лотерейных билетов, должна квалифицироваться судом как организация и проведение азартных игр посредством сети «Интернет».

 

Постановлением мирового судьи судебного участка № 2 Фурмановского района Ивановской области от 19 ноября 2013 года ООО «С.» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.1.1 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 700 000 рублей.

Решением судьи Фурмановского городского суда Ивановской области от 14 февраля 2014 года обжалуемое постановление оставлено без изменения. 

Постановлением заместителя председателя Ивановского областного суда от 3 июня 2014 года, вынесенным в результате рассмотрения дела по жалобе представителя общества с ограниченной ответственностью, поданной в порядке надзора, судебные акты нижестоящих судов оставлены без изменения.

Материалы дела и собранные доказательства свидетельствовали о том, что используемое организатором лотереи оборудование не отвечало требованиям лотерейного оборудования, лотерейных билетов, квитанций либо электронных лотерейных билетов с предварительно нанесенной на стадии изготовления лотерейной комбинацией участникам не выдавалось,  призовой фонд не был установлен, денежные средства в случае выигрыша выдавались непосредственно из аппарата, выигрыш определялся случайным образом, без участия оператора «лотереи». Кроме того, условия лотереи, организованной  лицом, привлеченным к административной ответственности, и ее описание, указанные в представленных защитником документах, не соответствуют тем действиям, которые осуществлялись с использованием данного терминала.

Исходя из положений Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 244-ФЗ                                "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" судом надзорной инстанции признан правильным вывод судьи городского суда о том, что игровым оборудованием являются устройства или приспособления, используемые для проведения азартных игр, а участниками лотереи с ее организатором фактически было заключено основанное на риске соглашение о выигрыше по правилам, установленным организатором азартной игры.

Таким образом, под видом распространения лотереи лицо, привлеченное к административной ответственности, по существу, осуществляло деятельность по организации и проведению азартных игр с использованием игрового оборудования, подключенного к сети «Интернет», что образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.1.1 КоАП РФ, правильно квалифицированного судом.

Постановление по делу № 4а-152/2014

 

2. Принцип недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела как общепризнанный принцип международного права в силу части 2 статьи 1.1 КоАП РФ подлежит применению и при пересмотре постановлений по делам об административных правонарушениях.

 

Постановлением мирового судьи судебного участка Савинского района Ивановской области от 15 мая 2014 года Г. привлечён к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.27 КоАП. 

Решением судьи Савинского районного суда Ивановской области от 16 мая 2014 года постановление мирового судьи оставлено без изменения. 

Заместитель председателя Ивановского областного суда, рассмотрев дело по жалобе лица, привлеченного к административной ответственности, отменил судебные акты нижестоящих судов в связи с существенным нарушением процессуальных требований.

Из материалов дела следовало, что дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.27 КоАП РФ, в отношении Г. по факту оставления места ДТП 3 мая 2014 года, первоначально было рассмотрено мировым судьей судебного участка Савинского района Ивановской области 4 мая 2014 года. 

По протесту прокурора постановление мирового судьи судьей Савинского районного  суда Ивановской области от 4 мая 2014 года отменено, дело возвращено на новое рассмотрение тому же мировому судье, который его повторно рассмотрел и 15 мая 2014 года вновь вынес постановление о привлечении Г. к административной ответственности по части 2 статьи 12.27 КоАП РФ.

Отменяя судебные акты, вынесенные мировым судьёй и судьёй районного суда по результатам повторного рассмотрения дела,  заместитель председателя Ивановского областного суда указал, что с учетом позиции Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 14 июля 2011 года № 1033-О-О и от 29 сентября 2011 года № 1298-О-О, беспристрастность и объективность судьи могут быть поставлены под сомнение в случае повторного его участия в рассмотрении дела после отмены первоначального судебного решения.

Поскольку по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом является неотъемлемым элементом права на справедливое судебное разбирательство, повторное участие судьи в рассмотрении одного и того же дела нарушает данный общепризнанный принцип международного права и является недопустимым.

Постановлением заместителя председателя Ивановского областного суда от 27 июня 2014 года постановление мирового судьи судебного участка Савинского района Ивановской области от 15 мая 2014 года и решение судьи Савинского районного суда Ивановской области от 16 мая 2014 года в отношении Г. отменены, дело об административном правонарушении направлено на новое рассмотрение мировому судье судебного участка № 1 Палехского судебного  района Ивановской области.

Постановление по делу № 4а-183/2014

 

3. Назначение дополнительного наказания за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ, в виде выдворения за пределы Российской Федерации признано несоответствующим положениям статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года.

Постановлением судьи Кинешемского городского суда Ивановской области от 16 апреля 2014 года П. признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа и административного выдворения за пределы Российской Федерации с содержанием  в специальном приёмнике УВД Ивановской области до исполнения постановления об административном выдворении за пределы Российской Федерации.

            Судья Ивановского областного суда, рассмотрев дело по жалобе лица, в отношении которого ведется административное производство, изменил постановление судьи нижестоящего суда, указав следующее.

            При решении вопроса о назначении в качестве меры наказания административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина необходимо учитывать положения статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года.

   Исходя из содержания указанной нормы международного права, которая в соответствии с положениями части 4 статьи 15, частью 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации подлежит применению в Российской Федерации, каждому лицу гарантировано право на уважение его семейной жизни. Вмешательство в осуществление этого права допускается лишь исключительно в интересах и целях, перечисленных в пункте 2 данной нормы.

            В ходе рассмотрения дела в отношении П., возражавшего против применения в качестве меры наказания административного выдворения за пределы Российской Федерации, судом установлен факт проживания на территории Российской Федерации членов его семьи – отца, являющегося гражданином Российской Федерации, а также фактической супруги, находящейся на момент рассмотрения дела в состоянии беременности.

   Несмотря на это, судьёй при назначении П. дополнительного наказания в виде выдворения не приведено в постановлении веских оснований, которые позволяют придти к выводу о том, что подобное решение не станет препятствием к реализации лицом, привлеченным к административной ответственности, права, гарантированного упомянутой статьёй 8 Конвенции, и принято для достижения целей, перечисленных в пункте 2 этой статьи. Мотивы, свидетельствующие об отсутствии у П. фактических семейных отношений и беременности совместно проживающей с ним женщины, а также  действительной необходимости назначения П. административного наказания в виде административного выдворения за пределы территории Российской Федерации, судьей приведены на основе не проверенных в судебном заседании обстоятельствах и носят предположительный характер.

С учётом этого и позиции П. обжалуемое судебное постановление решением судьи Ивановского областного суда от 22 мая 2014 года изменено путем исключения указания на применение наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации в виде принудительного и контролируемого перемещения через Государственную границу РФ за пределы РФ.

Решение по делу № 12-77/2014

 

4. Разрешая вопрос о привлечении к административной ответственности, суду необходимо учитывать, что совершение правонарушения, предусмотренного статьёй 15.14 КоАП РФ,  возможно только при наличии умысла виновного лица.

 

Постановлением руководителя Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Ивановской области от 2 декабря 2013 года Г. признан виновным в совершении двух административных  правонарушений, предусмотренных статьёй 15.14 КоАП РФ, и за каждое из совершённых  правонарушений ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 4000 рублей. 

Решением судьи Фрунзенского районного суда г.Иваново от 17 февраля 2014 года указанное постановление о привлечении Г. к административной ответственности за совершение двух административных правонарушений, предусмотренных статьёй 15.14 КоАП  РФ, оставлено без изменения.

Рассмотрев дело по жалобе лица, привлеченного к административной ответственности, судья Ивановского областного суда счел постановление должностного лица и решение районного суда подлежащими отмене по следующим основаниям.

Материалы дела, в частности, составленные в отношении указанного лица протокол  и постановление об административном правонарушении, содержали категоричные выводы о неосторожной форме вины лица, привлеченного к административной ответственности. Данные выводы подтверждались полученными в судебном заседании показаниями представителя уполномоченного органа, вынесшего обжалованное постановление об административном правонарушении.

Исходя из того, что конструкция состава административного правонарушения, предусмотренного статьёй 15.14 КоАП РФ, предусматривает  возможность его совершения с субъективной стороны только при наличии умысла, судья Ивановского областного суда указал, что указанные обстоятельства исключают наличие в деяниях Г. состава административного правонарушения, предусмотренного данной административно-правовой нормой и свидетельствуют о необходимости отмены вынесенного в отношении него постановления.

Вместе с тем, данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, судьёй районного суда при рассмотрении дела по жалобе Г. не учтены, однако возвращению дела на новое рассмотрение препятствовало истечение срока привлечения к административной ответственности к моменту рассмотрения дела областным судом.

Решением судьи Ивановского областного суда от 3 апреля 2014 года постановление руководителя Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Ивановской области от 2 декабря 2013 года и решение судьи Фрунзенского районного суда г. Иваново от 17 февраля 2014 года отменены,  производство по делу прекращено на основании пункта 6 статьи 24.5 КоАП РФ.

Решение по делу № 21-56/2014

           

5. Административное правонарушение, выразившееся в изменении первоначального облика объекта культурного наследия, является длящимся, а срок давности по нему в соответствии с положениями частей 2, 3 статьи 4.5 КоАП РФ начинает течь со дня его обнаружения и равен одному году.

 

Постановлением судьи Приволжского районного суда Ивановской области от 3 апреля 2014 года в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 7.13 КоАП РФ, в отношении Ш.

Судья Ивановского областного суда, рассмотрев дело по жалобе должностного лица Департамента культуры и культурного наследия Ивановской области, решением от 17 июня 2014 года отменил постановление судьи районного суда последующим основаниям.

Из содержания обжалуемого судебного постановления следовало, что судья, рассматривая дело об административном правонарушении по части 1 статьи 7.13 КоАП РФ, пришел к выводу о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Ш. в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.  Вместе с тем, часть 1 статьи 7.13 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, за исключением выявленных объектов культурного наследия, нарушение режима использования земель в границах территорий объектов культурного наследия, за исключением выявленных объектов культурного наследия.

Руководствуясь разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенными в пункте 14 Постановления от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", раскрывающими понятие длящегося правонарушения,  судья областного суда указал, что административное правонарушение, выразившееся в нарушении требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, является длящимся. Следовательно, срок давности привлечения к административной ответственности за совершение данного правонарушения в соответствии с положениями частей 2, 3 статьи 4.5 КоАП РФ начинает течь со дня его обнаружения и равен одному году.

Поскольку к моменту рассмотрения дела указанный срок не истек,  решением судьи Ивановского областного суда от 17 июня 2104 года  обжалуемое постановление отменено, жалоба должностного лица Департамента культуры и культурного наследия Ивановской области удовлетворена, а материалы дела направлены на новое рассмотрение в тот же суд иному судье.

Решение по делу № 12-60/2014

 

6.  Противоречивая оценка  одних и тех же доказательств, исследованных судом при разрешении вопроса о привлечении к административной ответственности различных участников одного события, не допустима и является основанием к отмене судебного постановления.

 

Постановлением судьи Лежневского районного суда Ивановской области от 16 апреля 2014 года Я. была подвергнута наказанию в виде штрафа в сумме 500 рублей за совершение правонарушения, предусмотренного  частью 1 статьи 20.1 КоАП РФ.

В результате рассмотрения  дела по жалобе указанного лица судьёй Ивановского областного суда названное постановление отменено в связи грубыми нарушениями судьёй районного суда требований статьи 26.11 КоАП РФ.

Из материалов дела усматривалось, что основанием для привлечения Я. к административной ответственности  явилось её участие в конфликте, произошедшем между ней и Д. с одной стороны, и Ш. – с другой, в ходе которого Я. выражалась грубой нецензурной бранью в адрес Ш., чем оскорбляла человеческое достоинство  и общественную нравственность. Между тем, судьёй областного суда установлено, что в тот же день тем же судьёй вынесено постановление о прекращении производства по аналогичному делу об административном правонарушении, предусмотренном той же административно-правовой нормой, в отношении другого участника того же конфликта – Д. При этом объяснения лица, в отношении которого велось административное производство, о том, что в ходе возникшего конфликта ни она, ни Я. в адрес потерпевшей нецензурно не выражались, получили оценку суда и были положены в основу принятого решения об отсутствии в действиях Д. нарушения общественного порядка.

Однако при рассмотрении дела об административном правонарушении по части 1 статьи 20.1 КоАП РФ в отношении Я. аналогичные объяснения Д. получили критическое отношение судьи. Кроме того, из анализа судебных решений, постановленных одним и тем же судьей в один день, усматривалось, что в их основу положены абсолютно разные показания свидетеля Г., а установленные неприязненные отношения между Ш. и Д. в каждом из постановлений трактованы судьёй по-разному. 

Таким образом, вывод судьи о том, что показания Д. недостоверные, противоречит позиции этого же судьи по аналогичному делу в отношении самой Д., постановление по которому вступило в законную силу.            

На основании изложенного судья Ивановского областного суда счёл, что   доказательства по делу об административном правонарушении в отношении Я. в постановлении приведены не объективно, исследованы и оценены судьей с нарушением требований КоАП РФ, вследствие чего обжалуемое постановление подлежит отмене в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно было вынесено.

Решением судьи Ивановского областного суда от 5 июня 2014 года постановление судьи Лежневского районного суда Ивановской области от 16 апреля 2014 года отменено,  производство по делу прекращено.

Решение по делу № 12-66/2014

 

7. Оплата труда переводчика, участвовавшего в процессе рассмотрения дела об административном правонарушении, должна производиться из расчета полного часа работы и количества печатных знаков, содержащихся в тексте, требующем перевода.

 

Индивидуальный предприниматель А. обратился в Октябрьский районный суд  г. Иваново с заявлением о выплате вознаграждения переводчика за осуществление устного и письменного перевода при рассмотрении тем же судом дела об административном правонарушении. Просил суд произвести оплату его труда из средств федерального бюджета из расчета одного часа устного перевода и трех страниц письменного текста.

Определением судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 19 марта 2014 года заявление переводчика удовлетворено частично: оплата труда переводчика исчислена судьёй, исходя из длительности судебного заседания, составившей 30 минут, и объёма переведенного текста в количестве двух страниц. 

Рассмотрев дело по жалобе переводчика, судья Ивановского областного суда изменил определение судьи районного суда, указав следующее.

В соответствии с пунктом 20 «Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 года N 1240, размер вознаграждения, выплачиваемого переводчику за исполнение им своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства (за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись им в порядке служебного задания) определяется судом из расчета:

а) не более 700 рублей в час за устный, синхронный и последовательный перевод с учетом фактических затрат времени;

б) не более 1500 рублей в час за устный, синхронный и последовательный перевод редких западноевропейских и восточных языков (венгерский, финский, шведский, датский, норвежский, голландский, японский, китайский) и других языков стран Азии, а также Африки - с учетом фактических затрат времени;

в) не более 200 рублей за один лист (1800 печатных знаков) письменного перевода текста (материалы уголовного или гражданского дела, судебные акты);

г) не более 400 рублей за один лист (1800 печатных знаков) письменного перевода текста, изложенного на редких западноевропейских и восточных языках (венгерский, финский, шведский, датский, норвежский, голландский, японский, китайский) и других языках стран Азии, а также Африки (материалы уголовного или гражданского дела, судебные акты);

д) не более 1000 рублей в час за сурдоперевод с учетом фактических затрат времени.

Ввиду отсутствия законодательно установленных норм оплаты труда переводчика судья областного суда признал верным руководство судьёй районного суда по аналогии закона требованиями указанного Положения, вместе с тем указал, что за единицу измерения  количества устного перевода вне зависимости от длительности судебного заседания необходимо применять полный час, а подсчет листов печатного текста, требующего перевода, должен осуществляться, исходя из количества печатных знаков в тексте.

Поскольку согласно сервису «Статистика» программы Microsoft Word 2003, количество печатных знаков в тексте, переведенном заявителем, в пересчете на количество страниц согласно требованиям Положения составило 2,79 страниц, судья Ивановского областного суда счел необходимым исчислять размер переведенного текста в количестве трёх страниц, а объём произведенного устного перевода  в количестве одного полного часа.

Решением судьи Ивановского областного суда от 3 апреля 2014 года определение судьи Октябрьского районного суда г. Иваново от 19 марта 2014 года изменено, жалоба переводчика удовлетворена, в связи с произведенным перерасчетом оплата его труда установлена в заявленном им размере.

 Решение по делу № 12-51/2014

 

 

Отдел систематизации законодательства и аналитических обобщений